Новая газета
VK
VK
Twitter
Рязанский выпуск
№08 от 27 февраля 2020 г.
Свежие новости
Пятновыводитель с секретами
 Четвертый том «Рязанской старины» развенчивает мифы, открывает неизвестные имена и прославляет кошачью жизнь

«Кто сказал Мурр?» Да, даже такие вопросы можно услышать на презентации серьезного научного издания. 20 февраля в гостиничном комплексе «Арагон» читателям был представлен четвертый том альманаха «Рязанская старина». 



Высокое научное качество текстов, тщательная редакторская работа и уровень полиграфического исполнения – все это позволяет сборнику претендовать на «звание», возможно, лучшего в России продолжающегося издания по исторической регионалистике. 



Под стать статусу оказалась и презентация, прошедшая в нестандартной форме: помимо обязательных речей, общения с авторами, автографов и шампанского, гости получили возможность поучаствовать в викторине и узнать любопытные факты из жизни замечательных котов.

От Четверга к Мандарину

Вымышленный кот Давида Самойлова по прозвищу Четверг (а именно в четверг состоялась презентация «Рязанской старины») передал эстафету реально существовавшему коту Эрнста Теодора Амадея Гофмана, увековеченному в романе «Житейские воззрения кота Мурра». Ну а дальше кошачьи тропы повели в сторону нашего города, где зрителей поджидал рыжий кот Дмитрия Ивановича Иловайского, самого знаменитого рязанского историка XIX века. «Мандарином звали рыжего кота Иловайских», – так значится в примечании к статье Елены Сосниной о контактах рязанских помещиков Ремезовых с семьями Иловайских и Цветаевых в 1880–1910-х гг.


Иван Кирпиников и Павел Трибунский

И по странному совпадению это было последнее предложение, которое, подготавливая сборник к печати, прочитал Александр Никитин, составитель и редактор «Рязанской старины». «На этой фразе работа над изданием закончилась», – подвел итог Александр Олегович.

Один проект на двоих

Объем этой работы непосвященному читателю трудно и представить. Даже сухая статистика выглядит более чем внушительно: 528 страниц сборника, 25 статей, заметок, публикаций и рецензий 21 автора из Рязани, Москвы, Санкт-Петербурга, Воронежа, Орла, Пензы, Калуги, Иванова, а также Мюнхена, Мюнстера (ФРГ) и Риги (Латвия).

Но эти строгие данные ничего не скажут о тех сложностях, с которыми составители сталкиваются на каждом этапе подготовки сборника: поиск авторов, заказ текстов, тщательная научная редактура, включающая не только скрупулезное отслеживание правильности оформления научно-справочного аппарата, но и критический анализ авторский мысли, наконец, корректура, верстка и полиграфический процесс.

И все это при том, что «Рязанская старина» – частный проект двух составителей: Павла Трибунского и Александра Никитина – собирающих, редактирующих и выпускающих альманах в свободное от основной работы время. А такого, увы, всегда оказывается меньше, чем хотелось бы. Поэтому, как неоднократно прозвучало на презентации, работа над новым томом «Рязанской старины» поневоле тормозилась и издание отсрочивалось.


Владислав Боярченков

Впрочем, выдержать книгу на уровне ежегодника (как это оптимистично мыслилось первоначально) оказалось нереальным по определению. Проект «Рязанская старина» существует уже 22-й год. Сперва это была ежемесячная полоса в газете «Рязанские ведомости», появившаяся в 1998 году по инициативе Павла Трибунского. Через пять лет на смену газетной полосе, успевшей напечатать 136 статей и заметок, пришел сборник. С 2003 по 2019 год издано четыре тома. И уже со второго альманаха была задана такая серьезная планка: и на уровне полиграфии, и на уровне содержания – что удержать ее на нужной высоте можно было только длительной и кропотливой работой.

800 лет под одной обложкой

Однако затянувшееся ожидание читателя оправдывается качеством издания.

Любопытно, что четвертый том «Старины» оказался отмечен расширением географического представительства. Рязанские авторы впервые оказались в меньшинстве: восемь против тринадцати. А это не только признак повышения репутации сборника, но и гарантия многообразия подходов – чем больше авторов, тем шире взгляд на явления, события и лица рязанской истории. Последняя хронологически охвачена в альманахе за восемь веков: от конца XII в. до начала XXI в.


