Новая газета
VK
VK
Twitter
Рязанский выпуск
№12 от 28 марта 2019 г.
Свежие новости
После 50-ти жизнь только начинается
 Геннадий ФИЛИН – о свете рампы, джазовом Есенине и журавлином гимне

Помните, героиня фильма «Москва слезам не верит» говорила, что в 40 лет жизнь только начинается? Рязанский музыкант Геннадий Филин опроверг это утверждение. Ему уже за 50, но он переживает настоящее «второе рождение». Люди, побывавшие на его концертах последнего времени, только разводят руками: так лихо Геннадий не играл никогда прежде. Один только заводной «Полет шмеля» в его исполнении чего стоит! Сегодня Геннадий поделится с читателями «Новой» наработками по росту профессионального мастерства в не самом юном возрасте. А заодно расскажет, что ждет рязанцев на концерте «Feelin’s» 30 марта в Рязанской филармонии. 



– 30 марта «Feelin’s» отмечает 35-летие в большом зале Рязанской филармонии. Будет первый сольный концерт группы в этом зале? 

– Нет, мы выступали там не раз, с американскими исполнителями – певицей Майей Азусеной, трубачом Валерием Пономаревым. 

– А какой самый большой зал, в котором довелось играть?

– Наверное, Московский международный дом музыки, Светлановский зал, где около 2500 человек, по-моему. Но это был не сольный концерт, мы были там участниками фестиваля Игоря Бутмана «Триумф джаза». 

– Можешь рассказать, в чем специфика выступлений в больших концертных залах вроде нашей филармонии и в маленьких кафе вроде «Фонтана», где «Feelin’s» можно увидеть куда чаще? Есть ли разница по ощущениям на сцене? И какой из вариантов больше нравится? 

– Разница в ощущениях, конечно, есть. На маленьком концерте публика рядом, всех видишь. А большая сцена предполагает, что глаза слепит рампа, и в зале ты никого не видишь. Это, кстати, проблема – артисты такого не любят, хоть и понимают, что с хорошим светом они выигрышно смотрятся. Зато свет «отрезает» от публики, и часто мы слышим со сцены: «Выключите, пожалуйста, свет, я хочу увидеть людей». Если действительно хочешь обратиться к зрителям, приходится выключить свет. Позавчера, допустим, мы выступали в Коломенском ДК «Тепловозостроитель», и я себя ловил на том, что постоянно выхожу за линию рампы, чтобы видеть зал, общаться с публикой глаза в глаза. 

Вот это, наверное, главное различие. А так, если все правильно выстроено, на большом концерте энергетика может получиться мощнее. Но мне все равно кажется, что чем теснее контакт – тем лучше. Поэтому лично для меня маленькие залы предпочтительней. 

– Концерт в филармонии – это часть турне. Можно коротко о нем? 

– На этот раз тур маленький – пока были Коломна и «Есенин-центр» в Москве. Будут еще Липецк, Сергиев Посад, Рязань и Клин. 

– «Есенинская» часть программы сделана с итальянским вокалистом Борисом Саволделли. Чем он отличается от других вокалистов, с которыми приходилось работать? 

– Возможностями своими. Вокалист – это человек, который словом и голосом доносит энергетику и смысл. То, что он доносит, напрямую зависит от его вокальных данных, его мудрости, скажем так, развитости души. У Бориса великолепные, редкие вокальные возможности. И редкое в своей широте сочетание стилей, в которых он может работать. Это и рок-музыка, и поп-музыка, джаз, блюз и авангард ему подвластны. Он прекрасно умеет импровизировать, а это отдельная степень свободы, потому что музыканты и вообще люди делятся на две категории – те, кто идет проторенными путями, и те, кто постоянно изобретает новое. Для второго нужна большая душевная и духовная смелость. Борис поражает своим голосом, это его музыкальный инструмент – он отлично им владеет, понимает его строение. 

И душа у него очень развитая. Допустим, когда он Есенина поет, люди, профессионально изучающие творчество Есенина, будь они из Москвы или Рязани, сразу говорят, что парень достоин и российского гражданства, и рязанского, и есенинского. Сам я могу то же самое сказать. 

– Самому Борису нравится творчество Есенина? 

– Да, это совершенно однозначно – Борис не стал бы делать того, что не нравится. Я подчеркну: наш проект, пожалуй, наиболее любимый из тех, в которых он участвует. Наше сотрудничество продолжается пять лет и это тоже критерий. 

– За тридцать пять лет жизни много ли музыкантов в «Feelin’s» сменилось? 

– Есть у нас такой музыкальный альбом – «Старая история», посвященный Рязанскому радиотехническому институту, и там я как раз такую статистику вел. Сейчас уже точно не скажу, но за все время, включая студенческое, пара десятков музыкантов точно прошли через коллектив.  

– В последнее время едва ли не чаще группы «Feelin’s» в нашем городе выступает «Трио Геннадия Филина». Что за проект и почему он появился? 

– В 2016 году мы с Борисом Саволделли прошли через крупнейшие фестивали Игоря Бутмана, в частности, «Триумф джаза» – наверное, это самый крутой российский джазовый фестиваль, мирового уровня. Побывали там, и я понял: чтобы соответствовать этому уровню, по многим показателям надо очень серьезно поработать. Допустим, идеи у нас хороши, но уровень исполнительского мастерства оставляет желать лучшего. А в джазе именно он ценится в первую очередь, хотя если исполнительский уровень перевешивает идейную составляющую, такие проекты, как правило, долго не живут. У группы «Feelin’s» на тот момент идеи явно «перевешивали», а исполнительский уровень был недостаточен. И я поставил задачу существенно его улучшить. А как его улучшить? 

