Новая газета
VK
VK
Twitter
Рязанский выпуск
№29 от 22 июля 2010 г.
Свежие новости
100 дней по указке
Итоги работы рязанской облдумы будут зависеть от исхода борьбы поколений



Выстраивание пресловутой «вертикали» – дело затяжное, едва ли не бесконечное. Предела совершенству нет – каждый политический институт можно сделать «вертикальнее», чем он был в предыдущий политический период. Рязанская областная Дума, началу работы которой в июле исполнилось сто дней, – тому наглядное подтверждение. Как того и стоило ожидать, в Думе 5-го созыва начали принимать законы оптом – сразу во всех чтениях, обсуждение принимаемых решений сведено к минимуму. Предложение перейти к голосованию «без доклада» звучит все чаще и чаще, а «заслушивание» представителей исполнительной власти полностью соответствует теперь буквальному значению этого слова.



Комиссарская вертикаль

В организационном смысле работа Думы выстроена на системе кураторств. На каждом заседании комитетов теперь, например, присутствует «комиссар» – один из двух заместителей спикера, которыми избраны матерые «единороссы» Петр Алабин и Юрий Еременко.

Первый еще и руководитель фракции «Единая Россия». В прежней Думе, напомним, эту должность занимал малозаметный Юрий Савчук. И если Савчук, похоже, воспринимал свои обязанности как дело внутрипартийное, то Алабин старается проявить себя на любом из думских мероприятий. Бывший глава Скопинского района, напомним, был депутатом всех облдум при всех губернаторах. Может быть, приобретенный опыт так впечатляет Алабина, может быть занятые посты. Но впервые в Думе во время официальных заседаний, например, комитетов, можно услышать обращение на «ты», впервые кто-то  откровенно перебивает депутатов и на ходу определяет процедуру, по которой будет рассматриваться тот или иной вопрос.

Излюбленное занятие думского партбосса Алабина – «выстраивание» спикера Аркадия Фомина (конечно, помимо «выстраивания» оппозиционера Александра Шерина). Непонятно с какой целью, но неопытность Аркадия Васильевича Алабин всячески старается подчеркнуть, влезая в процесс ведения заседаний. Может быть, Алабину не дает покоя тот факт, что он всего лишь заместитель. А может быть – стариковское беспокойство за относительно молодого спикера, которого его зам воспринимает лишь как отданного на поруки сына коллеги по руководящему районному звену (отец Фомина, напомним, возглавляет Шиловский район). Даром, что Фомин-младший поработал уже и заместителем рязанского мэра и депутатом Госдумы и пусть формально, но возглавляет областную «Единую Россию»...

На вершине кураторской лестницы и представитель губернатора в облдуме Ирина Блем. Достаточно известный в кругах бизнесменов с закалкой 90-х рязанский юрист, до своего назначения возглавляла юридическую фирму «ДеЮре-Сервис». В органах власти ранее не работала. В 2005-м году имела опыт некоего участия в политической деятельности – входила в список кандидатов в депутаты облдумы от партии «Родина». Депутатом не стала.

Придя в Думу, Блем сделала все, чтобы донести до депутатов и «гостей Думы», что роль у нее не столько представительская, сколько политическая, а определяет политическую линию она сама, апеллируя, «если что» к полномочиям, которыми наделила ее областная власть. Наблюдая как Блем покруче Алабина «прессует» депутатов, порой сложно увидеть какой-либо практический смысл в «жестких мерах» – оспаривать принятие обсуждаемого решения никто и не собирался.
Бытует мнение, что таким образом Блем продолжает поднимать рейтинг своей юрконторы, правда теперь – среди бизнесменов от «Единой России» и всех, кому периодически бывает нужно «порешать вопрос на самом верху». При этом невооруженным глазом видно, как она выстраивает круг «своих» депутатов, таковую роль за ней уже признающих.

Такие разные

Рассмотрение положения, в котором оказались думские фракции (в областной парламент, напомним, не прошел ни один непартийный кандидат) стоит начать, конечно, с «Единой России». Из 25 «единороссов» примерно половина – двенадцать – избрались в Думу во второй или третий раз. Тринадцать – новички ковалевского призыва. 

