Новая газета
VK
Telegram
Twitter
Рязанский выпуск
№29 от 28 июля 2011 г.
Свежие новости
Путч, которого не было
Темы интернета: красоты Мещеры и мятежники, которые надеялись на рязанских десантников



Главным интернет-хитом июля, безо всякого на то сомнения, стала история с интригующим названием «Мы должны были арестовать президента». Этот сюжет, поднятый из небытия «Русским репортером», был в том или ином виде переопубликован в нескольких десятках блогов, удостоен более сотни упоминаний на форумах и других дискуссионных площадках.

Речь идет о том, как 20 июля 1998 года генерал Лев Рохлин едва не сверг президента Бориса Ельцина. Якобы помешала ему сделать это лишь преждевременная смерть и… отсутствие навыков конспирации у соратников-путчистов.

Трудно сказать, сколько правды в этой публикации. Сейчас, на нынешнем уровне разработки темы, может показаться, что ее там вообще нет. Либо наоборот – вдруг померещится, что молчавшие 13 лет заговорщики повели себя как на духу, не придумав ни одной «левой» подробности.

Как бы то ни было, сведения ими распространяются, в том числе, и такие.

Говорит некто Николай Баталов, тогда – заместитель командира 8-го армейского корпуса, а теперь – директор по общим вопросам одного из химических заводов Волгоградской области:

«[...] Нас поддержали бы в самых разных местах. Всю схему я не знаю. Говорю за то, что знаю. Вот Кремлевский полк, полк охраны, он был пополам: часть командования за Рохлина, часть — за президента. Этот полк не смог бы нам помешать, хотя бы мы прямо в Кремль пришли. Главный запасной командный пункт вооруженных сил был просто куплен — дали деньги кому надо, хорошие бабки, и он говорит: «Все, в это время будет снята охрана. Я уйду, и вот вам связь со всем миром». А уж со страной – там и говорить не­чего, со всеми армейскими структурами. У нас два самолета транспортных, допустим, на Тихоокеанском флоте стояли, морпехи, два батальона, двое или трое суток на аэродроме прожили.
– Зачем? Чтобы лететь в Москву?
– Да! И то же самое на Черноморском флоте. В Севастополе стояла в готовности бригада морских пехотинцев. Естественно, Рязанское высшее училище ВДВ. Курсантам стажировку отменили. Они где-то на полигонах были, но к определенному моменту их вернули в Рязань. Потому что Рязань – это двести километров от Москвы. Училище было на сто процентов за нас. И договоренность была с руководством Таманской и Кантемировской дивизий, что они как минимум не выступают против нас», – цитирует текст публикации жж-пользователь bratorm [и далеко не только он].

Буря, пронесшаяся в середине июля над Рязанской областью, оставила следы не только на земле, но и в Интернете. Читаем форум Рязанского городского сайта:

– пользователь Джесси [здесь и далее сообщения и комментарии пользователей приводятся выборочно и с минимальными корректурными правками. – Д.С.]: «Едем вчера (во вторник) в село Алешня Рыбновского района. Около 17 часов. Перед поворотом на Ногино въезжаем в Дождь (с большой буквы). Подъезжаем куда нам надо и сидим в машине, потому что выйти нельзя – град крупнее гороха и сыплется так, будто его из ведра на машину вываливают. Потом супруг выскочил, в гараже полог нашел, кое-как накинул. Вроде бы крыша целая осталась, супруг тоже, только совсем мокрый. Сижу дальше вдвоем с собачкой, выходить что-то неохота. Снимаю эту картину на видео плюс испуганная мордашка. Звоню в Песочню – там дождя нет. Звоню на Московский – там только ветер. Ладно, переждали дождь, едем обратно. Проезжаем поворот на Ногино – дождя не было! Наверное, это был такой специальный эксклюзив, если бы сами не попали – не поверили бы!»