Я решил начать с себя. Потому что невозможно требовать от других, если сам над собой не работаешь. 

Одновременно с этим я очень остро понял, что мою собственную музыку все равно никто лучше меня не выразит. В моих проектах участвовал целый ряд очень хороших и даже выдающихся музыкантов – тот же Игорь Бутман, Франк Вагане, Валерий Пономарев, другие отличные музыканты. Когда они записывались на моих альбомах или мы вместе выступали, я был в восторге: моя музыка звучит даже круче, чем я хотел, круче, чем мог представить в самых смелых ожиданиях. Так оно действительно и было. 
Но, видимо, я повзрослел и помудрел, потому что возникло желание самостоятельно выразить собственную музыку – как исполнитель. До этого я был бэнд-лидером, композитором, потому что в первую очередь сочиняю музыку. Но пианистом, исполнителем был в последнюю очередь: умею, конечно, импровизировать, но никогда над этим специально не работал. И я решил эту ситуацию изменить. Начал усиленно заниматься и за два года прошел несколько этапов развития своих навыков пианиста. Потом стал вкладывать свои композиторские навыки в сольное исполнительство. Потом и трио сложилось через какое-то время. Все это большая кропотливая работа, но так и появился проект «Трио Геннадия Филина». Хотя нельзя сказать, что я выступаю с ним больше, чем с «Feelin’s». Сейчас, например, у нас серия концертов с группой и Борисом Саволделли. 

Хочу подчеркнуть, что, основав трио, я подошел к делу уже по-новому, сразу заложил в него более глубокие музыкальные идеи, все продумывалось глубже. Я не хочу сказать, что с тем же Борисом Саволделли мне легче и проще, но уровень нюансировки, продуманности сольной игры в трио гораздо выше. В группе мы больше импровизируем, находимся «в свободном полете». Это здорово. Но даже чтобы поднять качество своих импровизационных возможностей, необходимо тщательно и глубоко работать. В голове, в мыслях я представляю свои соло гораздо более серьезными, насыщенными, виртуозными, а руки мои не всегда могут то, что творится у меня в голове – я их этому просто не научил.
 
Поэтому надо по шесть часов в день наигрывать и тренировать то, что тебе подсказывает фантазия, или то, что тебе хочется. Когда «вгоняешь» все это в руки, постепенно играешь лучше – это все равно что учить маленького ребенка говорить. Сегодня он плохо говорит, завтра получше, в семь лет идет в школу, потом в институт, затем он превращается в оратора, лектора. Так и здесь. 

Например, прошедшим летом я занимался от четырех до восьми часов в день. Другого пути нет. Развитие любого навыка – хотим и делаем. Кстати, по себе знаю, что это самое ценное. Большинство людей считает, что если чему-то научился – дальше учиться совсем не обязательно, надо деньги зарабатывать. Это большое заблуждение. С такой жизненной позицией можно только деградировать. 

– Что именно публика услышит в филармонии 30 марта? 

– Был вариант сделать гала-концерт из прошлых вещей, но у меня уже было несколько таких юбилейных концертов. И я подумал, что повторения не хочу, тем более, время ускоряется, мы буквально физически видим его ускорение. Поэтому я выбрал название «Вперед в будущее!», чтобы, по крайней мере, самого себя туда направить. А что там – совершено непонятно. Как у Макаревича в песне: «Вот, новый поворот, и не поймешь, пока не повернешь». 

В программе будут составляющие трех основных проектов «Feelin’s». Это проект с Борисом Саволделли, состоящий из глубоко лирической есенинской темы и хулиганской итальянской джазовой темы. Второй – проект с Сергеем Гриматиным, где звучат шедевры эстрады и популярного джаза, там собраны мировые и советские хиты. И третий – проект с нашей солисткой Наташей Богдановой. Талантливая очень девушка, актриса, сейчас заканчивает ГИТИС, но еще и хорошо поет, у нее сопрано. Наш проект «Журавли» посвящен природе заповедной Мещеры и 12-летней дружбе с Окским заповедником. В этом году исполняется 40 лет журавлиному питомнику и у нас есть песня, которая стала, можно сказать, журавлиным гимном. Причем сочинил ее не я, – Анатолий Морозов, с семьей которого дружу с детства. Несколько лет назад он мне ее напел – интуиция подсказала, что песня каким то образом получит жизнь. И я вслух это пообещал. Прошло буквально два-три дня – звонит местный телевизионщик и говорит: «В Окском заповеднике будет «Марш парков», фестиваль, в котором объединены национальные парки со всего мира. И там будет тема, посвященная журавлям. Мы целый год фильм будем снимать про то, как журавль рождается и развивается. И старт всего этого 16 апреля. Приедете?» Я говорю: «Да, конечно, даже песня есть». Хотя песни еще не было. В кратчайший срок сочинили песню – пел ее Дима Ельков. А дальше мы едем в этот заповедник, и происходит чудесная история. Концерт происходит в правлении заповедника. Димка поет второй куплет, открывается дверь в этот актовый зал, вбегают дети и кричат: «Журавлиха снесла яйцо!» Когда журавлик вылупился, его назвали Юган и как раз про него был снят документальный фильм. Вот такая история связана с этой песней, и 11 октября мы как раз должны поехать с Наташей Богдановой на 40-летие журавлиного питомника.

– Что еще в планах? 

– Мы с Борисом Саволделли работаем сейчас над третьим альбомом «есенинской серии» с условным названием «Есенин блюз», и уже на концерте в филармонии парочка новых песен прозвучит – «Пускай ты выпита другим» и «Черная, потом пропахшая выть!»