Новая газета
VK
VK
Twitter
Рязанский выпуск
№41 от 23 октября 2014 г.
Свежие новости
А вместо сердца...
Проблемы кардиодиспансера в Рязани волнуют только больных


 
Они бьются за свою жизнь и за жизнь людей со схожими заболеваниями уже несколько лет. Что-бы отстоять право на жизнь, была зарегистрирована даже общественная благотворительная ор-ганизация – «Общество больных с нарушениями ритма сердца и пользователей электрокардио-стимуляторами». Уже из названия видно, что борьба идет за тех, чья жизнь находится под посто-янной угрозой. Они писали губернатору Олегу КОВАЛЕВУ и в областной минздрав, пытаясь до-нести простую вещь: «реорганизация», которая идет в кардиодиспансере, смертельно опасна для многих людей. Наконец написали президенту Путину, где постарались внятно объяснить, о каких проблемах идет речь. И, затаив дыхание, стали ждать ответа. Однако то, что пришло из админи-страции президента, привело больных в шок. Практически по всем пунктам московский чинов-ник, как оказалось, ситуацию в Рязани знает лучше больных. Ну, что ж, настало время писать открытые письма, потому что придаваемая проблеме гласность – эта последняя надежда для лю-дей, чья жизнь и так постоянно висит на волоске.


 
Открытое письмо администрации президента РФ
 
Мы, пациенты Рязанского областного клинического кардиологического диспансера (кардиодиспансера), вторично обращаемся в администрацию президента РФ, но теперь в форме открытого письма. К этому нас вынудили следующие обстоятельства.
 
Наше обращение к президенту РФ, вызванное пожеланиями улучшения получаемой пациентами нашего профиля медицинской помощи (в том числе – обеспечение оперативности предоставления лечения, вос-становление количества коек в отделении хирургического лечения сложных нарушений ритма сердца и электрокардиостимуляции (далее – отделение) Рязанского областного кардиологического диспансера (далее – кардиодиспансер), рассмотрение вопроса о качестве ремонта кардиодиспансера и решение ряда других вопросов) не привело к удовлетворяющему нас результату. Ранее мы безрезультатно обраща-лись с этими вопросами в правительство Рязанской области.
 
Письмо из Управления президента РФ по работе с обращениями граждан и организаций (исх. №А26-14-79235871 от 22.07.2014 г.), подписанное главным советником департамента письменных обращений граждан и организаций Дозоровым А., не только не развеяло нашу обеспокоенность и не вселило каких-либо надежд, но и повергло нас в шок. 
 
Мы полагаем, что пациентов, подписавших письмо к президенту, администрация президента в лице г-на Дозорова А. обвинила во лжи. При этом никаких аргументов, подтверждающих эти обвинения, кроме ссылки на некие материалы, представленные правительством Рязанской области, не приводится. Всё письмо, к сожалению, выдержано в стиле протоколов прежних «партийно-профсоюзных собраний», где «мелким сошкам» объясняли, что то, что они видели, слышали и чувствовали – это не то, что было и есть в действительности, а совсем иное.
 
Чтобы это обосновать, рассмотрим и прокомментируем ответ администрации президента РФ (далее – ответ) по актуальным для нас вопросам.
 
1. В ответе указано, что «никто из подписавших граждан с 1 января 2014 года по настоящее время на стационарном лечении в кардиологическом диспансере не находился». Таким образом, фор-мируется мнение, что подписанты не знакомы с истинным положением дел в отделении ЭКС и принимают на веру кем-то вымышленные факты. 
 
Но после операций мы являемся постоянными посетителями этого отделения. Это связано с необходи-мостью регулярных проверок и настроек кардиостимуляторов, коррекцией лекарственных назначений и получением консультаций. Мы общаемся с пациентами отделения и между собой, поэтому в курсе про-исходящего. Кроме того, мы и сами способны увидеть, например, разбор завалов от рухнувших после ремонта потолков.
 
С принятием «нулевой» даты отсчета (а именно 1 января 2014 года) и установки некоего «срока давно-сти» в ответе игнорируются факты, которые произошли раньше и о которых мы пишем. Это однозначно можно оценить как передергивание событий.
 
