Новая газета
VK
VK
Twitter
Рязанский выпуск
№29 от 28 июля 2016 г.
Свежие новости
Выдающаяся фигура речи
Профессор Приступа для литфаковцев Рязанского пединститута был подлинным образцом языковой культуры и лекторского искусства



Григорий Наумович ПРИСТУПА (1920–1996) – профессор, доктор педагогических наук, Заслуженный деятель науки РСФСР, отличник народного просвещения, видный советский и российский ученый-методист, проработавший на ниве просвещения более 50 лет. Им написано 150 научно-методических статей и около тридцати книг, среди которых двенадцать монографий. Его статьи были опубликованы в разное время в журнале «Русский язык в школе». Нельзя не назвать некоторые из его книг: «Занятия по орфографии в старших классах» (1964), «Вопросы формирования орфографических навыков в средней школе» (1965), «Основы методики орфографии» (1973). Его «Практикум по орфографии и пунктуации» (пособие для студентов, 1994г.) стал достойным продолжением аналогичного издания Д.И.Розенталя, вышедшего много раньше. Классик при жизни? Да, и это – без преувеличения.

– Приступа идет! Смотри: Приступа!
– Где?
– На кафедру пошел…

После того как профессор Приступа изменил литфаку и перешел на другой факультет, появление его у нас всегда становилось событием. По его учебникам учились, его пособиями пользовались, о нем были наслышаны, а истории, связанные с ним, переходили из поколения в поколения как предания устного народного творчества, но увидеть его получалось нечасто. Только когда он приходил в наш корпус в библиотеку и, по старой памяти, поднимался на второй этаж, чтобы заглянуть на кафедру русского языка. Вот тут-то и проносился по коридору шепот: «Приступа идет!», толпа раздвигалась по сторонам, освобождая середину для почти торжественного шествия почетного гостя.

Он шел по длинному коридору в нашу аудиторию – на единственную лекцию, которая должна была стать знакомством с легендарной персоной. Надежда Васильевна Ламзикова, не менее выдающаяся личность и ближайший соратник Григория Наумовича, выпустившая в соавторстве с ним не одну книжку, с огромным уважением говорила, вспоминая своего именитого коллегу: «Да… Приступа это – фигу-у-ура…», – снимала очки и несколько секунд смотрела в окно.

Никак нельзя было нам не услышать и не увидеть эту самую фигуру – Григория Наумовича Приступу. Курс сидел тихо, потому что уже донеслось о его движении в сторону нашей аудитории. Лекция была внеплановая, дополнительная и как бы необязательная, но уйти с нее никому не пришло в голову.

О его трепетном отношении к языку ходили легенды, одна из которых звучала так.

Однажды в доме Приступы раздался телефонный звонок и неизвестный голос, поприветствовав коллегу, представился:

– Вам звонит профессор... (собеседник сделал ударение в глаголе на первый слог – типичная массовая ошибка, которой, как справедливо считал Приступа, никак не может быть у человека, занимающегося наукой, пусть даже и не лингвистикой).

– Этого не может быть, – ответил Приступа и положил трубку.

Звонок повторился, но снова Григорий Наумович не стал поддерживать разговор и лишь в третий раз высказал именитому коллеге, что совершенно недопустимо так издеваться над языком, но еще более недопустимо так порочить свое не только научное имя.

Мы были наслышаны об этой истории, но на той единственной лекции Григорий Наумович сам рассказал ее, потому что говорил о культуре речи и стилистических особенностях языка, о том, что встречают не по одежке, как гласит пословица, а по тому, что и как человек говорит, насколько виртуозно он владеет языком и как его слышит и чувствует. Речь Приступы была легка и свободна, он максимально использовал предоставленную ему возможность пообщаться со студентами.

Григорий Наумович прекрасно понимал, что высокий уровень речевой культуры возможен только тогда, когда человек с самого раннего детства воспитывается в соответствующей среде. Многие помнят его просветительскую работу на радио и в областной газете, когда он вел рубрику «Как говорить правильно» и в очень доступной форме объяснял трудности русского языка.

Свои взгляды на проблему речевой культуры Г.Н.Приступа отразил в пособии для студентов «Культура речи учителя» (1994), где рассматривал языковые и коммуникативные нормы, которым должен следовать преподаватель в общении с ученикам или студентами.

