Новая газета
VK
VK
Twitter
Рязанский выпуск
№20 от 31 мая 2018 г.
Где заканчиваются кавычки?
 В Музее истории молодежного движения работает выставка двух мастеров абстрактного искусства

Мировой разум Википедии определяет абстракционизм как направление искусства, отказавшееся от приближенного к действительности изображения. Хотя, где кончается реалистичное и начинается абстрактное, тоже вопрос. Любой близорукий человек расскажет, что стоит только снять очки и такой конкретный зримый мир тут же превращается в хаотичное нагромождение совершенно отвлеченных линий, плоскостей, текстур и цветовых пятен. И кто скажет, что это не действительность?.. По сути, реальность непостижима. И недостижима. Человеку лишь остается пробовать разные инструменты. Например, краски и кисти. Или фотоаппарат. Результат одного такого видения представлен в Музее истории молодежного движения на выставке Сережи АДАМОВА (живопись) и Андрея ПАВЛУШИНА (фото) «АБСТРакция 62».



За последние годы Адамов и Павлушин стали постоянными арт-резидентами Музея истории молодежного движения. Первая их совместная выставка на этой площадке состоялась в июне 2011 года и объединила скульптуры Адамова и фотопутешествие Павлушина по скульптурным формам. Позже в 2014 году проект получил продолжение и был представлен в московской галерее D.E.V.E. на Болотной набережной. В июне 2016 года скульптура и фотография составили единую экспозицию «Жизнь до цифры», вошедшую в выставочный проект «Диалоги».

Открытие очередной выставки пришлось на 19 мая и оказалось приуроченным к Международной акции «Ночь в музее 2018».

НОЧЬная программа в Музее молодежи стартовала с эмоционального выступления детского фольклорного коллектива «Зоряночка» и дальше пошла по нарастающей: 30-летняя история музея на выставке «Назад в будущее», мастер-класс Галины Виноградовой по современной хореографии, поэтический блиц-концерт Сергея Писаки, кинопоказ фильмов Дмитрия Губерниева «Мое Советское Детство».

«АБСТРакция 62» гармонично вписалась в яркое НОЧЬное полотно Музея молодежи. А эстафетную палочку подхватил джаз-квартет «Трансформер» Станислава Глушенкова, преобразовав художественную экспрессию в музыкальную.

В экспозицию «АБСТРакции 62» вошли 150 живописных и фоторабот. Картины Адамова выполнены в едином формате: небольшой квадрат 20 на 20. Как пояснил автор, такой стандарт был принят в начале нулевых на ежегодных выставках в Копенгагене, где художник (живущий с 1990 года в Дании) принимал участие. Кроме того, именно с таким размером соотносится для него и комфортная степень работы с инструментом.



Длина кисти, способ, которым художник ее держит, и амплитуда движений – вещь индивидуальная для каждого мастера. Кто-то задействует только мелкие мускулы кисти руки и пальцев. Швейцарский художник-кубист Альберто Джакометти, например, и вовсе привязывал кисть к палке, удлиняя ее древко насколько это возможно и стараясь тем самым свести к минимуму контроль над наносимыми им мазками. Демонстрируя свою технику письма, Сережа Адамов показывает работу плечевого сустава. И энергию этого движения, свое позитивное восприятие мира художник, не расплескивая, сосредоточивает на малом формате.



Более того, в этом оказался особый интерес: думать и излагать в заданном масштабе. В таких строгих рамках авторы выставки смогли представить своеобразную лекцию о современном абстракционизме: цветовая экспрессия, геометрические формы, искаженная фигуративность, пастозные мазки и тонкая лессировка, фотофрагменты скульптурных работ и ракурсный свет.

В экспозиции живопись и фотография спорят и поддерживают друг друга. Работы Адамова и Павлушина лишены инертной вещественности. Беспредметные композиции самодостаточны. Здесь цвет – концентрация мысли и эмоций. И там, где Павлушин переходит на строгий монохром, Адамов оттеняет его сочной палитрой. А рельефные мазки противопоставляются летучести фотографических изображений. 

Фотоабстракции Андрея Павлушина создаются не компьютерной обработкой, а фотографическими приемами. Его абстракция естественная, а не искусственно рожденная. Зуммирование с одновременной проводкой аппарата на длительной выдержке создает эффект движущегося пространства. А резкая точка в нем позволяет расставить акценты. Так создавались серии «музыкальных» фотографий: «Мелодия», «Предвкушение концерта», «Повелитель стихий». В макросъемке орхидеи фотограф видит «Коварных эльфов», в языках пламени – «Рок-н-ролл». И, экспериментируя световой кистью, «рисует» скользящими линиями обнаженного женского тела абстрактное ню.



В буклете, изданном к выставке, авторы предупреждают: «Сейчас что бы ты ни делал, неизбежно кого-то цитируешь, осознанно или нет. И стоит с иронией относиться к тому, что цитируешь и как. Главное, постараться втиснуться с чем-то своим между кавычками цитат».



Каждый зритель волен сам осмысливать феномен интертекстуальности данной выставки. И отыскивать места, где открываются и закрываются кавычки. Одну из таких цитат на открытии выставки Адамов предложил сам, вспомнив слова Пикассо о том, что «настоящие художники – Рембрандт, Джотто, а я лишь клоун; будущее в искусстве за теми, кто умеет кривляться». А любому цирковому хорошо известно, что клоунада – один из самых серьезных и сложнейших жанров.

Выставка «АБСТРакция 62» в Музее истории молодежного движения (Рязань, ул.Свободы, 79) продлится до 5 июля.