Новая газета
VK
VK
Twitter
Рязанский выпуск
№20 от 28 мая 2020 г.
Свежие новости
Перелом наметился, но не наступил
 Борцам с коронавирусом в Рязанской области пока рано праздновать победу

Выздоровевшим – по 5 тысяч

26 мая в Рязанской области врачи закрыли больничные листы 86 пациентам, переболевшим коронавирусной инфекцией. Особое значение этой цифре придало то, что количество заболевших за эти же сутки составило 85 жителей региона. То есть число болеющих (иностранные медики и СМИ используют для них термин «активные больные») впервые с начала эпидемии начало уменьшаться.   



Общее число выздоровевших и выписанных пациентов во вторник равнялось 788. Это уже серьезная цифра. Настолько серьезная, что департамент здравоохранения московской мэрии обратился к рязанцам, в числе прочих переболевших из подмосковных регионов, с просьбой сдать медикам плазму крови. Не бесплатно, а за 5 тысяч рублей. Процедура занимает примерно два часа: у согласившегося берут кровь, а затем возвращают ему эритроциты со специальным лекарственным раствором – так что гемоглобин у донора в результате не падает.   

А зачем столичным медикам плазма крови переболевших? Это не секрет – они собираются вводить ее тяжелым больным в московских клиниках. Ведь в ней уже есть специфические антитела к коронавирусу, то есть на данный момент самое эффективное средство против COVID-19. Не исключено и то, что сыворотку (специально приготовленный препарат из плазмы с антителами) уже вводят каким-то важным особам, у которых есть опасность заразиться – например, по работе.

Вписать и выписать пациента

Но перелом в борьбе с инфекцией еще только наметился, а не произошел в реальности. 26 мая на лечении у медиков (как в стационарах, так и на домашней самоизоляции) было 2337 рязанцев. День ото дня цифры выздоровевших и заболевших будут колебаться. На совещании с губернатором Николаем Любимовым 22 мая главные врачи жаловались, что признание пациентов излечившимися часто задерживается из-за ожидания результатов повторных анализов. Таким образом, выздоровевшие могли «накопиться» для выписки, скажем, за два дня.  

Все бюрократические процедуры в больницах связаны с четкими рекомендациями федерального Минздрава, изложенными в «Методических рекомендациях по профилактике и лечению новой коронавирусной инфекции», шесть раз обновлявшихся в течение апреля 2020 года. Там указано, при каком наборе симптомов надо госпитализировать человека, не дожидаясь результатов тестов, а при каком – выписывать, когда держать дома, а когда помещать под наблюдение в обсервацию, когда и как проводить поддерживающую терапию, а когда интенсивно лечить или применять искусственную вентиляцию легких. 

Несмотря на то, что неделя за неделей Минздрав ослаблял и ослаблял показания к госпитализации, людей с коронавирусом в больницах Рязанской области становилось все больше и больше. Вечером 26 мая их было уже 295 человек. Прошли те времена, когда все, с кем медикам можно было контактировать только через защитный костюм с очками или через стекло инфекционного бокса, умещались в инфекционном отделении больницы Семашко. Под инфицированных, требующих постоянного наблюдения врачей, задействовали отделения в БСМП, ОКБ, 11-й горбольнице (во дворе перед ней развернут даже «надувной», то есть мобильный госпиталь МЧС для пациентов, требующих регулярного гемодиализа – очищения крови – на аппарате «искусственная почка»), госпиталь-обсервация действует рядом с 10-й горбольницей. Есть пациенты с COVID-19 в крупных межрайонных медицинских центрах – это стало ясно после майских жалоб медиков из райцентров на невыплаты «путинских денег».           

Сестринское тело

Расхожая фраза «медики находятся на передовой этого невидимого фронта» – не придуманная журналистами метафора: врачи и медицинские сестры действительно чаще болеют коронавирусной инфекцией, чем представители других профессий. Даже тем лечебным учреждениям, которые специально не отведены под лечение COVID-19, случается временно терять свои кадры: например, в роддоме № 2 в мае заболели, по крайней мере, трое врачей – об этом объявило, временно закрываясь на карантин и дезинфекцию, его руководство.   

Когда-нибудь про наши дни будут писать литературные произведения. И тогда история выпускника медицинского университета, который через три года после получения диплома начинает исполнять обязанности заведующего главным инфекционным отделением региона, покажется чем-то вроде давнего героического рассказа о лейтенанте, который повел в атаку целый батальон.  

В Рязанской области наметилась острая ситуации с профессиональными кадрами. В недавно открывшейся в 11 горбольнице «красной зоне» недобор инфекционистов. Рекрутируют гинекологов и ЛОР-врачей. Зато в соседней Тульской области Минздрав объявил о приглашении «чужих» инфекционистов, пульмонологов и реаниматологов на работу «вахтовым методом» с оплатой до 16 тысяч рублей за суточное дежурство для врача и более 9 тысяч – для фельдшера или медсестры. И рязанских медиков, которые работают в Тульской области, найти можно.



Кстати, прославившаяся на весь мир медсестра Надежда Жукова, надевшая противоэпидемический костюм на купальник – тоже выпускница Рязанского медицинского университета, закончившая вуз по специальности «сестринское дело».

Дезинфекция или распыление денег?

Для тех рязанцев, кто еще не переболел коронавирусной инфекцией, остается соблюдать меры профилактики. Власти помогают им, издавая распоряжения о применении «средств защиты органов дыхания» (это не на 100% то же самое, что и маски) в «местах скопления людей» (это не на 100% то же самое, что и общественные места), а также заставляя как можно чаще дезинфицировать магазины, подъезды, дворы и улицы.   

Обеззараживание подъездов с самого начала отдали на откуп управляющим компаниям и ТСЖ, которые половину апреля «раскачивались», приобретая хлорные и спиртовые растворы. Только после двух проверок и 17 штрафов ежедневное протирание перил и ручек на дверях стало нормой в большинстве жилых комплексов.  



Что касается улиц, то совершенно понятно, зачем зараза уничтожается на остановках общественного транспорта и на скамейках в середине Почтовой (на фото) – чтобы исключить контакт со стоящими и сидящими там, а также трогающими руками скамейки и перила людьми. Но вот зачем поливают раствором гипохлорита натрия проезжую часть улиц, врачи-практики объяснить затрудняются. По асфальту или по проехавшим там колесам автомобилей вряд ли кто-то шарит руками или прикасается к ним губами. А расход реагента на дороги, судя по отчетам, самый большой. 

Впрочем, если вначале после гипохлорита на асфальте центральных улиц Рязани оставались белые разводы, то когда метод дезинфекции сменился на аэрозольный с участием военной техники с Дягилевского аэродрома, белые следы появляться перестали.

И стало ясно, что мы еще на один небольшой шажок приблизились к снятию ограничений.
Илья КРЕЙКОВ