2. В ответе утверждается, что «так называемое «Общество больных с нарушениями ритма сердца и пользователей электрокардиостимуляторами» в Министерстве юстиции не зарегистрировано».
 
Мы приложили к данному письму копии регистрационных документов общественной организации, но просили бы эти документы не предъявлять третьим лицам, в том числе и чиновникам типа г-на Дозоро-ва А. Следует также отметить, что наше обращение подписано группой пациентов, а общественная ор-ганизация пациентов в нем только упоминается.
 
Хотим обратить внимание всех читающих данное открытое письмо, что по двум рассмотренным вопро-сам уже видно, что составителя ответа больше интересовали не факты и события как таковые, а некие окружающие обстоятельства. 
 
3. В ответе заявлено, что «количество коек в отделении хирургического лечения нарушений ритма сердца и электрокардиостимуляции не уменьшено». Да, сейчас в это число входит 20 палатных коек и группа коридорных. Но мы говорили об уменьшении палатных коек и не после 01.01.2014 года (теперь становится понятной комбинация с этой датой «нулевого» отсчета!). 
 
Также следует заметить, что г-н Дозоров еще и лукавит, так как далее в его письме говорится следую-щее: «В соответствии с предписаниями, с целью выполнения санитарных норм и правил для операци-онного блока, обслуживающего отделение хирургического лечения сложных нарушений ритма сердца и электрокардиостимуляции были задействованы помещение кабинета электрофизиологических исследо-ваний отделения (площадью 11 кв. м) для организации санпропускника оперблока и одна палата отде-ления (курсив наш) для создания сестринской оперблока». 
 
То есть ликвидация одной палаты в отделении ЭКС все-таки признается, но вместе с тем и утверждает-ся, что перевод пациентов этого хирургического отделения на коридорные койки соответствует сани-тарным нормам и правилам!
 
Мы смеем утверждать, что постоянное размещение части больных отделения ЭКС (в том числе и лежа-чих) на коридорных койках в клинике областного масштаба в мирное время – это, как минимум, не-прилично (фото прилагается).
 
4. В ответе прямо-таки постулируется, что «послеоперационные больные отделения хирургического ле-чения нарушений ритма сердца и электрокардиостимуляции направляются в реанимационное отделе-ние, а не в коридор». Это необходимо понимать так, что фактов их поступления в палаты или пребыва-ния после операций в коридоре не было, нет и не будет? Тогда послеоперационный 91-летний Швецов В.Г., размещенный в коридоре в мае 2014 года, это плод нашего воображения? Или это проблема самого В.Г.Швецова и его родственников, но никак не руководства кардиодиспансера?
 
5. В ответе не прокомментирован факт закрытия буфета в кардиодиспансере. Так он закрыт или нет? Есть ли необходимость в его работе для больных и персонала? Возможно, кто-то решил, что он эконо-мически не выгоден. Но рассматривалась ли его важная социальная функция? На это ответа и объясне-ний нет.
 
6. На наше сообщение об обрушении после ремонта потолков в сестринской комнате и помещении се-стры-хозяйки вместе с электропроводкой (!), автор ответа администрации президента РФ категорически утверждает, что потолок в сестринской комнате упал из-за порыва ветра, и виноват в этом персонал, проветривавший помещение. Факт падения другого потолка проигнорирован.
 
Мы консультировались у специалистов, допустимо ли по СНиПам или другим нормативным актам па-дение подвесных потолков в случае открытых окон и порывов ветра. Нам ответили вопросом: «Вы что, с ума сошли?». Естественно, что мы с таким диагнозом не согласны. Но куда теперь отнести утвержде-ние администрации президента о том, что навесные потолочные конструкции в лечебных учреждениях России не рассчитаны на открытые оконные и форточные проемы, т.к. сквозняки приводят к обруше-нию этих потолочных покрытий? Это нормально?
 
7. Администрация президента в лице г-на Дозорова А. также вполне уверенно сообщила нам, что «во время проверки в отделении выявлено 30% больных, не подлежащих госпитализации в хирургическое отделение. Обследование и лечение данной категории больных целесообразно проводить в условиях кардиологического отделения терапевтического профиля». Это означает, что 30% больных, находив-шихся в отделении ЭКС в момент проведения проверки (когда? какой? кем?) являлись непрофильными, и, как утверждается далее в ответе, они-то и составляют тот контингент больных, которых размещают в коридоре.
 
