Новая газета
VK
VK
Twitter
Рязанский выпуск
№32 от 22 августа 2019 г.
Актеры безумствовали. Пожарные безмолвствовали
 Уличные артисты в Рязани танцевали на ходулях, летали на Пегасе и жгли театр

Театр вырос на Лыбедском бульваре в субботу 17 августа. Семиметровый, величественный, с пышным занавесом и алым настилом сцены. Бумажный, но почти настоящий. Предчувствуя фееричный финал, он торжественно возвышался над – пока еще пустой – площадью. Но постепенно на город опустилась ночь. Зрители обступили театр плотной стеной. Даже дождь, ливший целый день, притих и приготовился. Вспыхнули первые языки пламени… И понеслось! Сверкали искры, расцветали фейерверки, жаркие всполохи извергались из огнеметов всех мастей и калибров! Сыпала раскаленными молниями гитара, визжала скрипка, из трубы вырывалось пламя и огненный орган исторгал музыку самой преисподней. Актеры безумствовали! Пожарные безмолвствовали. Звездные стрелы уносились в черное небо. И за ними к самым высоким нотам взвивался голос Фредди Меркьюри: «We are the champions!» Театр, державшийся до последнего, полыхнул и рассыпался на сотни ярких воспоминаний.

Это была самая короткая история театра в Рязани. А за три дня до этого…

За три дня до этого, 14 августа, в Рязани открылся II Международный форум древних городов. 35 стран, 50 делегаций из разных городов, более 100 мероприятий. Культурная программа, деловая, образовательная – концентрация событий настолько плотная, что можно было бы «смаковать» целый год. Но дано было лишь четыре дня. Так что пришлось делать выбор. И он пал на фестиваль уличных театров.

В течение двух дней на Лыбедском бульваре для всех горожан под открытым небом (а временами и под дождем!) выступали ведущие уличные театры России. Для Рязани, неизбалованной подобным жанром, событие неординарное. Заслуживающее отдельного внимания, гораздо более мощной рекламы и в разы большего количества зрителей. Труппы, известные в России и за рубежом, знаменитые имена и спектакли высочайшего уровня. Апогеем этого театрального нон-стопа стало выступление Театра огня «ЭКС» и сожжение «Погорелого театра». А за день до этого…

Провалиться в сказку

За день до этого, 16 августа, в нашем городе выступили самые высокие артисты Крыма. Перерасти два метра – легко! Перешагнуть за три – запросто! А при желании можно подобраться и к четырехметровой отметке! В Евпаторийском театре «Шоу Великанов» артисты работают на ходулях. Средняя высота 1,20 метра. Но есть и те, кто покорил 2,20! Правда, здесь рязанскому зрителю пришлось поверить на слово: перевезти ходули такого размера в самолете проблематично.

И на такой невероятной высоте артисты демонстрируют чудеса пластики: кружатся в вальсе, садятся на шпагат и делают гранд батман. А фантазийные костюмы, вызывающие в памяти венецианский карнавал, заслуживают особых аплодисментов!

Ходули – инструмент, который входит в арсенал, пожалуй, каждой уличной труппы. «На высоте» оказался и самарский театр «Пластилиновый дождь». Именитый коллектив с 25-летней историей провел в нашем городе мистический ритуал, вырастив вокруг елки у «Старого города» дремучий лес и населив его сказочными персонажами.



…Доживает свои последние дни старый Леший. Ищет себе замену. Творят лесные ведьмы таинственный обряд. Кипит на огне котел с колдовским зельем. Падают в его черную утробу жертвоприношения лесных обитателей. Нужен лишь младенец, чтобы вдохнуть в него дух Хозяина леса…

За матерью нового Лешего артисты уличного театра идут в народ. И безошибочно выбирают в толпе небезызвестную в городе Ольгу «kica_c_hvostom» Джафарову!

«Чтобы провалиться в сказку, совершенно не нужно уезжать куда-то», – напишет Оля потом на своей страничке. Достаточно, чтобы на ваш город пролился «Пластилиновый дождь»!

Парад-алле

Цирк – еще один вид зрелищного искусства, исторически имеющий «уличную прописку». В Рязани выступил знаменитый «Антикварный цирк» (Москва). Акробаты в полосатом трико, крутящие немыслимые сальто.



Девочка на шаре, сошедшая с картины Пикассо. Эквилибристы, мимы, клоуны, велофигуристы, жонглеры, дрессировщики…



Такое ощущение, что «Антикварный цирк» пролежал полтора века где-то на антресолях в потертом чемодане. Чтобы в нужное время щелкнуть замками, выбраться и подарить людям XXI века безудержное веселье и детскую радость.

