Новая газета
VK
VK
Twitter
Рязанский выпуск
№04 от 30 января 2020 г.
Свежие новости
Судебно-полицейское бессилие
 Жильцы пятиэтажки в Московском районе Рязани годами тщетно борются с квартирой-наркопритоном. Его хозяйка коллекционирует судимости и отделывается условным сроком

В региональных СМИ довольно часто появляются сообщения о закрытии наркопритонов и передаче в суд дел их организаторов. И только соседи «нехороших квартир» знают, что притон не исчезнет, а организатор вскоре вернется из отделения полиции, затем получит в суде условный срок и примется за старое. Вонь в подъезде от наркотического варева, грязь, ночной шум и скандалы, постоянный ужас от осознания того, что твоего ребенка может встретить в подъезде клиент соседней квартиры, – так живется в домах с наркопритонами. Употребление наркотиков само по себе – не преступление, наркозависимый – больной человек, нуждающийся в длительном лечении, но соседям от этого не легче. К чему приводит соседство с наркопритонами, разбиралась Екатерина Вулих.

В нирвану через вену

Наркоман со стажем спокойно спал в своей квартире на первом этаже одного из домов по улице Великанова. В это время другой наркозависимый поднялся тремя этажами выше, взял в известной на всю округу квартире дозу и влез в раскрытое окно первого этажа, чтобы употребить в комфортных условиях. То ли зелье было некачественным, то ли незнакомец не рассчитал дозу, но кайф оказался недолгим – мужчина умер. Через какое-то время очнулся хозяин квартиры и обнаружил на соседнем кресле труп незнакомца. Хозяин так проникся состраданием к покойному, что через определенное церковными канонами время решил помянуть безвременно ушедшего из жизни и позвал на сороковины друга. Они «вмазались» и отправились в нирвану. 

Пришедшая проведать наркомана (у которого от длительного употребления случилась инвалидность сразу по нескольким заболеваниям) родственница на этот раз обнаружила в квартире два «трупа», которые при ближайшем рассмотрении оказались не покойниками, но очень близкими к этому состоянию. Врачи скорой помощи быстро откачали гостя при помощи инъекции, но никак не могли найти вену на теле хозяина нехорошей квартиры. Дело стремительно двигалось к логичной развязке, но «воскрешенный» приятель выхватил у медиков шприц с лекарством и ввел его в вену наркозависимого инвалида. «Спокойно, работает профессионал!», – выдавил из себя кто-то из удивленных врачей. Инвалид раскрыл глаза, увидел в квартире кучу незнакомых людей вместе с родственницей и высказал все, что о них думает: «Такой кайф сломали!»

Пока не покойники

Это не байка, это – привычные будни вышеупомянутого дома. К слову, к наркозависимому с первого этажа у соседей особых претензий нет – из квартиры не выходит, ведет себя тихо, иногда «развлекает» соседей подобными приключениями. Гораздо хуже обстоит дело с наркопритоном на четвертом этаже, в который идут и идут клиенты обоих полов и всех возрастов – худые, пошатывающиеся, прячущие лица. Хозяйка в нем 25-летняя особа, за которой примерно раз в месяц приходят люди в погонах. Заберут – у всего подъезда праздник, жильцы радуются и надеются на чудесное избавление. Но через несколько часов хозяйка нехорошей квартиры возвращается и смеется в лицо соседям: «Отвалите, мне ничего не будет!»

Оплеуха вместо срока

«Сотрудники Управления по контролю за оборотом наркотиков УМВД России по Рязанской области совместно с коллегами из отдела МВД России по Московскому району Рязани пресекли деятельность наркопритона, расположенного в одном из домов на улице Великанова.

Оперативники УНК УМВД России по Рязанской области заметили рядом с одним из домов на улице Великанова характерную активность молодых людей. В подъезде, в который оживленно наведывались различные молодые люди, проживала 25-летняя рязанка. Ранее она была судима за преступление, связанное с незаконным оборотом наркотиков.

В ходе проверки полицейскими было установлено, что 25-летняя рязанка организовала в своей квартире притон для употребления наркотических средств синтетического происхождения. Полицейские пресекли деятельность наркопритона. Во время осмотра жилища сотрудники полиции обнаружили и изъяли наркотические средства и предметы для употребления наркотиков синтетического происхождения.

В отношении злоумышленницы возбуждено уголовное дело по ч. 1 ст. 232 УК РФ, по которой предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок до 4-х лет», – сообщение появилось на сайте регионального УМВД 7 января этого года. 

Как и прежде, радость соседей быстро сменилась чувством безнадеги: дама вернулась домой, через несколько дней в ответ на замечание навешала оплеух пожилой соседке, а ее приятель разбил в подъезде окно. 