В профессиональном плане лишь один (!) депутат не относится к представителям бизнес- или номенклатурных кругов. Это Татьяна Манакина (из новых), избранная от Шиловского округа и работающая заместителем главврача тамошней районной больницы. Она же, кстати, рекордсмен среди всех одномандатников по количеству набранных голосов. Хотя, конечно, победа самого (или единственного) «народного» депутата от ЕР зиждется, как и во всех остальных районных округах, прежде всего, на проталкивании этого кандидата силами районного и областного руководства.

Традиционно велико аграрное лобби. Прямо или косвенно связанных с агробизнесом депутатов набирается ровно десяток. Объясняется это во многом тем, что если в городе ресурсно сильный кандидат может представлять разные сферы деятельности, то во многих районах это, прежде всего, директора хозяйств. От превращения в некую ассоциацию сельхозпроизводителей Думу спасает тот факт, что среди представителей других партий их нет ни одного. 

Причем, если среди ветеранов Думы аграрники – это, как правило, выходцы из колхозно-совхозной экономики, трансформировавшие в свое время власть в собственность (бывшие  главы районов Сидоров, Алабин, Оленьев, крупнейший в Рязанской области землевладелец Свид), то среди новичков встречаются молодые менеджеры, профессиональное становление которых прошло в рыночных условиях: 35-летний Александр Федотов (гендиректор агрохолдинга «Михайловский») и 33-летний Станислав Подоль (работающий, правда, у того же Свида директором агромолочного комбината «Рязанский»). Особняком среди агро-парламентариев стоят блюстители интересов бывшего министра сельского хозяйства Алексея Гордеева: бывший же начальник рязанского сельхозуправления Сергей Сальников и сын Гордеева 23-летний Никита.

Различия в политической и профессиональной ментальности думских «единороссов» двух поколений очевидны. «Новые» (те же Андрей Глазунов, Аркадий Фомин, Михаил Крылов, Михаил Агапкин и др.) – собственно, моложе и современнее. Они корпоративное. Под корпоративностью понимаем тот факт, что для них «ЕР» – это уже среда обитания, в рамках которой они и делают карьеру. Для «старых», прошедших и КПСС и КПРФ, когда она властвовала на Рязанщине в 90-е, партия власти лишь один из способов достижения собственных целей.

Уравновешивание интересов старых и новых команд, похоже, еще одна головная боль кураторов думского «Едра», отвлекающая много сил и времени от выполнения законодательных функций. Символично в этом смысле распределение ключевых руководящих должностей между «новыми» и «старыми». Председателем Думы стал «новый» Фомин, руководителем фракции «Единая Россия» уже упомянутый Петр Алабин.

Отдельно, конечно, нужно отметить «блатных», отобравших у рязанских «единороссов» три места в списке. Это два варяга и один местный: уже упоминавшийся сын Гордеева, а также Александр Бармотин и Олег Еремеев. С Гордеевым все ясно – то ли у экс-министра столь своеобразное чувство юмора, то ли с кадрами напряженка, но менее брутального и одновременно комичного способа продемонстрировать свое, оформившееся еще в любимовский период влияние в регионе, у него не нашлось.

Рязанцу Александру Бармотину тоже повезло с родней. Кузен Бармотина Борис Грызлов запихал его в список «ЕР», дабы затем протолкнуть в члены Совета Федерации от рязанской облдумы. Об этом много писалось, но напомним – взамен гандболиста Андрея Лаврова,  назначенного туда также по протекции спикера Госдумы. Для москвича Еремеева Рязоблдума также перевалочный пункт – и он собрался в Совет Федерации. Но это совсем не бармотинский случай, когда все основывается на стремлении покровителя «выписать» родственника из провинции в Москву и застолбить не шибко (для масштабов Грызлова) важное, но и небесполезное местечко. Профессиональный лоббист Еремеев, проработавший в крупнейших федеральных экономических структурах, конкурирует с Бармотиным явно не ради просиживания Штанов в СФ.

Братья меньшие


Областная Дума, напомним, состоит не только из «Единой России», но имеет в своем составе еще три фракции: КПРФ, «Справедливую Россию» и ЛДПР. Подозреваем, что некоторой части аудитории этот факт уже надо напоминать – настолько он противоречит картине, сложившейся в информационном пространстве.
Дело, правда, не только в цензуре. Тем, кто не скован ее рамками все равно трудно описать какие-либо инициативы коммунистов и «справедросов» за их отсутствием. Первые занимаются вялым оппонированием коллегам из партии власти, практически не предлагая каких-либо альтернативных решений. Этакая стариковская лениво-напутственная риторика: «Мы в ваши дела не лезем, но вы там уж того... народ не забывайте». Стиль, конечно, свойственный федоткинцам и в прошлом составе Думы, но раньше их деятельность включала хоть какую-то законодательную активность!