Виталий Толстов

Вдумчивый читатель, открыв издание, увидит всю панораму рязанской истории за 800 лет и познакомится со всеми исследователями. Пока же в рамках анонса нельзя не отдать долг уважения постоянным авторам, разрабатывающим темы, в которых специализируются с давних пор: Василий Пуцко – древнерусского художественного наследия, Сергей Михайлов – егорьевских старообрядцев, Ирина Кусова – купеческой Рязани, Дмитрий Филиппов – купеческого Касимова, Виталий Толстов и Павел Трибунский – российского политического деятеля и историка П.Н. Милюкова.


Елена Федосова

Дебютирует в номере 24-летняя рязанка Елена Федосова, совместно с Владиславом Боярченковым впервые публикующие в полном виде ценный и востребованный исследователями документ – секретную записку славянофила А.И. Кошелёва с характеристиками Рязанского губернского комитета по улучшению быта помещичьих крестьян 1858 г.

Период Московского государства XVI–XVII вв. достойно представлен новыми для проекта именами – Владимира Великанова, Александра Рогожина, Ивана Кирпичникова. 


Иван Кирпичников

Материалы трех иностранных авторов посвящены ХХ веку и сюжетам русского зарубежья. Статья Готтфрида Кратца и заметка Бориса Равдина напоминают, что даже есенинская тема, при всей ее освоенности, предполагает еще достаточно неизбитых ракурсов.

Статья Игоря Петрова (в соавторстве с П.А. Трибунским) фактически открывает читателю неизвестное имя М.М. Самыгина, сына известного писателя М.В. Самыгина (печатавшегося под псевдонимом «Марк Криницкий»), который в 1907–1913 гг. преподавал в 1-й Рязанской мужской гимназии.

Операция «Мистификация»

Дополнительную сложность составлению каждого тома «Рязанской старины» придает существование в нем особого тематического раздела. Во втором томе это были декабристы, в третьем – Евгений Каширин, наконец, в четвертом крайне интересная и злободневная тема – «Мифотворчество и мифотворцы». Не секрет, что по мере накопления исторических знаний, накапливается и доля, приходящаяся на всевозможные ошибки, недоразумения, «испорченный телефон» пересказов и, наконец, сознательные мистификации. Раздел «Мифотворчество и мифотворцы» – первая серьезная попытка произвести очистку от мифов, накопившихся в рязановедении. Львиная доля текстов (шесть!) в этой рубрике принадлежит перу Александра Никитина. Существовала ли «Рязанская ВДНХ», откуда пошли анекдоты про «поручика Ржевского» – эти и другие сюжеты раскрывает он в своих исследованиях.


Ирина Кусова

Каждая публикация в «Рязанской старине» – это изыскание новаторского, прорывного характера, становящиеся итогом многолетней работы ее автора. Поэтому выход в свет нового тома альманаха становится ярким событием, фиксирующим очередной этап заполнения обширных «белых пятен» рязанской истории.

По вопросам приобретения четвертого тома альманаха «Рязанская старина» связывайтесь с издателями через группу «Рязанская старина» в социальной сети «ВКонтакте».

Дословно

Александр НИКИТИН, историк, автор, составитель и редактор альманаха «Рязанская старина»:



– В чем очарование этого проекта?.. Дело не только в том, что за счет перфекционистских установок он стал одним из лучших регионологических сборников в России. Но он еще является образцом частной инициативы, не зависящей от заявок, конкурсов, тендеров, бюрократической волокиты и спонсоров. Все делается за свой счет. И это правильно! И каждое наше с Павлом Трибунским издание последних лет доказывает, что это возможно. Возможно в наше время собрать высокопрофессиональных авторов и выпустить качественное издание на хорошей бумаге. Причем тиражом не в 100 экземпляров, как многие сейчас делают. Дескать, главное издать, раздать по библиотекам и раздарить коллегам. Моя твердая установка: минимально допустимый тираж – полтысячи. Такая книга, как «Рязанская старина» не должна расходиться мгновенно, ее востребованность будет только расти. Поэтому и для приобретения она должна оставаться доступной длительное время. «Рязанская старина» – книга не однодневного употребления. Время идет, будут появляться новые поколения исследователей, которые захотят иметь ее на своей книжной полке. Но рано или поздно и данное издание станет библиографической редкостью, как это уже стало с первыми двумя томами.

Фото Андрея ПАВЛУШИНА