Новая газета
VK
VK
Twitter
Рязанский выпуск
№11 от 22 марта 2012 г.
Свежие новости
Террористам и чекистам здесь не место?
Неугомонные блогеры – об очередном переименовании рязанcких улиц, истинной родине казачества и связях кремля с Туром Хейердалом



В период послевыборного затишья, когда победители разъехались в отпуска, а проигравшие строят планы на будущее, от событийного «безрыбья» страдают не только журналисты, но и блогеры. Лишь некоторые из них находят достойные информповоды для своих публикаций. Остальные комментируют чужие записи, делятся личными впечатлениями и воспоминаниями, что, впрочем, тоже представляет немалый интерес.

«Рязанская топонимика похожа на кроссворд, составленный каким-то сумасшедшим. В городе есть пять Школьных улиц, по четыре Садовых и Полевых, три Луговых и как минимум одна… Рязанская», – пишет пользователь pardon62 и продолжает: «Рязанская улица в Рязани. Так и хочется поинтересоваться в городской топонимической комиссии: «А остальные тогда какие? Что за дурацкий оксюморон?» Однако ее председатель Николай Булычев уже дал ответ на мой вопрос: «Это произошло потому, что в черту города включались близлежащие населенные пункты». Причем есть основания полагать, что странные и дублирующие друг друга топонимы останутся на карте Рязани, ибо переименовывать их никто не собирается.
«Под раздачу» попадут другие улицы – те, чьи аутентичные наименования были отняты во времена исторического материализма. Первой, что получит новое-старое название, станет, судя по всему, улица Урицкого. Она будет именоваться Приклонской.
Вслед за ней, давая интервью «Рязанским ведомостям», Николай Булычев почему-то вспомнил улицу Халтурина. Дескать, одна ее часть уже поменяла название на Спортивную, а часть, примыкающая к поселку Шлаковый, ждет своего наименования.
Так уж ли и ждет? – позволю себе усомниться я. Плохо, конечно, иметь в городе улицу, названную именем террориста, однако ее окончательное переименование может создать неприятный прецедент.
По сугубо идеологическим соображениям будет переименована улица, у которой попросту нет дореволюционного исторического названия. С ее отрезком, именуемым теперь улицей Спортивной, это прошло. Но схожую топонимическую операцию в отношении застроенного участка нынешней ул. Халтурина вряд ли удастся провернуть так же гладко.
Во-первых, возмутятся собственники помещений, которым радетели политкорректности готовят жуткий геморрой в виде перерегистрации в БТИ. Во-вторых, наверняка найдутся желающие поинтересоваться, почему вслед за Урицким идет Халтурин, а не, к примеру, Дзержинский? «Если убираете с карты города одного кровавого чекиста, то не логично ли  убрать и второго?» Вернее, первого. Руководившего массовым террором из кресла председателя ВЧК.
В начале 90-х такая попытка уже была. Сказали: «Нельзя! Мы не переименовываем улицы, а возвращаем им исторические названия». Однако в отношении ул. Дзержинского было предложено весьма элегантное решение – поменять не фамилию, а имя. То есть считать улицу названной не в честь Феликса Дзержинского, а в честь его племянника Ежи – похороненного в Рязани борца с нацистской оккупацией Польши.
Предложение замяли и больше к нему не возвращались. Но создается ситуация, в которой оно снова становится актуальным».

«У нас еще две Почтовых», – напоминает пользователь lastman2012 и спрашивает: «Интересно, а кровавые руки «толерастов» доберутся до Пугачева, Разина, Безбожной и прочих достопримечательностей Шлачки?»
«Денег на это нет. Так что вряд ли», – ответил ему автор комментируемой публикации.

«Я лично против переименования, – продолжил пользователь sva_lj. – Сегодня террорист Каляев, завтра – Солженицын. Сегодня большевики плохие, завтра опять хорошие.
Все эти «танцы с бубнами» – какой-то сиюминутный популизм с изображением бурной деятельности. Вместо переименования можно было бы облагородить улицу и сделать ремонт дороги. Каждую весну дороги убитые в хлам»;

«Я вообще-то тоже против», – пояснил свою позицию пользователь pardon62 и заметил: «Кстати, Булычев прав, когда говорит о том, что надо прекратить называть улицы в честь людей. [Я бы сюда добавил еще и политические события.] Тогда и переименовывать ничего не придется».