Цирк, театр, побег из магазина игрушек или инопланетное вторжение? Отнюдь. Просто «СоЛу» (Санкт-Петербург), театр праздника, карнавал СОлнца и ЛУны.



Умопомрачительные костюмы, яркие краски и фееричное чувство юмора! Люди-подушки, многоногие и многорукие каракатицы, пучеглазики и прочие кракозябры… Вместе с «СоЛу» рязанцы провели «Уикенд на Марсе», съели зеленый шашлык, пережили «Нашествие енотов», вымокли под дождем, но остались довольны и счастливы.

Дервиш с телегой

В ожидании выступления московского театра «Эскизы в пространстве» зрители вольготно расположились вокруг импровизированной сцены. Растянулись на подушках из сена. Заняли места поудобнее.



И благосклонно встретили появление восточного дервиша, тащившего поскрипывающую телегу. Однако невозмутимый странник, поблескивая глазами из щелей маски, останавливаться не стал. Прошествовал через всю сцену, позвонил в колокольчик, поманил рукой и… отправился дальше.

Первыми не выдержали дети! Вскочили и, выстроившись за телегой, последовали за путником как за Гамельнским крысоловом. Поняв, что никто не собирается возвращаться, покинули насиженные места и взрослые. Шаг за шагом добрели до площади под Главпочтамтом, где шествие уже поджидали огромные механические верблюды. Неожиданно звон колокольчика эхом отозвался слева и справа. И на лестницах Лыбедского бульвара между ветвями каштанов стали материализовываться такие же загадочные странники. Аккуратно спустившись, они залезли на верблюдов, караван развернулся и… побрел обратно.



Звенел колокольчик. Верблюды медитативно покачивали головами. Разноцветный дым стелился клубами. Мягкие звуки восточных мелодий обволакивали. Шаманы камлали над магическими артефактами.



Поскрипывала телега. Караван шел. На каждой остановке к шествию присоединялись еще более фантастические существа. Разноцветный павлин, парящий над землей Пегас…



Толпа зрителей разрасталась и разрасталась. Привлеченные красками дыма, необычными звуками и чудо-конструкциями на бульвар спускались случайные прохожие. Чтобы хоть на минуту погрузиться в восточную сказку и словить вдохновение под крылом у Пегаса.

Дали прикурить!

Наконец, главный ночной участник фестиваля – Театр огня «ЭКС» Юрия Берладина (Москва). Театр, говорящий языком огня, – стихией такой же живой и непредсказуемой, как само явление театра. «ЭКС» зажигал в Рязани два вечера, представив сначала «Огонь от кутюр», а в день закрытия форума, построив и спалив «Погорелый театр».



В самом процессе возведения театра и его сожжении – вся суть древнейшего театрального искусства. Театр, существующий здесь и сейчас.



Огонь, пожирающий все за считанные минуты. Языки пламени, жарким дыханием касающиеся зрителей. Это и есть то мгновение катарсиса, которое мы так ожидаем, глядя на сцену.



И это мгновение неповторимо. Театр сгорает как птица Феникс, роняя на землю свои огненные перья. Но и как Феникс возрождается. Снова и снова.



Пока есть хоть один зритель, готовый заглянуть на огонек.

От первого лица

От киндер-сюрприза до вентилятора

Дмитрий МЫШКИН, художественный руководитель театра «Эскизы в пространстве» (Москва) – об истории своего театра, важности образа и проблемах легализации уличных театров в России:



– На профессиональной театральной сцене «Эскизы в пространстве» появились лет пять назад. До этого мы были студенческим коллективом. Познакомились все в Московском университете культуры и искусств на кафедре режиссуры театрализованных представлений. И хотя все были с разных курсов, но коллектив сложился. И именно он стал основой театра. Сейчас с нами, конечно, кого только нет! Уличным театром мы начали увлекаться с первых курсов. На фестивале «Караван мира» Вячеслава Полунина в Коломенском увидели странствующие театры. И этот формат нас покорил! Странствующий театр – это не уличный театр, не камерный. Это нечто совершенно особенное. Он объединяет в себе движение и мироощущение. Проповедует идею о том, что мир един, границы отсутствуют, а искусство есть универсальный язык общения. Например, наш спектакль «Затерянный караван» трудно отнести к какой-то конкретной стране, периоду. Это некий огромный опыт, идущий к нам с Востока. Караван двигается во времени и пространстве и по ходу вбирает в себя приметы тех мест и эпох, где пролегает его путь. Если поближе рассмотреть наши маски и костюмы, то можно увидеть сколько там всего намешано, начиная от «скорлупок» «Kinder Сюрприза» и заканчивая частями от вентилятора.

