Новая газета
VK
VK
Twitter
Рязанский выпуск
№16 от 26 апреля 2012 г.
Свежие новости
Гастарбайтеры на госслужбе
Тверские блогеры оценивают успехи рязанских управленцев



Все знают, что на перепутье между двумя российскими столицами трудится команда выходцев из Рязани. Это 42-летний тверской губернатор Андрей ШЕВЕЛЕВ – бывший зам по политике нашего губернатора Ковалева. Плюс – на разных должностях – его доверенные лица Дудукин, Блем и другие.

В контексте разговора с коллегами-журналистами о рязанцах в Твери недавно прозвучала очень точная формулировка: Тверь их отторгает, как неудачно пересаженный орган. Она и стала поводом к компиляции этого обзора.


«Андрей Шевелев сегодня принимал парад тверских милиционеров, Я присутствовал при этом. В принципе строевой смотр дело нужное, впервые проходил за последние лет 15–20. Выглядел губернатор убедительно, – написал летом прошлого года пользователь gklimov. – Однако в экономических и политических сферах он был не так убедителен, а, можно сказать, наоборот… Шевелев начал свою карьеру губернатора очень неудачно. Он объявил, при первом же знакомстве с тверской элитой, об отмене фестиваля русского рока «Нашествие» в Завидово. Сослался на эпидемию чумы у свиней. Такая же эпидемия в прошлые годы тихо и без рекламы прошла в южных областях России, в Ленинградской и Архангельской областях. У нас же, благодаря такому губернаторскому пиару, нанесен колоссальный урон экономике региона: туризму и сельскому хозяйству. Целый день идут ко мне предприниматели с жалобами на действия Шевелева. После заявления об отмене фестиваля в связи с чумой у свиней отдыхающие массово отказываются от путевок. А в Тверской области в туриндустрии занято несколько тысяч человек. Нанесен сокрушительный урон главной отрасли сельского хозяйства и личных подворий – животноводству. Тверское мясо и молоко отказываются брать иногородние покупатели. В Иваньковском водохранилище круизные пароходы причаливают теперь только к берегам Московской области. Турфирмы Калязина в шоке.
Понятно, что Шевелев в Рязани специализировался на борьбе с лесными пожарами и безопасности. Он и в Твери действует в сфере своей максимальной компетенции. Но губернатор это не только оперативный управленец, но и стратег, и политик, и экономист».

Казалось бы, со временем этот негативный настрой должен был улечься. Ан нет. Отрицательный тренд оказался довольно жизнестойким. И не последнюю роль в этом сыграла команда нового губернатора:

«Известно, что «короля делает свита», – напомнил пользователь kerlangua. – Одним из самых заметных действий Андрея Шевелева стала постепенная замена подобравшейся к концу правления прежнего губернатора Дмитрия Зеленина тверской команды на новую, рязанскую.
Мы помним, что за семь лет работы Зеленина он тоже много экспериментировал с кадрами, но под конец в администрации появились очень дельные люди. Молодые прогрессивные Сергей Аристов и Алексей Каспржак, занимавшиеся экономическим и финансовым блоком, опытнейший тверской политик Игорь Ялышев… Очень жаль, что Андрею Шевелеву не удалось сохранить этих сотрудников. Что руководит рязанскими чиновниками, переселяющимися в Тверь, лично для меня загадка. Если Зеленин мотивировал москвичей добавками к зарплате, чем замотивированы эти люди, меняющие Рязань на Тверь, шило на мыло? Что заставляет взрослых и, наверное, устроенных в жизни людей ехать в город, с которым их ничего не связывает? Говорят, что на среднем уровне в областной администрации рязанских всё прибывает… После многих сотен лет противостояния «тверских» и «московских» это какой-то новый нюанс в местной политике с географией. Впрочем, судить надо по делам. А дел пока маловато.
В отличие от своего предшественника, Андрей Шевелев проводит гораздо меньше мероприятий. Во всяком случае, пресс-служба областной администрации, ранее забрасывавшая прессу приглашениями на мероприятия с участием губернатора, сейчас не шлёт нам ничего. Значит, вероятно, нет почти никаких событий».

