Новая газета
VK
VK
Twitter
Рязанский выпуск
№16 от 28 апреля 2016 г.
Свежие новости
Бардовские стендапы на грани фола
Бранимир – о связи с Прилепиным, серьезной роже и втором Башлачеве



Культовый волгоградский рок-бард Александр ПАРЩИКОВ, более известный как Бранимир, за последние месяцы сыграл в Рязани дважды: осенью – в «Старом парке», совсем недавно – в кабачке на «Подбелке» со странным названием «The Peashem». Наверное, вскоре снова заедет, потому что выяснилось, что и в нашем городе есть люди, считающие его песни родными и близкими. Что радует, так как легкими для восприятия их не назовешь: мир песен Бранимира реалистичен, даже натуралистичен, а потому на редкость мрачен. Правда, и песни Башлачева, с которым Бранимира все чаще сравнивают, тоже сусальными не назовешь. 

– А почему, собственно, взял себе имя Бранимир? Мне, как человеку, любящему Толкина, помимо слова «брань» слышится там еще и отзвук имени Боромир. Какова этимология псевдонима? И почему именно так, а не как-нибудь иначе?

– По Толкину никогда не пёрся, доспехи надевал в последний раз во втором классе на новогоднюю елку. Имя взялось из славянского именослова. Означает «бранящийся за мир» – сражающийся за мир. В 18 лет получил его от друзей – у нас был кружок по интересам, мы изучали дохристианские верования древних славян. Нарекали друг друга именами. С тех пор имя и осталось. Стало вторым именем, сценическим псевдонимом.

– Несколько месяцев назад в сети появилось сразу два клипа, «Серьезные люди» и «Гришка Тишин», спетые вместе с Ричем и Захаром Прилепиным, где исполнителем значится «оркестр под управлением Бранимира». И они собрали даже не десятки, а сотни тысяч просмотров: конечно, не «Еду в Магадан» Обломова и не «Комбайнеры» Растеряева, но много. Что это за проект? Он чисто студийно-клиповый или у него вырисовываются еще и концертные перспективы? 

– Мы дружим с Захаром и Ричем. Постоянно на связи, общаемся. Так и родились наши «совместки». Мне за честь записывать песни с моими друзьями. Песни «Серьезные люди» и «Гришка Тишин» исполняет группа «Элефанк» Прилепина – я там принял участие в написании текстов и спел. Периодически я присоединяюсь к «Элефанку» на живых концертах. Мы собираемся исполнить эти песни вместе 29 мая на «Сашином дне» в Череповце*.

– Бранимир – автор, в основном, очень мрачных песен, даже, можно сказать, депрессивных. Многие герои – живая иллюстрация древней песни Кинчева «Армия жизни», те же «сыновья помоек и обоссанных стен», хотя и «дочери» часто встречаются. Чуть ли не сплошные «Мрачные поселки средней полосы», «Терпеть-рожать-работать-умереть» и прочее тому подобное. Но за пределами сцены Саша Парщиков, напротив, эдакий живчик, хитрован и жизнелюб, совсем не лишенный чувства юмора. Где больше «грима» – на сцене или в жизни? Может, песни сочиняются исключительно в состоянии депрессии, когда вся прекрасная замысловатость окружающего мира отходит на второй план на фоне негативных эмоций, как это часто бывает у многих наших сочинителей? В чем тут дело? 

– На моих концертах я такой же жизнелюб, как и вне сцены. Я не выхожу на сцену с серьезной рожей, не навожу всякой магии, нет никакой многозначительной задумчивости. Концерты проходят в форме веселых бардовских стендапов с юмором на грани фола. Песни сочиняются не в состоянии депрессии – у меня давно таких состояний нет. Песни сочиняются тогда, когда что-то тронуло твою душу – и ты не можешь об этом молчать. Я много времени провожу в дороге, общаюсь с сотнями людей, и они рассказывают мне всякое – что-то мне запоминается особенно. Плюс – постоянное отсутствие комфорта, сна, отдыха, более ста концертов в год даю. И каждый – как последний, с полной самоотдачей. В таком пограничном состоянии и рождаются мои песни.

– Не всегда, но часто у авторов есть песни-любимчики или даже песни-«визитные карточки». Какие собственные песни нравятся больше остальных?

