Новая газета
VK
VK
Twitter
Рязанский выпуск
№42 от 29 октября 2020 г.
Свежие новости
Источник волшебства
 Незаурядный фотограф, русский интеллигент и скромный труженик Владимир Илюхин в воспоминаниях неравнодушных рязанцев

28 октября журналисту Владимиру ИЛЮХИНУ исполнилось бы 75 лет. Его нет с нами уже три года, но такое ощущение, что он так или иначе присутствует в жизни каждого, кто был знаком с ним. Об этом говорят те, кому посчастливилось общаться с Владимиром, кого он фотографировал, с кем дружил. Если кто-то готовит к публикации очередную книгу, то из массы своих снимков пытается выбрать илюхинские работы, потому что его портреты – особенные по выразительности и настроению, по разработке образа, которая отличала именно этого мастера от его коллег по фотоделу.



Поэтому вдвойне приятно, что сегодня делятся воспоминаниями о нем люди, которые знали его не так много, но даже за очень короткий период общения Владимир Дмитриевич смог навсегда оставить о себе добрую память.
    
Александра СИМУТОВА, скрипачка:



– Владимир Дмитриевич оказался очень требовательным фотографом, переснимал по нескольку раз то, что уже было сделано, добивался нужной ему эмоции, теплоты взгляда, необходимого ракурса. Мы встретились в музыкальном колледже, куда он специально приехал на съемку. Я и не думала, что все будет настолько серьезно. Он ставил передо мной определенные задачи и сверхзадачи и требовал их выполнения. Было даже интересно, как будто я работала в театре с режиссером. Дотошный он в работе. И очень спокойный при этом. Молчаливый, сдержанный. Говорил очень тихо, но акцентно. В его работе не было суеты. Он тихо делал свое дело, умело добиваясь того, что уже видел в своем воображении.
    
Елена ИВЧИНА, преподаватель математики Рязанского колледжа электроники: 



– Встреча была спонтанной. Подошел мужчина. И знаете, бывает такое у людей – глаза! – через которые ощущался свет души и богатейший внутренний мир. Это завораживает. Разговорились. Прекрасный собеседник. Начитан, эрудирован. И речь – редкая сейчас речь – классического интеллигента. Негромкая, спокойная, и в каждой фразе – смысл. А когда после фотосессии просматривала фото – он предстал с другой стороны – Мастер. Вроде были в обычном парке с обычными деревьями, а в кадре – красота, волшебный мир природы. Как?! Ему удавалось превращать с помощью фотоаппарата обычное в прекрасное. И запоминающееся. Главное событие того дня, как говорили в одном старом фильме, – «он подарил мне меня». Я пришла скованной и неуверенной в успехе дела. Ну какая из меня героиня сессии? А ушла свободной и уверенной в себе. С того дня и навсегда. Никогда такого не забыть.

Лидия ЛЕЛЁКИНА, преподаватель кафедры русского языка РГУ им. С.А. Есенина:



– Праздник Славянской письменности в университете для нас, «старой гвардии» преподавателей, всегда был важным событием. И приятно, когда СМИ проявляют к нему заинтересованность. Я помню Владимира Илюхина. Невольно засмотрелась на его работу. Это был не просто выезд на задание редакции. Это была еще и увлеченность! Реакция лица на выступления ведущих, на номера художественной самодеятельности. Человеку явно не было все равно, он был поглощен процессом, словно пропуская через душу это мероприятие. И фоторепортаж получился прекрасный. От каждого фото веяло теплом. Оказывается, он и сам был гуманитарием – прекрасно писал, очень четко, ясно и грамотно излагал свои мысли. Его приятно было слушать, потому что сегодняшняя русская речь вызывает даже не отвращение, а глубокую скорбь. Владимир Дмитриевич прекрасно знал и любил русскую литературу и был достойным носителем великого русского языка, которой потихоньку исчезает, несмотря на все поправки, сделанные к его защите.

Людмила ВАСЮТИНА, поэт:



– Владимир Илюхин стал для меня и другом, и большим авторитетом в области фотографии. Именно он сделал фотографию для моей первой книги стихов, написав предисловие к ней: «Терпкое вино Людмилы Васютиной».