Сначала соседи заподозрили наличие «крыши» в самых-пресамых высших полицейских кругах, потом разобрались: как раз полиция реагирует на их сигналы и даже забирает наркоторговку для разбирательств, затем передает материалы в суд, и возвращается соседка с очередной «условкой» уже из суда. Судимостей у 25-летней дамы – аж целых три, и все сроки условные. Их она получила по уголовным статьям за хранение наркотиков и дважды – за организацию притона.

Торговля через дыру

– Мы живем в каком-то своем аду, – говорит одна из соседок. – У нас бывает такое: часть наркоманов копается во дворе, ища «закладки», часть ломится к нашей торговке в квартиру. У нее в двери заткнутая чем-то дырка вместо глазка, она через эту дыру торгует. За что нам это? Все ищут выход, кто-то хотел продать квартиру, но покупатели как увидели подъезд, так и сбежали. 


Окно продаж в наркопритоне на улице Великанова

Бежать есть от чего: периодически с четвертого этажа во двор прилетают свертки с запрещенными препаратами – это еще один способ продажи. По всей видимости, ей на счет переводят деньги, она сбрасывает товар тем, кто не в силах преодолеть несколько лестничных пролетов.

Сотрудник пресс-службы УМВД России по Рязанской области Дмитрий Макаров заверил: эту «точку» хорошо знают и в Управлении по контролю за оборотом наркотиков, и в отделе полиции Московского района.

– Сотрудники полиции держат этот адрес на контроле, делают все возможное, чтобы пресечь торговлю запрещенными веществами в этом доме, – заверил он. 

Но жители уже не верят ни полиции, ни прокуратуре, ни судам. Они уже писали жалобы и в полицию, и в другие ведомства, но им ничего обнадеживающего не ответили. Они готовы собрать подписи под обращениями к губернатору и, как водится, к Путину, с требованием оградить сотни законопослушных граждан от беспредела, который «развела» одна судимая особа. 

– За сто первый километр надо, как раньше! – возмущается старшее поколение. – Это же ненормально: одним жить спокойно не дает, другим эту самую жизнь сокращает. 

Насчет «сто первого километра» – это вряд ли, а на принудительное лечение – это было бы вполне законно. Но для лечения нужно ее добровольное согласие и деньги, а их нет и не предвидится. По словам соседей, эту квартиру наркоторговке купила мама: не смогла справиться и убрала «с глаз долой». 

Два трупа в одной халупе

До мая 2017 года жильцы дома № 3 по улице Либкнехта так же страдали от наркомана с теми же тремя условными сроками. Он тоже варил наркотические смеси на своей кухне, а в один из дней огрел по голове ветерана Второй мировой и ограбил его, после чего спрятался в своей квартире. Полицейские заподозрили, что он скрывается дома, но почему-то не стали вскрывать дверь, а попросили пенсионерку Татьяну Пришвину из соседней квартиры сообщить, когда наркоман выберется из своего укрытия. Та несколько раз звонила: мол, сосед выходит из своей квартиры по ночам, можно «брать», но он так и оставался на свободе. 


Плита наркомана в квартире на улице Либкнехта

Через какое-то время 63-летняя женщина пропала. Ее супруг Александр Пришвин вернулся домой – нет жены. Телефон оставлен на постели, дверь закрыта на четыре оборота – Татьяна Филипповна никогда так не делала. Пришвин сразу же поделился с полицией: вероятно, она в квартире наркомана, он мстит ей за согласие сотрудничать с полицией, ее нужно срочно спасать! Оперативной реакции не последовало: пока обзвонили все больницы и морги, пока подумали, что делать… Дверь в квартиру наркомана выломали лишь через двое суток – да и то после обещания Пришвина сделать это самостоятельно. Там и обнаружили два тела: убитой пенсионерки и маргинала, который от испуга (или адских галлюцинаций) свел счеты с жизнью. Александр Иванович не знает, как с этим жить: он заходил в ту квартиру и видел оба тела. Труп его жены убийца затащил в ванную комнату, больше похожую на помойку. Он говорит, что соседу, вероятно, было легко справиться с Татьяной Филипповной: она была невысокого роста. 


Татьяна Филипповна незадолго до гибели

– Если бы ему не «рисовали» условные сроки, если бы полицейский не разговаривал с ней на лестничной клетке – там, где наркоман все слышал из-за своей двери, если бы его вовремя задержали, выбив дверь, если бы вовремя вскрыли его дверь, когда пропала жена – слишком много «если бы», но мою жену уже не вернуть, – делится Пришвин срывающимся голосом. 