Дела, о «маловатости» которых сокрушался пользователь kerlangua, начались позже. Продолжает пользователь сервиса mail.ru Елена Павлова. Ею приводится статья за подписью Марии Орловой, опубликованная в одной из тверских газет. Вот самый значимый фрагмент этой публикации:
«Рязанская команда» на уровне начальников второго-третьего плана, похоже, приехала сюда не Тверскую область развивать, а «на заработки». Тверские граждане очень веселятся, когда видят, что агитационные материалы за Путина и «Единую Россию» печатаются в Рязани, видимо, в «особо доверенных» типографиях. Товарищи вроде Яна Раджабова, курирующего СМИ, опять пытаются рассорить губернатора со СМИ и общественными организациями. […]
Между тем, рейтинг губернатора Шевелева, не проработавшего в Тверской области и года, уже – минус 50 процентов. Это надо умудриться: все-таки, Шевелев – Герой России, и, объективно пытается делать много хорошего. Понятно, что в стенах Законодательного собрания работают профессиональные интриганы, которые организуют системную оппозицию Шевелеву, не позволяя получить ему все рычаги власти. Да и тверская ячейка партии «Единая Россия» тоже находится под влиянием недружественных губернатору сил.
Но и сама команда Андрея Шевелева делает свое «черное дело». Иногда кажется, что действуют они специально, нарочито дискредитируя своего начальника. Короля делает свита, и, увы, эта свита думает только о своих личных интересах. Все очень напоминает ситуацию тотального конфликта администрации предыдущего губернатора Дмитрия Зеленина и общества. И авторы ее сидят в тех же кабинетах. Хотя, может быть, фамилии у них несколько иные. Иногда кажется, что Владимир Пызин был даже более современным и профессиональным, чем Ян Раджабов…»

4 марта 2012 года та же пользователь Елена Павлова написала так:
«Я смотрю на рязанскую команду, которая приехала с новым губернатором Шевелевым в Тверскую область из этой самой Рязани. Да, и у нас так жили в эпоху позднего губернатора Платова: вечером выпили – с утра похмелье, в промежутках между этими основными деяниями дня надо всячески обустраивать свою жизнь, «хомячить», как говорил мой приятель из тех времен Антропьев. Все, кто думают о чем-то выше своего желудка или кармана, считаются опасными маргиналами.
Потом в Тверской области был молодой прогрессивный губернатор Зеленин, наш регион довольно сильно продвинулся в 21-й век. Зеленин, притом, что не забывал о своем кармане (и это мягко сказано – все ж миллиардер), пытался сделать что-то разумное, доброе и вечное. При нем мы начали добровольно устраивать субботники и убирать мусор за быдлоотдыхающими, помогать больным детям, и т.д. Начала подниматься культура: стало модным ходить в филармонию, например. Книги люди начали читать, газеты. И почти принудительно – ЖЖ и Твиттер.
Ребятам из новой губернаторской команды Шевелева все это непонятно. Они даже технологически еще в начале 2000-х. В «Тверскую жизнь» приводили на экскурсию товарища, видимо, кандидата в главные редакторы из Рязани, так он спрашивал про астралоны (! – такая хрень, которой в редакциях не бывает с 1999 года). Удивлялся, что у всех на столах есть компьютеры:
– Вы что, – говорит – все на них печатать умеете?
В общем, мне очень интересно, как проголосует Тверская область. И какие по результатам этого голосования будут сделаны выводы».

Вероятно, для того, чтобы эти выводы оказались совершенно однозначными, в блогах появились довольно радикальные политические оценки. Автор – уже цитировавшаяся Мария Орлова:
«…Настройки общественных отношений в России – дело очень тонкое. И когда в них лезут люди слишком малоквалифицированные вроде замгубернатора по внутренней политике Сергея Дудукина, прибывшего в Тверь вместе с Шевелевым из Рязани, может случиться, что российская властная вертикаль станет всего лишь исполнителем воли Бориса Березовского. Во всяком случае, в Тверской области политика здешнего губернатора Андрея Шевелева в полной мере дополняет политику Березовского по разрушению ментального культурного ядра российского народа. Неважно: осознанно или нет, но Шевелев на своем посту подыгрывает Березовскому».

За кадром этого повествования остались медиаистории попыток подавления в Твери свободы печати, отпуска Сергея Дудукина, было принятого в Твери за «уход в бега», и угрозы заведения уголовного дела, якобы нависшей над Ириной Блем. Так что продолжение – следует.