Новая газета
VK
VK
Twitter
Рязанский выпуск
№30 от 29 июля 2010 г.
Свежие новости
Силовые решения
Рязанские правоохранительные структуры не дают политикам почувствовать себя полноценными хозяевами региона



В июле 2010 состоялась самая громкая отставка в системе правоохранительных ведомств Рязани за последние годы. С должности первого заместителя начальника УВД, начальника криминальной милиции ушел Владимир Цепков. Не будучи первым лицом, Цепков стал одним из самых известных и харизматичных рязанских силовиков. В УВД Цепков был отдельным центром силы, достаточно независимым от руководителя ведомства Ивана Перова. Что, безусловно, порождало натянутость в их служебных отношениях.


Минус один

Поклонники Цепкова объясняли его «особый статус» и окружавшую его конфликтность принципиальностью, скептики – наличием собственных интересов.

В последнее время имя Цепкова было на слуху благодаря судебному процессу, который затеял против него Федор Провоторов. Подследственный председатель гордумы, напомним, счел порочащими его честь и достоинство произнесенные в федеральном эфире слова Цепкова в свой адрес: «У нас много бандитов при власти. Я ему даже в глаза говорю: Фёдор Иванович, я знаю, на чём у вас замешан первоначальный капитал, – на крови и смерти». Советский районный суд, который возглавляет супруга подчиненного Провоторову руководителя аппарата гордумы, вынес решение в пользу истца. Областной суд это решение отменил и вернул на новое рассмотрение.

Вообще, сам Провоторов вряд ли чего-то там себе счел, и не такое привык слышать. Необходимость обратиться в суд возникла из-за вмешательства губернатора Ковалева. После своего назначения Ковалеву надо было что-то делать с доставшимся вместе с областью скандалом. По крайней мере, как-то отвечать на вопросы об отношении к происходящему (на первых порах губернатора от внешнего мира еще не оградили и интересующие общественность вопросы доносились до его слуха).

Со временем Ковалев к этому делу охладел, к Провоторову, уязвленное положение которого делает его готовым на любого рода услуги, потеплел. Поднимать приглушенную тему вряд ли кому хотелось, но судебный процесс был уже запущен.

Но несмотря на то, что имя Цепкова в публичном пространстве ассоциировалось, прежде всего, с конфликтом с Провоторовым, вряд ли тяжба имеет какое-то отношение к состоявшейся отставке. О чем заявил и сам Цепков. А вот слухи о неких разногласиях с московским руководством он хоть косвенно, но подтвердил.

Как бы то ни было, прежде всего, отставка Цепкова – событие, значимое в борьбе за место преемника начальника рязанского УВД Ивана Перова. Который, правда, несмотря на ежегодные слухи о готовящейся отставке, до сих пор при должности и, более того, как видим, уже пересидел на своем посту некоторых своих потенциальных преемников. После ухода Цепкова из числа рязанских правоохранителей наиболее вероятным преемником Перова называют Сергея Кабашова, курирующего ОБЭП в должности замначальника областного УВД. Альтернатива – присланный москвич. Желающих порулить управлением внутренних дел расположенного рядом с Москвой региона найдется немало.

А что у соседей?

Отставка Цепкова совпала по времени с подведением полугодовых итогов практически во всех силовых ведомствах. К политически значимым мы, не считая совсем непубличного ФСБ, можем отнести упомянутое УВД, прокуратуру, следственный комитет и, пожалуй, госнаркоконтроль. Хотя своим чередом идут дела и в других организациях, способных осложнить жизнь физических и юридических лиц – отраслевые прокуратуры; увдэшная, но живущая своей жизнью ГИБДД; службы исполнения наказаний, судебных приставов, таможня...

Перемены, очень вероятно, ждут рязанское управление госнаркоконтроля (УФСКН). Бытует мнение, что руководитель ведомства Виорелий Савин вряд ли вернется на работу из отпуска. Вроде бы летнему отдыху Савина предшествовал всплеск внимания к деятельности рязанского наркоконтроля со стороны федерального руководства ведомства. Неизвестно, каковы истинные причины постигнувших Савина неприятностей, но якобы выяснили, что в Рязани очень креативно подходили к состоянию отчетности (согласно ей рязанское управление блистает в ЦФО). Благо сфера деятельности это позволяет – накрыли «точку» и поди разбери со стороны, была там «организованная группа» или нет.

Савин, кстати, возглавил ведомство совсем недавно – в августе 2009-го. До наркоконтроля работал в милиции. Его предшественник Николай Макариков ушел на должность председателя областной Счетной палаты. Савину же, как говорят, максимум что предложат – это возможность уйти по собственному желанию, отгуляв отпуск. Кстати, госнаркоконтроль – единственное ведомство, отчетное заседание коллегии которого вел не руководитель, а исполняющий его обязанности заместитель.