«Компания 2GIS провела исследование, в котором изучила более 50 российских городов, и выяснила, каких объектов на их картах больше всего. На основании этих данных можно смело назвать Новосибирск столицей пива, а Санкт-Петербург – центром фаст-фудов», – поведал пользователь asaratov. Упоминание Рязани в этой публикации отсутствует, однако сей пробел с лихвой восполнил в комментаторах пользователь slavador:
«Одно время стих ходил в народе: есть в России три столицы – Москва, Рязань и Луховицы. Это раз!»
«[Во-вторых] Рязань – столица Нечерноземья»;
«[В-третьих] Рязань – столица ВДВ!»

А еще Рязань – родина казачества. Именно это следует из записи пользователя serge_kazak в журнале volny_kazak:
«Каза́ки (казаки́, раньше и «козаки» от тюркск. «вольный человек», родственно казахи) – южнорусский и украинский субэтносы, появившиеся в XV веке на литовско-крымском пограничье (проходившем по реке Днепр). Первоначальной родиной казачества считается линия пограничных со степью русских городов-крепостей, шедшая от средней Волги на Рязань и Тулу, потом круто переламывающаяся на юг и упирающаяся в Днепр по черте Путивля и Переяслава. Здесь сложился класс вольных людей с оружием в руках, уходивших в степь для разных промыслов. Этим людям, постоянно сталкивающимся в степи с татарскими воинами и добытчиками, и было присвоено тюркское название «казаки», потом распространившееся на вольных людей и в северной Руси. Древнейшее известие о казачестве говорит о казаках рязанских, оказавших своему городу услугу в столкновении с татарами в 1444-м. В 16 веке городовые казаки, и прежде всего рязанские, стали оседать военно-промысловыми артелями в открытой степи, в области верхнего Дона. (В.О. Ключевский «Курс русской истории»)».

Любопытное наблюдение из серии «Рязань глазами иногородних гостей».Пишет пользователь typographera:
«После посещения Константинова заехали мы в славный русский город Рязань. Надо сказать, что Рязань меня приятно удивила несколькими вещами.
Во-первых, оказалось, что это чистый город. Относительно многих других отечественных городов. Как нам объяснили, иностранцев проездом из Константинова здесь бывает много, поэтому и привели в порядок. Нет облезлых зданий с облупившейся штукатуркой в центре города. Сам кремль довольно в сносном состоянии. Естественно, что с туалетом беда полнейшая. Двери в кабинки не просто не закрывались, а их не было в принципе. Сняты с петель, чисто по-русски.
Но музей в здании кремля сделан превосходно. Современный, оборудованный если не по последнему слову техники, то по предпоследнему. Просторный при этом! На это обращаю отдельное внимание, потому что в наших музеях по какой-то непонятной мне причине часто просто пройти нельзя так, чтобы экспонаты не задеть. Главный первый зал древней истории мне даже напомнил чем-то музей Кон-Тики в Осло. Такое сравнение дорогого стоит, между прочим!
Особенно приятно было видеть карты России прошлых лет в нормальном размере. На всю стену. Потому что в формате А4 на них не очень удобно смотреть, прямо скажем.
Еще одна приятность случилась со мной перед самым отъездом в Москву. Случайно набрела на кондитерскую, куда все местные за тортами-пирожными ходят. Ну, я подумала, что раз местных здесь много, то должно быть вкусно. Набрала две коробки пирожных и не пожалела! Они оказались очень вкусными и вернули меня в детство, где не было места трубочкам с белковым кремом, а был настоящий сливочный. И цены приятно удивляют: от 13 рублей за полоски песочные с джемом до 15 рублей за картошку. Ничего дороже нет! Все, кто попробовал, оценили их тоже. Потом спрашивали, не осталось ли еще».

«Сдай координаты сливошно-пирожешной! – попросил автора пользователь olster28. – Сколько раз в Рязани был, а все только проездом, насквозь».

«[…]На Соборной улице почти в конце, если идти из кремля. Там только не перепутать с «Булочной-кондитерской», а то они рядом. На этой вроде «Торты» написано или что-то типа того!» – удовлетворила эту просьбу пользователь typographera.