Новая газета
VK
VK
Twitter
Рязанский выпуск
№29 от 26 июля 2012 г.
Свежие новости
Смертельная красота
 В Рязани продолжается расследование гибели пациентки на операционном столе


 
Вы можете себе представить, что доктор с судимостью работает в некогда лучшем центре эндохирургии России? А какая логика должна быть в том, что оперирующий врач работает неполный рабочий день и неполную рабочую неделю? 
 
Категория присуждается на основании отчета, способного вызвать только саркастический смех, причем не только над его составителем. Фантастика? Модернизация медицины? Новый облик здравоохранения? Очень хотелось бы верить, что нет. Хотя...
 
Трагедия в ОКБ выявила многие стороны беспрецедентных нарушений, причем не только медицинского характера. Как уже сообщили почти все СМИ, в том числе 5 канал и РенТВ, на следующие сутки после выполнения Кудряшовой А.В. операции скончалась пациентка. Рядовой случай, решили медбоссы, но медицинская общественность была просто в шоке. Первый случай в пластической хирургии для России! Но умерла, так умерла… 
 
На организованной спустя продолжительное время клинико-анатомической конференции под председательством проф. Трушина С.Н. никто даже не попытался встать на защиту Кудряшовой. Уж кто-кто, а коллектив ОКБ наслышан про данного персонажа: всеми были единодушно озвучены ошибки и несоблюдение стандартов лечения пациентки. Вы думаете, это на что-то повлияло? Протокол конференции был переписан, причем без пояснений Кудряшовой. Протокол, состоящий только из вопросов. Да уж… Видно характер ответов не вынесла даже бумага. Или администрация.
 
Полное расхождение клинического и патанатомического диагнозов, неверный ход операции были расценены как «нарушение ведения стационарной карты больного», а то, что превышена рекомендуемая доза препарата, повышающего свертываемость крови, и одновременно назначено четыре различных обезболивающих, названо «не в полной мере назначения соответствуют тяжести перенесенной операции». В эту же категорию попали и нарушения стандартов ВОЗ о профилактике тромбозов, от чего и умерла пациентка. Естественно, сей опус не подписан ни проф. Трушиным С.Н., ни официальным оппонентом. 
 
Вполне резонной была реакция правоохранительных органов – были изъяты все документы, касающиеся данного вопроса. Вот тут-то и началось: выполнено две операции, а оплачена в кассу только одна, импланты закупала сама Кудряшова, а не клиника и не больная, причем их номера в истории болезни одинаковые, чего никогда не может быть. Несоответствие в записях об объеме операции в различных документах, сомнения в подлинности подписей больной. Пациентка умерла от того, о чем ее не предупреждали в «информированном согласии». 
 
Уволить и закончить? Реалии разума и тут вступили в противодействие с действительностью. На КЗоТ и еще кое-что было указано главному врачу, громогласное «отстранить от операций», так пафосно прозвучав, смолкло, и Кудряшова на следующий же день впархивает в операционную. Деятельность продолжается…
 
Результаты данной деятельности сказываются незамедлительно. В клинику поступает пациентка, крайне недовольная результатами творения Кудряшовой. Деформированная грудь с ареолой величиной с блюдце, имплант, смещающийся в подключичную область, не считая «вдруг появившейся» фиброаденомы, мало кого оставят равнодушным. Кроме того, прайс данного творения превосходит ожидания всех маститых пластиков Рязани. На спасение реноме клиники брошены лучшие силы, два главных пластических хирурга (бывший и нынешний) исправляют творение Кудряшовой. Правда, это не сильно спасло ситуацию: заявление о возбуждении уголовного дела направлено пациенткой генералу Бастрыкину А.И. и о причинении вреда здоровья – министру здравоохранения Скворцовой В.И. 
 
Собранная, в связи с обращением в Минздрав исполняющего обязанности начальника УМВД И.А. Семиохина, комиссия разбирает сразу оба случая. Выводы неутешительны. Ни один из врачей (Веркин Н.И. – зав. онкологическим отделением РОКОД, Грязнов С.В. – зав. сосудистым отделением РОККД, Мотин А.П. – зав. хирургическим отделением 11-й горбольницы и др.) не стали заниматься фальсификацией. Тем более что подоплека данного дела и все материалы в деталях известны им еще задолго до заседания, в том числе и ряд «как будто не представленных». Кроме того, все понимают, что сталкивать лбами ведущих хирургов из-за абсолютно провальной ситуации, по меньшей мере, неэтично. Выход? Логичный для этой ситуации! Экспертиза экспертизы! Что может быть надежнее? Мог ли препарат, повышающий свертываемость, вызвать повышение свертывания и возникновение тромба? Абсурд? Как и вся ситуация! Но именно это направлено в фармкомитет! С рекомендациями комиссия соберется попозже…
 
Вторая история болезни направлена также на «экспертизу». Думаем, вряд ли опытный доктор пойдет на поводу и станет сталкивать интересы основных хирургических школ Рязани, на что и делается сейчас основная ставка. Результаты и тут будут малоутешительными для ряда «организаторов здравоохранения», тем более что проявленный интерес к творящемуся безобразию ряда депутатов Государственной Думы и сенаторов Совета Федерации в преддверии выборов губернатора не останется незамеченным. Время покажет, что это: вопиющий факт организационной импотенции или феерический вариант подставы некой депутатши, входящей явно не в обойму «Единой России» и явно протежирующей Кудряшовой А.В..
 
«В Рязанской области по результатам мониторинга СМИ проводится доследственная проверка по факту смерти пациентки в областной клинической больнице. В ходе проверки будут установлены обстоятельства смерти женщины и дана оценка деятельности медицинского персонала больницы. По результатам проверки будет принято процессуальное решение». Это официоз. Расшифровка выше. Какая будет дана ситуации дальнейшая правовая оценка, зависит от принципиальной позиции суда и следственного комитета. Человеческая оценка уже дана в многочисленных интернет-отзывах, и не только в них.
 
Галина САМОЛЁТОВА