Новая газета
VK
VK
Twitter
Рязанский выпуск
№07 от 25 февраля 2021 г.
Свежие новости
Высокие рыночные отношения
 Даже в дефицитные советские времена шопинг мог быть увлекательным занятием 
 
Студеное февральское утро. Мороз почти пятнадцать градусов, из дома выходить не особенно хочется, но солнышко отогревает душу светлыми и добрыми мыслями.

– Ну что, на рынок поедем? – бодрым, зычным голосом прерывает мои раздумья папа, и десятилетний мальчуган, забыв про сильный холод на улице, начинает шустро собираться, предвкушая маленькое, но занимательное путешествие.

Мы едем на Центральный колхозный рынок на улице Спартаковской, который многие горожане в те годы по старой памяти звали молочным базаром. У нас есть согласованный с мамой план закупок и небольшое пространство для импровизации. Для трех домашних аквариумов нужны новые водоросли, и, конечно, хотелось бы расширить видовое разнообразие живущих в этих емкостях рыбок.

Торговцы-аквариумисты – смелый народ. Коварные происки зимы их совсем не пугают, хотя тридцать пять лет назад никаких переносных тепловых пушек и прочих обогревателей не было. Драгоценный товар у немногочисленных продавцов осторожно прикрыт теплыми одеялами, но так, чтобы обеспечить доступ воздуха и света. Нам сопутствует удача. Необходимые растения и пара суматранских барбусов успешно приобретены!



Но перед зоологической частью нашего шопинга был увлекательный поход за продуктами. В овощном павильоне посетителей сразу встречают продавцы картошки с весами в виде двух глубоких тарелок. Ценообразование здесь очень простое. Опрятные серо-коричневые клубни среднего размера стоят по рублю за три килограмма. Крупные, слегка поблескивающие своей розовой кожей экземпляры идут уже по сорок копеек за кило.

Неподалеку от картофельного ряда, будто пузатые купчины, выстроились бочки с квашеной капустой. Покупателей неустанно зазывают розовощекие женщины, чьи габариты иногда могут достойно конкурировать с резервуарами для их вкуснейшего товара. Нас настойчиво приглашают попробовать капустки, и лишь после вдумчивой дегустации властительницы прилавка начинают расхваливать свою продукцию.

С увесистыми сумками и разгоревшимся аппетитом мы покидаем этот павильон, чтобы совершить набег на соседнее здание, увенчанное, будто цирк, куполообразной крышей. В торговом зале компанию посетителям и продавцам составляют десятки любопытных голубей и воробьев. 

Пока папа выбирает краснобокие яблоки, меня тянет в соседний ряд – к высоким курганам из арахиса. Тогда название этого ореха произносилось с ударением на третий слог, а сами плоды предлагались не чищенными, а заключенными в светло-бежевую скорлупу. Продавцы давали пробовать ядрышки неохотно, но после посещения пяти-шести прилавков наступало чувство легкого насыщения. 

Конечно, мы не могли уйти с рынка без орехов, причем у папы с колоритным южным торговцем нашлись общие темы, потому что русский работяга и кавказский продавец провели часть детства в гостеприимном Баку. Слушая эту милую непринужденную беседу, я не предполагал, что совсем скоро общая родина для полутора сотен народов безвозвратно исчезнет, а в беззаботное детство быстро войдут думы о хлебе насущном и о том, как поделить купленное по дешевке мясо между собой и четвероногими домашними питомцами.
Денис ПУПКОВ