Как и И.Н. Гаврилов, который ни разу не заглянул ни в одну бумажку во время лекции, Приступа являл собой образец лекторского искусства. Они и фактурно были чем-то похожи со своим выдающимся коллегой: высокие, статные, величественные. Приступа, правда, был более лоялен к студентам и иногда позволял себе подобные вещи, говоря: «Кого устраивают «тройки», прошу сдать зачетки», но желающих получить халявный трояк у Приступы бывало немного.

Иногда он приглашал всю группу в аудиторию и называл оценки: кому-то «отлично», кому-то – «хорошо» или «удовлетворительно», и добавлял, что если нет возражений, то экзамен можно считать состоявшимся. Он никогда не ошибался в оценке студента, потому что очень хорошо знал каждого – по практическим занятиям, которые сам же и вел, по диктантам, которые были его именным знаком, по работам над ошибками, которым они с Н.В.Ламзиковой уделяли чрезвычайно большое внимание и прорабатывали тщательнейшим образом.

Он действительно был очень масштабной фигурой, профессор Приступа: подготовил восемнадцать кандидатов и трех докторов наук, а одна из первых его аспиранток – самая значительная и значимая величина, профессор Нина Ивановна Демидова, долгие годы была и заведующей кафедрой русского языка на факультете начального образования, и первым проректором института, и многие годы возглавляла ученый Совет. Она и нас, последний аспирантский набор Григория Наумовича, не бросила после его кончины в 1996 году.

Набирая наш курс, Приступа говорил о том, что времени у него осталось мало, но год, видимо, он протянет, а потому не следует тянуть с кандидатскими экзаменами, а желательно сдать их в первый же год, чтобы потом, когда научного руководителя не станет, заниматься только выбранной темой. Мы сдали кандидатский минимум в июне, а в декабре он ушел из жизни. Вышло так, как он и предвидел.

Потом началась эра без Приступы, но имя его не стирается из памяти учеников и тех, кому посчастливилось быть с ним знакомым.

Приступа, при всех его регалиях и академизме, нисколько не был академической фигурой, держался просто и был очень доступен в общении, хотя диапазон его знаний и эрудиции был потрясающе велик, а лекторское мастерство могло конкурировать только с актерскими возможностями Игоря Николаевича Гаврилова. Чего стоили, например, диктанты, тексты которых Приступа читал наизусть. «Я должен видеть глаза студентов, а не смотреть в книгу, боясь потерять нужную строчку текста», – говорил Г.Н.Приступа.

– Вы, наверное, очень умный, – заявил Приступе мой пятилетний сын, когда мы в очередной раз пришли к профессору, чтобы решить какие-то вопросы по моей работе.

– С чего это ты взял? – улыбаясь, спросил Григорий Наумович.

– Вы же Нау-у-у-умович, – протянул Илья, выделяя интонацией слово «ум».

– Будущий лингвист, – рассмеялся Приступа.

Никогда не любил полковой разведчик Григорий Наумович Приступа разговоров о войне, а между тем и в его жизни Великая Отечественная оставила глубокий след. Рассказывает Оксана Калашникова: «Как и миллионы сверстников, Григорий Наумович добровольцем отправился на фронт. Воевал разведчиком-наблюдателем в 373-м отдельном артиллерийском дивизионе 1-й отдельной стрелковой бригады 8-й армии, участвовал в боях за Москву, Ленинград, а 9 мая 1945 года встретил в Прибалтике.
За всю войну он пять раз был ранен, при этом, как отмечается в наградных листах, при легких ранениях не покидал поле боя и продолжал сражаться.

Григорий Приступа награжден орденом Славы 3-й степени, девятью медалями, среди которых – медали «За отвагу», «За оборону Ленинграда». Пройдя через горнило войны, не очерствел душой, сохранил жизнелюбие, гуманизм и тягу к знаниям».

А еще никого не оставляло равнодушным трепетное отношение Григория Наумовича к памяти рано ушедшей и очень любимой жены, смерть которой он пережил с большим трудом, но справился и с этим, оставшись с двумя девочками на руках. Людмила Григорьевна, окончив Московский университет, защитила кандидатскую диссертацию и пошла по стопам отца, а Лидия Григорьевна Трейтяк, выпускница Воронежского университета, стала хорошим математиком, которую в городе многие знают.
 
Вот такая это фигура – Григорий Наумович Приступа: любящий и знающий свой язык и много сделавший для того, чтобы возможно было прививать любовь к языку с самого раннего детства, а в школе и вузе только шлифовать то, что уже вошло в плоть и кровь человека, потому что снова и снова: «Заговори, чтобы я тебя увидел» (Сократ).
 
Ольга МИЩЕНКОВА