И все знаковые события в городе оставались на снимках Володи. Удивительно сейчас пересматривать их. Он умудрялся остановить мгновение в самом выгодном варианте для человека, которого снимал, мог схватить и передать его характер. При этом Володя был чрезвычайно тактичен, приятен в общении, вежлив. И главное – обязателен. То ли проявлялась его военная выправка, то ли это было врожденным свойством его очень ранимой души. Его уход стал для нас полной неожиданностью, потому что никогда он ни на что не жаловался. Потом мы узнали и об обширном инфаркте, и об операции по удалению тромба, когда машина скорой помощи отвезла его сразу на операционный стол. Я рада, что успела сказать ему много добрых слов при жизни. И верю в то, что он услышит и эти мои слова. Обязательно услышит все наши добрые слова о нем, потому что они очень искренние. Наступает время, когда хочется вспомнить и помянуть добрым словом дорогих тебе людей. Они ушли, но живы в твоей памяти. Добрый свет оставил в моей жизни Володя – фотографиями, которые живут теперь своей отдельной жизнью, не давая забыть о ее прекрасных мгновениях, среди которых была и счастливая встреча с Владимиром Илюхиным.

 Анжела РАМОНОВА, падчерица:



– Владимир Дмитриевич появился в нашей семье, когда мне было восемь лет. Дети в этом возрасте обычно дичатся, но он умел расположить к себе, был внимательным и добрым. Интересовался школьными делами, помогал учиться, особенно по русскому языку и литературе, потому что блестяще знал эти предметы, грамотно писал и говорил. Он был человеком разносторонних интересов, но специфика его работы мешала уделять мне много времени. Помню, что меня это очень расстраивало, потому что общение с ним всегда было интересным и содержательным. Особенно это понимается сейчас, когда человека не стало. Добрые воспоминания о нем останутся со мной на всю жизнь. Я пересматриваю его фотографии в семейных альбомах и поражаюсь, с какой любовью они сделаны. Чем больше проходит времени, тем острее ощущаешь, как тонко он мог подметить нюансы, раскрыть образ портретируемого, уловить настроение человека, с которым работал. Сегодня особенно ощутима потеря этого человека. Общения с ним не хватает и моим друзьям, которым посчастливилось с ним встретиться. Его портреты оказались лучшими среди множества теперешних фотоснимков, которые каждый имеет в своих архивах. Но ведь всегда можно отличить работу мастера от обыденных фоторабот. 

Останутся в моей памяти и интересные беседы с Владимиром Дмитриевичем. Именно он привил мне любовь к театру, который сам очень любил, более десяти лет отыграв в народном драматическом коллективе под руководством Игоря Николаевича Голованова – артиста нашего драмтеатра. Я много слышала об этом периоде его жизни. Он показывал этюды, читал наизусть русскую классику. Очень хорошо у него получалась Баба Яга, в которую он талантливо перевоплощался. Мне повезло, потому что встретился в моей жизни такой человек – настоящий родной, пусть не по крови, но по духу, а это – самая сильная привязанность. И я сожалею о нем как о родном человеке, духовно мне близком. Он всегда дарил мне книги: Чехова, Куприна, которого любил сам, Толстого. А сейчас жизнь моя стала намного беднее и бледнее именно потому, что не хватает хорошего, доброго, интересного общения. Собеседника умного не хватает. 

Наталия МАКАРОВА, музыкант, почетный работник среднего профессионального образования, преподаватель Рязанского музыкального колледжа им. Пироговых:



 – Владимир Дмитриевич – замечательный фотограф-художник. Его снимки отмечены яркой индивидуальностью, умением точно подмечать характер «персонажа» или неповторимость ситуации. В нем, на мой взгляд, жила жажда познания всего «самого-самого». Владимиру Дмитриевичу были интересны не только способности и талант музыкантов, которых он фотографировал, но и их характеры, детали поведения, потому что в них с каких-то других сторон открывалась и сама личность, показывая то, что невидимо с первого взгляда. Фотограф, по роду своей профессии, видит очень многое. Отсюда и невероятное количество снимков, которые есть у каждого профессионала. Я бы назвала его осколком той русской интеллигенции, которую выжигали «каленым железом», но так и не выжгли полностью. Он отдавал нам все свои знания, наблюдения, душевную щедрость. Улыбнемся и вспомним этого милого, скромного человека. Пусть наша улыбка будет памятью чуткому сердцу и большому таланту.

Очень больно писать, говорить, думать о добром человеке в прошедшем времени. Но печаль становится светлой, когда разных людей, не знакомых друг с другом, смог объединить сегодня один человек. И пусть не всем он был другом, кого-то знал мимолетно, но благодаря своей человечности, душевной чуткости, бесспорному таланту и интеллигентности он остался в памяти каждого, кому посчастливилось с ним пообщаться. 

Владимиру Илюхину могло бы исполниться семьдесят пять лет, но судьба распорядилась иначе… Вечная ему память.
Ольга МИЩЕНКОВА