Бывших не так давно одним целым прокуратуру и следственный комитет никаких потрясений в ближайшее время вроде бы не ждет. В соответствующих кругах, правда, поговаривают о возможном уходе облпрокурора Сергея Легостаева, но через неопределенное время, в исключительно добровольном порядке и на повышение. Принято считать, что «варяг» Легостаев (он прибыл к нам из Орловской области, где и сделал всю свою карьеру, дослужившись до заместителя прокурора региона) рассматривает Рязань как перевалочный пункт, а занимаемую должность вовсе не как вершину карьеры – якобы Легостаев весьма не прочь перебраться на работу в Москву.

Кстати, всю историю с министерством природопользования (напомним, облпрокуратура выявила и обнародовала серьезные нарушения в деятельности этого подразделения облправительства) с точки зрения ведомственной конкуренции некоторые наблюдатели объясняют стремлением Легостаева упрочить свои позиции. Доселе осторожный облпрокурор (вспомним, сколь пассивна прокуратура по сравнению с тем же следственным комитетом в отношении «политических» фигурантов уголовных дел) продемонстрировал исполнительной власти и коллегам в других погонах, что стиль его работы может меняться в зависимости от настроения и поставленных задач. А общественности показали, что прокуратура может не только блокировать передачу в суд дела того или иного VIP-подозреваемого, но и поставить на уши все облправительство.

Именно намерением показать кулаки наблюдатели объясняют тот факт, что для облправительства столь мощный имиджевый удар стал полной неожиданностью.

Надо сказать, что демонстрация силы – по крайней мере, для исполнительной власти – удалась. Свои «пять копеек» исполнительная власть, конечно, вставила, заявив, что ряд сведений о нарушениях не подтвердились. Но в целом – министерство «слили», признав факты коррупции и отправив в отставку министра Садофьева. Правда, знатоки природопользования в особо крупных и других размерах как один уверены, что наличием в своих недрах разных интересных схем деятельности министерство обязано, прежде всего, не выходцу из серой советской номенклатуры Садофьеву, а фантазии его первого заместителя Игорю Авдеева, который, кстати, на должности усидел.

Все как у больших

Тот факт, что правоохранительные структуры напрямую подчиняются федеральным «главкам», заставил руководство области создать свое, хоть сколько-нибудь смахивающее на «силовое» подразделение.

Возглавляет действующее в структуре правительства области управление региональной безопасности самый настоящий генерал, причем, с весомым послужным списком. С 1995-го по 2003-й год Дятленко возглавлял управление ФСБ крупнейшего региона – Ростовской области.

Кстати, бывший начальник рязанского управления ФСБ Виктор Сухомлинов после отставки (состоялась в конце 2008 года) также был трудоустроен в облправительство, но лишь в качестве советника губернатора Ковалева. А вот его ростовскому коллеге в подчинение досталась не только секретарша с водителем. Управление региональной безопасности, несмотря на эфемерные функции, по численности сотрудников сравнится со многими подразделениями исполнительной власти из «реального сектора». Правда, Дятленко успел подепутатствовать в Госдуме (победил в округе в 2003-м; когда округа были отменены, проходное место в списке «Единой России» ему не досталось).

Управление региональной безопасности появилась в недрах облправительства при губернаторе Шпаке. Тогда оно входило в аппарат, сейчас является отдельным органом исполнительной власти, к слову управление добавлено слово «главное».

Напоминает анекдот про то, как в пустынной местности встретились ослик с прапорщиком. Представляясь, первый, предварительно убедившись, что вокруг никого нет, сообщил, что он – конь, а второй – что он офицер. Своеобразный юмор рязанских губернаторов состоит в том, что никаких реальных полномочий в сфере безопасности у областного правительства нет, а стало быть, ведомство со словом «безопасность» в названии может заниматься чем угодно. То есть, логика используется примерно та же, что при учреждении общественных организаций со словами в названии типа «комиссия по борьбе с коррупцией», «фонд содействия правоохранительным органам» и т.п.

При Шпаке все это как-то и не скрывалось. Нет, конечно, создавали управление не для того, чтобы были «корочки», которыми на авось можно пугать гаишников. Например, ему вменили в обязанность организацию финансирования мировых судов. Ну и вообще – щеки надували, совещания проводили, но все, кто интересовался, знали, что создано ведомство по большому счету для трудоустройства отставных друзей-приятелей генерала и его окружения.

Несмотря на то, что в окружении Ковалева военные на высших руководящих должностях тоже присутствуют, к деятельности управления отнеслись более серьезно. Нет, каких либо реальных управленческих функций ему не вменили. Подобно министерству по делам территорий – это чисто политическая структура, финансируемая за бюджетный счет. Представители управления ходят на все мероприятия силовиков, комментируют все подряд в этой сфере. Но из управления попытались сделать структуру, реально отслеживающую ситуацию в сфере безопасности, взаимодействующую с силовиками в качестве этакого постоянного представителя губернатора. Судя по всему, делается все это, в том числе, с целью недопущения ситуаций, подобных той, которая сложилась вокруг министерства природопользования.