– пользователь salabus: «Какие мелочи... Вот в АлНевске сегодня был град! Хотите – верьте, хотите – нет, но максимальный размер был примерно с перепелиное яйцо, или чуть больше. Средний размер – с хороший такой отборный фундук. Прятались под деревьями (в машине, разумеется – выходить было опасно; я один раз высунулся – так огреб пару градин, что немедленно вскочил обратно). Крыша сдюжила без особых проблем, а вот капот весь в хороших таких вмятинах (видимо, буржуи их все делают травмобезопасными – сталь передних крыльев/капота значительно хлипче). Обидно, конечно, ну да ничего не поделаешь – стихия, мать ее... Дождь по дороге Ряжск–Ал.Невск тоже был именно ДОЖДЬ. Видимость порой не превышала 20-25 метров. Нормальный такой шквал. Град тоже сначала был некрупный – с тот же горох. Потом, вроде, тучу проехали, въехали в Ал.Невск, и все пошло по новой, только град стал увеличиваться. По улицам – реки, люди щемятся, кто куда, машины мечутся от куста к кусту, локальный апокалипсис, короче».

Пользовательница Интернета, известная читателям «живого журнала» под своей настоящей фамилией kundryukova, решила познакомит их с нашей Солотчей. И вот как это у нее получилось:

«Солотча, где я отдыхала, это Мещерский край – заповедник на стыке трех областей: Московской, Рязанской и Владимирской. Это край заливных лугов, соснового бора и чудесных лесных озер. Понимаете? Просторы далекие, воздух терпкий и красивейшая гладь озер, про которую хочется сказать, что она как зеркало.
«За Гусем-Хрустальным, на тихой станции Тума, я пересел на поезд узкоколейки. Это был поезд времен Стефенсона. Паровоз, похожий на самовар, свистел детским фальцетом. У паровоза было обидное прозвище: «мерин». Он и вправду был похож на старого мерина. На закруглениях он кряхтел и останавливался. Пассажиры выходили покурить. Лесное безмолвие стояло вокруг задыхавшегося «мерина». Запах дикой гвоздики, нагретой солнцем, наполнял вагоны… Узкоколейка в Мещерских лесах – самая неторопливая железная дорога в Союзе», – пишет о своей поездке в Солотчу Константин Паустовский в «Мещерской стороне».
Жаль, прокатиться по этой узкоколейке уже не получится. Железная дорога с колеей 750 мм, соединявшая когда-то Рязань с Владимиром, в 2008 году прекратила свое славное существование. Пути разобраны, сохранилось лишь задние станции в Солотче.
Сохранился и домик, где останавливался пожить Паустовский. Он гостил в усадьбе художника-гравера Ивана Пожалостина. К тому моменту, когда сюда стал наведываться писатель, самого гравера уже лет двадцать как не было в живых. Гостей принимали потомки.
В переделанную под жилой домик деревянную баньку рядом с усадебным домом регулярно приезжали Константин Паустовский, Аркадий Гайдар, Александр Фадеев, Константин Симонов, Василий Гроссман, Александр Солженицын.
В 1970 году усадебный дом сгорел. Прошло много лет, прежде чем началась реставрация. В 1992 году открыли мемориальный музей с экспозицией, где рассказывается обо всех этих замечательных людях.
«Я не променяю Среднюю Россию на самые прославленные и потрясающие красоты земного шара. Всю нарядность Неаполитанского залива с его пиршеством красок я отдам за мокрый от дождя ивовый куст на песчаном берегу Оки…», – это тоже писал Паустовский, и для меня это правда.
Солотча – большое село, крутое, типа московской Рублевки, в 20 минутах езды от Рязани. Здесь есть санатории с уникальными радоновыми ваннами и особыми торфяными грязями, которые восстанавливают после самых сложных травм и заболеваний. Но инфраструктура и сервис советские. Грустно.
Возникла Солотча как село при монастыре, который в 1390 году основал князь Олег Рязанский. Беленький, нарядный, действующий монастырь, стоит на высоком берегу Старицы (старого русла Оки). С этого берега как раз и видны замечательные луга.
Мы купались и в Старице, и в озерах, до которых от 10 до 30 минут на машине по прекрасной дороге. Едешь вглубь леса, между полянками с черникой, вековыми соснами, гибкими березами, островками прошлогодних пожарищ – и раз: озеро! Ласковское, Уржинское, Сегденское, Черненькое. Вода в озерах, особенно у берега, немного красноватая, из-за торфа, того самого, лечебного.[...]»