– Да, я сразу отметила формы для выпечки кексов. У вас они выглядят совершенно инопланетно!

– И они тоже! Есть много аутентичных вещей, которые мы привозим из заграничных путешествий: Марокко, Саудовская Аравия, Мьянма… Спектакль постепенно обрастает артефактами.

– От Рязани что-нибудь останется?

– Магнитик повесим, не без этого. Словом, множество самых разных вещей. А все вместе это смотрится как сокровищница. Сокровищница материального мира и духовного. Обобщенная картина мира. И дальше зритель сам при помощи визуализации может домыслить все, что угодно.

– Спектакль традиционной формы рождается, как правило, из текста. Всегда есть некая литературная первооснова. Из чего рождается постановки вашего театра?

– Совершенно по-разному. Мы же выступаем и на сценах. Наши спектакли идут в Центре Мейерхольда, там показываем вербатим, «словесные» постановки. Театральные критики не могут нас идентифицировать, определить, какой мы театр. Нас называли и визуальным театром, и театром художника. Бесспорно, художественный образ играет для нас большую роль. Но также мы занимаемся и текстом, новой драмой (я сейчас учусь в магистратуре у Виктора Рыжакова). Мы всегда стараемся вычленить некий образ. Например, постановка «Отцы» – монологи актеров об их собственных отцах. Абсолютно текстовой спектакль: артисты делятся своими историями, а в целом все складывается в единый образ Отца. Недавно вышел спектакль «Дневник Колобка» режиссера Яны Туминой – слоеный пирог на тему русских сказок и нашего отношения к фольклору. Спектакль «Совместные переживания» родился из вопроса: «А как у кого проходила первая любовь?» И дальше уже появляются откровения, признания, интервью различных людей, которые складываются в пьесу. «Затерянный караван» придумывали все вместе, каждый предлагал свой образ: верблюд, Пегас, телега… Так что все наши работы наполнены личным опытом и личным отношением к заявленной теме.

– Сколько сейчас спектаклей в репертуаре театра?

– Уже более десяти. Это и камерные постановки, и уличные. Есть особые проекты. Как театр «Эскизы в пространстве» мы очень любим работать с пространством. Нас зовут, когда надо создать спектакль в подвале, на крыше, в машинах. На фестивале Андрея Попова «Человек мира» сделали спектакль в поезде «Москва – Владимир», где представление проходило в каждом вагоне, а зрители могли курсировать по всему составу.

– Как меняется спектакль в зависимости от пространства? Чем особенна рязанская версия «Затерянного каравана»?

– Конечно, «Караван» каждый раз проходит по-разному. В Рязань мы приехали накануне, изучали ваш сквер. Нас сразу очаровали лестницы. Мы решили разместиться вокруг них, и стало ясно, что по ним будут спускаться персонажи. Лестница – это вообще сильный образ. Соединение двух миров, верхнего и нижнего. Так что спектакль очень гармонично вписался в рязанское пространство.

– Насколько я знаю, сейчас предпринимается попытка учредить Российский союз уличных театров.

– Да, происходят подвижки в этом направлении. Мы тоже были в учредителях этого Союза. Но нужно быть фанатом, понимаете. Получилось так, что Союз, не успев организоваться, тут же столкнулся с массой сложностей, материальных, бюрократических. И все заметно приуныли… Очень трудно продвигать дело без какое-то централизованной силы. 

– Наблюдая уличные театры в разных городах, странах, порой складывается ощущение, что зритель принимает их с большей радостью, чем театр «под крышей». Что говорит ваш опыт?

– Да, я всегда говорю, что уличный театр – это наиважнейший вид искусства. Чтобы увидеть кино или театр «в коробке», зритель должен специально прийти, купить билет, занять свое место в зале. Уличный театр может увидеть каждый! Да, кто-то приходит по анонсам, но большинство зрителей, привлеченные звуками, присоединяются по ходу действия. В начале спектакля может стоять человек десять, а к финалу уже собирается толпа. Люди идут и останавливаются. И это очень ответственный момент. Хочется обратиться к нашему министерству культуры и сказать о том, что на уличные театры надо обращать внимание не только на день города или во время фестивалей. Должны быть регулярные показы. У нас нет школы уличных театров, нет институтов, нет базы. Все держится на энтузиастах, которые ездят в Европу и привозят оттуда новый опыт. Надо больше внимания уделять этому виду искусства, и оно отблагодарит. Очень часто любят ссылаться на русский климат, дескать, неподходящий для уличных представлений. На самом деле мы и зимой играем. Есть различные варианты экипировок, и людей можно радовать круглый год.

Фото Андрея ПАВЛУШИНА
отходы отчет