– Песня «Клопы». Она светлая, в ней есть надежда. Такие вещи для меня ценны более всего. Потому что сложно написать что-то светлое. Рубануть правду-матку, провести эксгумацию ужаса, обругать с ног до головы мир – это гораздо проще для меня. А светлые песни – на вес золота.

– Находятся охотники сравнивать твои песни с песнями Башлачева, Летова, и даже с Высоцким, я видел, кто-то сравнил. А вот у самого Бранимира какие ориентиры в творчестве? Недавно «Русские плачи» Александра Галича записал, а кто еще?

– По поводу СашБаша вспомнился случай. В Нижнем Новгороде в начале 2011 года выпала честь играть приглашенным гостем на концерте у Вадима Демидова из группы «Хроноп». После сета ко мне подошел дядька в возрасте и восторженно сказал: «Вы – второй Башлачев!». На что получил ответ: «Нет. Я – первый Бранимир!». Если честно, я песни череповецкого самородка слушал до 14 лет. Мне нравились веселые – «Слет-симпозиум», «Подвиг разведчика», «Грибоедовский вальс». Но потом я его вообще не слушал... А пару лет назад мне подарили книгу текстов песен – и меня поразили его стихи. Насколько он был мощным поэтом! А в детстве меня привлекала его энергетика. Орет, хрипит, надрывается – и что-то родное слышалось. Модно сейчас «понимать» Башлачева, но сомневаюсь в том, что кто-то его понимает умом. Он едва ли сам понимал, откуда ему эти песни приходили... 

Сравнение с такими величинами как Высоцкий, Летов и СашБаш для меня, конечно, лестно. Но они не сыграли в моей жизни никакой роли. Гораздо больше мне дали Дмитрий Ревякин и Денис Третьяков. Ревякин открыл большие поэтические и лингвистические горизонты. А Третьяков вообще перевернул картину мира с ног на голову. 

Теперь о трибьютах. «Русские плачи» Галича были записаны по наводке Александра Чернецкого – моего старшего брата, друга и учителя. Два года назад он посоветовал мне обратить внимание на песни Галича и принять участие в трибьюте, которым занимался Олег Коврига. Я начал копаться в наследии этого знаменитого автора-исполнителя и набрел на текст «Русских плачей». Поэзия на очень высоком уровне и в тексте встретил много родного, поэтому записалось легко. А само творчество Галича знаю очень поверхностно.

– Ты родом из Волгограда. В Рязани было, да и есть несколько рок-проектов, пафосно говоря, федерального значения, хотя по радио этих людей не услышишь – «неформат», люди больше на русскую культуру работают, чем на шоу-бизнес, в который превратился наш «форматный» как бы рок с его бесконечными «Зверями» и прочими «Тараканами». А что в Волгограде – есть кто-то интересный, помимо Бранимира? Следишь за местными?

– Из нашего славного города никто так и не выбрался. Были отдельные вспышки. Начнем с мейнстрима. Однажды Дмитрий Маликов заметил проект «Slow Motion», взялся его продюсировать – и через какое-то время он стал группой «PLAZMA», которая «выстрелила» песней «Take my love». 

Группа «Начало века» – такой попсовый фолк-рок – крутились по «Нашему радио», выступали на больших фестивалях. Сейчас про них не слышно. 

Потом была группа «Neversmile» – они попали в эмо-волну середины нулевых, переехали в Питер, поездили с турами по стране, крутились на «О2TВ», но вскоре распались. Ее солист собрал другую команду – «Зимавсегда». Они в своих кругах известны, даже у Урганта на программе были. 

А еще один участник «никогда не улыбающихся» – Камиль – сейчас является довольно востребованным ди-ай-уай исполнителем в Европе. Он со своей группой «Grand Astoria» колесит по заграницам, из зарубежных туров не вылезает. 

И тут мы переводим тему на «интересных». Мне интересен андеграунд. В Волгограде сейчас много всего есть. Но лично мне «чтобы вот прям очень-очень» не нравится ничего. Неплохую музыку играли «Phantom Patrol», самобытно звучит проект «Улица Ковентри», интересные вещи делает гитарный композитор Алексей Березовой. А так – я сейчас за местной сценой не слежу особо. 

__________
* «Сашин день» – ежегодный фестиваль, посвященный Александру Башлачеву, проходящий на его родине, в Череповце.
 
Анатолий ОБЫДЁНКИН
Auchan детское пюре манго купить в Архангельске.