«Справедливая Россия» представлена всего двумя парламентариями. Один – Сергей Пупков – прошел по списку, второй – Сергей Исаков – по округу. Какой-либо партийный фактор в деятельности дуэта отсутствует напрочь. Слова «Справедливая Россия» в Думе редко можно услышать даже от самих ее формальных представителей. Будучи на все 100% сателлитами «Единой России» на выборах, «справедроссы» полностью слились с ней после дня голосования.  Исаков – единственный неединоросс, возглавляющий комитет в облдуме (социальный)  и один из двух депутатов, не входящих в партию власти, но получивших возможность работать на освобожденной основе. Невесть откуда взявшийся в качестве главного спонсора СР на выборах и обладателя единственного проходного в списке партии места, коммерсант Сергей Пупков довольствуется статусом рядового депутата.

А вот три месяца деятельности фракции ЛДПР так и не принесли ответа на самый главный вопрос о роли, которую эта структура сыграла на выборах в облдуму. Для чего было нужно столь многостороннее объединение олигархов и партийцев? В чем был смысл объявленной облправительству войны?

Кураторы списка ЛДПР получили фракцию, в которой могут видеть себя и своих прямых представителей (Игорь Трубицын, Клавдия Комарова, Владимир Крымский), а также депутатов подконтрольных, но имеющих и собственные политические интересы – собственно, руководителя рязанской ЛДПР Александра Шерина и его тестя Александра Денисова. Подконтрольность была зафиксирована путем наделения генерала Крымского статусом руководителя фракции. А депутат Клавдия Комарова, сумевшая победить в округе начальника военного автомобильного института,  получила возможность работать на освобожденной основе.

Ведут себя элдэпээровцы, конечно, активнее других, но по большому счету вся активность состоит из возражений Шерина по вносимым проектам решений. Борется Александр Николаевич, как правило, с намерениями сократить полномочия и возможностей депутатов по отношению к исполнительной власти. Однако его полемическая активность – это, судя по всему, его частное дело. Ни одного крупного проекта, ни одной инициативы, объясняющей смысл консолидации, произошедшей в рамках ЛДПР, наблюдать не приходится.

В связи с этим, гораздо более убедительной, нежели в предвыборный период, выглядит версия о том, что участники списка партии действительно верили в возможность получения большинства мест в Думе вместе с КПРФ. Не получив такого результата, сделали пару реверансов в сторону областной власти (например, отказ обжаловать результаты выборов в округе, где проиграл Шерин) и занялись депутатской работой, не отягощенной большими амбициями.
Рязань

ОРГВЫВОДЫ

По прошествии ста дней Рязанская областная Дума зарекомендовала себя исключительно как машина по поднятию рук. Это не представители народа, законодатели, а дополнительный орган исполнительной власти.

В преддверии выборов в Государственную Думу, которые начнутся через год с небольшим, меж- и внутрипартийная борьба в облдуме по идее должна рассматриваться как некая репетиция и подготовка к большим выборам. На практике же, максимум, о чем можно говорить – это о борьбе отдельных личностей, подобно мелкочиновным интригам в том или ином ведомстве.

Понимая под лояльностью губернатору полный отказ от публичных функций, депутаты утрачивают связь не только с избирателями, но и со своими партиями. На повестке дня у них отнюдь не законотворчество, а сохранение своего бизнеса. 1 мандат = 1 тотем. Итого 36 индульгенций, по числу областных депутатов.

В условиях бессловесности большинства депутатов наиболее самостоятельными фигурами становятся районные князьки, хоть и избранные от «Единой России», но не считающие себя полностью ей обязанными. Более самостоятельный, но привыкший к архаичным методам лоббизма Сидоров или современный, но бессловесный Фомин – вот символы складывающихся в «Единой России» лагерей.

Противостояние между ними, а вовсе не между ЕР и бездельничающей в Думе оппозицией, может составить реальную линию конфликта в облпарламенте. Но и такой конфликт к реальной борьбе, оживляющей общество и делающей более открытой политическую среду, не имеет никакого отношения.