Утверждение о непрофильности пациентов вызывает у нас, по меньшей мере, недоумение. На основа-нии каких экспертиз администрация президента это установила? Насколько нам известно (из личного опыта, а не с чьих-то слов), пациент при поступлении в кардиодиспансер направляется в то или иное отделение в соответствии с его показаниями и данными объективного медицинского контроля, указан-ными в сопроводительных документах. Выходит, что либо принимающий медицинский персонал при-емного отделения состоит из неграмотных сотрудников (с чем мы категорически не согласны), либо па-циенты распределяются по жребию, что являлось бы полным бредом. Кроме того, нарушается действи-тельная последовательность событий – сначала ставится койка в коридоре, засчитывается в количество койко-мест отделения и затем на нее кладут пациента, а не наоборот!
 
8. В ответе говорится, что «возможно перераспределение объемов (по-видимому, 30% «излишков») из отделения хирургического лечения сложных нарушений ритма сердца и электрокардиостимуляции в кардиологическое отделение терапевтического профиля, что позволит оптимизировать потоки боль-ных». В каких-то отдельных случаях, насколько нам известно, в связи с показаниями происходит встречное движение пациентов между отделениями. Но здесь необходимо учесть определенную объек-тивную тонкость. Все специалисты по аритмологии находятся в этом самом отделении ЭКС. Поэтому, при наличии признаков аритмии, пациент направляется в это отделение и только здесь может быть вы-дана квалифицированная рекомендация о переводе или продолжении лечения его в отделении. Легкого и простого решения (в стиле того, как готовит ответы г-н Дозоров А.) вопроса перевода пациента в дру-гие отделения со всей очевидностью не получается.
 
Кроме того, все пациенты с электрокардиостимуляторами при наличии малейшего подозрения на сбои в его работе или неадекватности настроек также направляются в отделение ЭКС и это, надеемся, не тре-бует разъяснений. Так о какой же проверке профильности пациентов и «оптимизации» их «потоков» написано в ответе?
 
9. Весьма оригинальный ответ мы получили на наше сообщение о проблемах выделения квот на им-плантацию ЭКС, несоответствии этого механизма объективным факторам, определяющим срочность оперативного вмешательства, о возможностях кардиодиспансера самостоятельно реализовывать эти квоты. На все это в ответе администрации президента доходчиво разъясняется, что все пациенты, на-правляемые по квотам в другие города, доставляются к месту лечения реанимобилями, обеспеченными необходимым оборудованием. 
 
Но мы же не об этом говорили в своем письме!
 
Если с квотами так все хорошо, то почему в кардиодиспансере делаются в год сотни операций по им-плантации ЭКС, а по квотам за период 2009–2012 годов проведено всего 64, то есть в среднем 16 в год!? При этом для операции на месте в Рязани большинство пациентов приобретали кардиостимуляторы за свой счет, причем из-за нехватки денег часто были востребованы аппараты заниженных функциональ-ных возможностей (например, вместо необходимого двухкамерного – однокамерный). По г-ну Дозорову А. опять выходит, что пациенты немного не в себе и не понимают большой медицинской и финансовой выгоды от получения квот!
 
Кстати, об использовании реанимобилей с необходимым оборудованием. Интересно, может ли админи-страция президента утверждать, что они используются при перевозке пациентов всегда? Или все-таки существуют случаи отправки пациентов на такси в компании с врачом?
 
10. Процитируем фрагмент ответа: «С 2010 года отделение работает с низкой оперативной активно-стью». 
 
А знает ли г-н Дозоров А., сколько стоит добротный, надежный кардиостимулятор? Сообщаем, что двухкамерная «машинка» с более-менее достаточными параметрами и приличными электродами стоила еще в 2000 году порядка 160–190 тысяч рублей, а сейчас не меньше. После ликвидации компенсацион-ных выплат за приобретенный электрокардиостимулятор (это своя и довольно «серая» история) «опера-тивность» работы отделения во многом зависит и от финансовых возможностей пациентов. Собрать не-обходимые деньги (для многих больных и 30–50 тысяч руб. – это значительная сумма, а потребоваться может в разы больше) удается не за один-два дня, под которые, возможно, и рассчитаны некие меди-цинские нормативы, а за более длительный срок. Так что же, выпроваживать из отделения ЭКС пациен-та в районный центр или в отдаленную деревню (для увеличения «оперативной активности»?!) или по-дождать еще несколько дней? Вообще, хотелось бы выяснить, подписант ответа понимает, о чем идет речь, когда пишет о «низкой оперативной активности»?
 