Когда Фемида отдыхает

Он уверен, что в смерти супруги виноваты именно судебные органы, полиция и ведомство исполнения наказания: сотрудники УФСИН обязаны были контролировать и корректировать образ жизни условно осужденного, который около двух лет не приходил отмечаться; сотрудник полиции обязан был позаботиться о безопасности пенсионерки и обсудить совместные действия хотя бы за закрытыми дверьми, вдалеке от ушей подозреваемого в ограблении. У Пришвина накопилась масса вопросов, за ответами на которые он отправился в суд. Почему сотрудники полиции не вскрыли дверь уже осужденного на условный срок, подозреваемого в тяжком преступлении – не хватило полномочий или желания? Почему сразу же не выбили дверь в наркопритон, когда стало известно об исчезновении его пожилой супруги? 


Татьяна и Александр Пришвины

– Суд отклоняет все мои ходатайства о предъявлении доказательств непрофессионализма и халатности сотрудников правоохранительных органов, а представители УМВД и УФСИН сидят и ухмыляются. В декабре прошлого года я проиграл суд, но подал на апелляцию. Однажды ходил к уполномоченному по правам человека в Рязанской области, меня встретил юрист и словно оплеуху отвесил: «А, так вы хотите моральную компенсацию получить – нажиться за счет бюджета?», – еле удерживаясь от крепких слов, рассказывает Пришвин. – Почему так получается: человеческая жизнь у нас не ценится вообще, а дверь в наркопритон выбить нельзя – закон не позволяет. Такое отношение к людям – кривое, бездушное.

Его память хранит не только картинку, увиденную после вскрытия соседней квартиры, но и плиту, на которой варили «ширево». Она была вся искореженная и залита химикатами, ими же была заполнена до краев раковина. Если бы не смерть хозяина, жильцы всем подъездом могли бы отправиться к праотцам – либо взорваться, либо сгореть. Но это не волновало тех, кто должен был курировать осужденного условно уголовника. 

Пришвин считает, что Татьяна Филипповна погибла как герой, ведь она единственная из подъезда взялась помогать полицейским, хотя наркоман отравлял жизнь всему дому. Но прежде всего свел в могилу приемных родителей и бабушку. Теперь бывший наркопритон купила молодая семья. Супруги вряд ли знают, что произошло в их квартире три года назад, они просто удивляются, как так можно было загадить жилье, и делают нескончаемый ремонт.  

Без комментариев 
 
Из отчета временно исполняющего обязанности начальника УМВД по Рязанской области Сергея ЛЕБЕДЕВА перед депутатами Рязанской областной Думы 21 марта 2018 года:



– Основным итогом 2017 года является тот факт, что органы внутренних дел региона при ощутимой поддержке органов власти и управления по-прежнему уверенно контролируют оперативную обстановку и эффективно противостоят преступным проявлениям на территории Рязанской области. Но главным и самым объективным критерием оценки для нас является мнение граждан. <...> Главным положительным результатом работы руководства и личного состава органов внутренних дел Рязанской области является стабильный рост доверия населения к полиции: в 2017 г. зафиксировано увеличение этого показателя до 59%.

– В 2017 году на территории Рязанской области <...> существенно снижено количество тяжких и особо тяжких преступлений – на 12%. Заметно меньше совершено посягательств против жизни и здоровья граждан, в том числе не допущено роста числа умышленных убийств. 

– В целях реализации Стратегии государственной антинаркотической политики выполнен комплекс мер по противодействию незаконному обороту наркотиков, сокращению предложения и спроса на них. Но усилий только органов полиции недостаточно: необходима продуманная агитационно-пропагандистская кампания с применением всех современных форм воздействия на сознание людей...

– Основная нагрузка ложится на участковых уполномоченных. <...> Во многом благодаря участковым на 15% сократилось количество совершенных преступлений на бытовой почве, включая убийства и умышленные причинения тяжкого вреда здоровью.

Только цифры

В 2019 году в России сократилось количество преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков, на 5% и составило 190,1 тыс., из них тяжких и особо тяжких – 143,2 тыс. 

Систематически употребляют наркотики около 3,4% россиян – порядка 5 млн человек.

К середине декабря 2019 года в Рязанской области специалисты выявили 13 школьников, употребляющих наркотики. Всего было обследовано более 15 тысяч подростков.

Фото предоставлены героями публикации

P.S. Когда материал был готов к публикации, редакции сообщили: «Наркоторговку с улицы Великанова забрали, мы спим спокойно уже несколько ночей». Надолго ли – пока никому не известно. 
Екатерина ВУЛИХ