11. Хотим также рекомендовать автору ответа прочитывать то, что он подписывает. Цитируем в связи с этим фрагмент ответа: «Сроки обследования и ожидания квот на данный вид страхования (?) (курсив и знак вопроса наши) на базе кардиологического диспансера устанавливаются однокамерные кардиости-муляторы, по экстренным показаниям – двухкамерные, приобретенные за счет средств областного бюд-жета». Прочитав это, перечитайте п.9 выше по тексту!
 
РЕЗЮМИРУЕМ:
 
Мы надеемся, что достаточно убедительно обосновали наше возмущение ответом администрации пре-зидента РФ, подписанным г-ном Дозоровым А., на наше обращение и оценку ответа как обвинение нас во лжи. 
 
Следует отметить, что во лжи нас уже обвиняли, когда наша Общественная организация несколько лет назад обратилась с жалобой на нарушения, допущенные доктором отделения Потехинским С.С. Тогда против руководителя общественной организации было инспирировано уголовное дело о клевете, заяви-телем по которому проходил указанный доктор. Но в день вынесения приговора он отказался от своего заявления, так как завершение судебного дела приговором автоматически обращало дело уже против заявителя. Действовавшее тогда руководство кардиодиспансера, по-видимому, активно поддерживало указанного «врача», однако это не повлияло на результат. Кардиодиспансер проиграл иски пациентов по нарушениям в действиях Потехинского С.С. и уплатил компенсации. Никаких адекватных админист-ративных мер в отношении этого доктора принято не было. Он до сих пор работает в отделении ЭКС, а подтвержденные факты его нарушений администрацию кардиодиспансера не тревожат. 
 
Судя по манере и стилю ответа администрации президента, мы не исключаем, что, возможно, кем-то снова строятся планы о возбуждении против нас какого-нибудь дела или о принятии различных адми-нистративных мер воздействия на персонал и руководство отделения ЭКС (администрация не любит «выноса сора из избы»). Мы также с тревогой думаем о том, как в дальнейшем проходить лечение и поддерживать свое состояние при таком отношении чиновников различных уровней к проблемам паци-ентов с нарушениями ритма сердца в рязанском регионе. Такая «политика» может привести не только к ухудшению процедур медицинского обслуживания пациентов этого профиля в нашей области, но и к потере наиболее квалифицированных специалистов по аритмологии. 
 
Прямая угроза такого развития событий таится, в частности, в следующей фразе ответа администрации президента: «В целях эффективного использования дорогостоящих коек отделения и сокращения сроков пребывания больного на койке, рассматривается вопрос обследования плановых пациен-тов амбулаторно, в консультационном отделении и в кардиологических терапевтических отделе-ниях кардиодиспансера». 
 
Советник Дозоров А. явно не медик, иначе бы такой абсурдной идеи у него бы не возникло. Возможно, что он сошлется на то, что при подготовке от имени администрации президента ответа на наше обраще-ние он всего лишь использовал информацию, полученную от правительства Рязанской области. Но в этом случае ему, как мы полагаем, лучше работать не в должности советника, а оператором почтовой связи.
 
В заключение, несмотря на всё вышесказанное и объективности ради, выражаем искреннюю благодар-ность правительству Рязанской области и лично губернатору Олегу Ивановичу Ковалёву за недавнее приобретение для отделения ЭКС значительной партии хороших электрокардиостимуляторов. Хочется надеяться, что такие закупки станут регулярными и что наше отделение не столкнется с необходимо-стью сокращения высококвалифицированного медицинского персонала, хирургов и врачей, способных с помощью этих стимуляторов спасать наши жизни.
 
Пациенты Рязанского областного клинического кардиологического диспансера