Новая газета
VK
VK
Twitter
Рязанский выпуск
№36 от 19 сентября 2019 г.
Свежие новости
Фестивали, гости, новинки
 Руководитель Рязанского симфонического оркестра – о необычных премьерах, дефиците музыкантов и жерле вулкана

«С новым годом!» – такое поздравление можно услышать не только в январе. Осенью с новым годом друг друга поздравляют учителя, артисты, музыканты... Все те, кто после летней передышки вступает в очередной активный рабочий период. В преддверии нового сезона мы встретились с главным дирижером и художественным руководителем Рязанского губернаторского симфонического оркестра Сергеем ОСЕЛКОВЫМ. А поскольку на интервью маэстро пришел сразу после репетиции, то с нее мы и начали разговор.




Предвкушение

– Сейчас у нас идут репетиции параллельно нескольких программ и к открытию в том числе. Готовимся к Первому международному фортепианному конкурсу русской музыки, который пройдет в Рязани в начале декабря. Оркестр будет задействован в третьем туре, для чего надо подготовить 24 фортепианных концерта. Основная работа идет сейчас: когда начнется активный сезон, времени для репетиций будет не очень много.

– Судя по афише, программа на сезон, действительно, очень плотная.

– Хотя на самом деле концертов чуть меньше, чем в прошлом году.

– А в чем причина?

– Объясняют тем, что трудно продать. Публика ходит, как правило, одна и та же. И если между концертами паузы короткие, то зрители не успевают соскучиться. Плюс финансовая составляющая: не каждый готов тратиться на билеты несколько раз в месяц. Конечно, с популярными, праздничными программами сложностей нет: они собирают аншлаги. Труднее всего с концертами академической музыки. Зрителей, которые их регулярно посещают, не так много. Некоторых я уже узнаю: поворачиваясь в зал, вижу знакомые лица. И это всегда радует. К нам приходят настоящие меломаны! Хотя мне бы хотелось, чтобы цикличность концертов была более равномерная и интенсивная.

– Как должен в идеале выстраиваться график концертов?

– Я считаю, что даже для нашей любимой публики два академических концерта в месяц – это нормально. Сейчас в нашем главном абонементе «Академия» заявлено четыре концерта. На мой взгляд, должно быть восемь как минимум.

– Говоря о планах на сезон, что хочется выделить особенно?

– Выделять что-то специально не хочется. Мы ответственно подходим к каждому произведению. Если кратко, то на открытии сезона 20 сентября прозвучит Первая симфония Д. Шостаковича. И совместно с солисткой Юлией Игониной мы исполним Концерт для скрипки с оркестром № 1 польского композитора К. Шимановского. Программа очень интересная. Концерт Шимановского нечасто звучит не только в России, но и за рубежом. А в Рязани он будет исполнен в первый раз, надеюсь, не последний. Произведение очень тонкое, изысканное, требующего внимательного вслушивания. Это будет настоящее событие! То же самое можно сказать о Первой симфонии Шостаковича.

В Международный день музыки 1 октября с нами будет выступать мальтийская пианистка Бернис Саммут Аттард. Концерт пройдет в рамках Дней мальтийской музыки в России. Специально для этого проекта композитор Алексей Шор пишет музыку: в начале вечера прозвучит его произведение «Хрустальный дворец». Также в программе Дворжак: симфонические поэмы «Водяной» и «Лесной голубь» – редко исполняемые сочинения. Названия сказочные, но на самом деле музыка очень драматичная. 19 октября зрителей тоже ждет рязанская премьера: музыка английских композиторов Р. Воан-Уильямса и Э. Элгара.

Из новинок также хочется выделить абонемент «Романтическая коллекция». Очень жду встречу с Юрием Стояновым: в рамках проекта «Сказки с оркестром» он читает «Малыш и Карлсон». В этом цикле мы продолжаем сотрудничество и с артистами Рязанского театра драмы Валерием Рыжковым и Андреем Блажилиным. И с Даниилом Спиваковским готовим «Ревизора» Н. Гоголя.

На день рождения филармонии 4 марта концертное исполнение оперы – «Риголетто» Верди. И интересный проект привозит в Рязань виолончелист Денис Шаповалов – это фестиваль «Концертный залп», для которого Денис специально пишет музыку. Зрителей ждет симбиоз стилей и жанров, поскольку планируются концерты совместно и с нашим оркестром, и с Рязанским русским народным хором, и с джазовым пианистом Даниилом Крамером.

Живой организм

– В каком составе оркестр входит в новый сезон? Появились ли новые музыканты?

– Оркестр – это живой организм, перемены неизбежны. Новые музыканты приходят, но, к сожалению, за счет «старых». Кто-то уходит (по разным причинам), и места освобождаются. Хочется, чтобы было наоборот: оркестр должен расширяться! С каждым годом это ощущается все острее. Сейчас оркестр очень сильно прогрессирует, играет мощные программы, но музыкантов должно быть больше! На сегодняшнее состояние у нас по штату 70 человек. Должно быть, как минимум, 90! Но мы не можем взять музыкантов, потому что нет ни одной свободной ставки. Это серьезная проблема. Звучание оркестра определяется не только уровнем музыкантов и качеством инструментов, но и количеством исполнителей. Для мощности звука, для масштабности должна быть «масса».

– Как складывается ситуация с инструментами?

– Инструменты, как и люди, стареют. Сейчас у нас сложная ситуация в группе гобоев: инструменты устарели и физически, и морально. Цены на хорошие инструменты довольно высокие, и приобретать их за свои деньги организации сложно, поэтому очень надеемся на поддержку «сверху». Кроме того, нужны инструменты, которых в оркестре просто нет. Например, на закрытии сезона с виолончелистом Борисом Андриановым мы играем произведение грузинского композитора Г. Канчели. В нем сольная партия альтовой флейты. А у нас ее нет... Понятно, что можно пригласить музыканта из другого города, но это не решение вопроса. Обновление инструментов – проблема острая для любого оркестра, потому что этот процесс безостановочный.

Город, которому ты нужен

– Для зрителя дирижер – это человек на сцене. А что делает дирижер, прежде чем выйти к оркестру с партитурой?

– Готовится. Работает за столом. И эта работа отнимает больше времени и сил, чем непосредственно сам репетиционный процесс. К репетиции дирижер должен выйти полностью подготовленный. И заключается это не в том, чтобы знать, в какой момент повернуться направо или налево. Он должен быть готов что-то предложить музыкантам. Дирижер, как поводырь, должен уметь показать оркестру путь. А для этого он должен быть настолько уверен, что люди ему бы доверились и пошли следом.

– Когда берете новое произведение, слушаете записи или предпочитаете работать с чистого листа?

– По-разному, здесь нет точных рецептов. Во-первых, в нашей концертной практике мы редко сталкиваемся с неизвестными сочинениями. В основном играем проверенную классику или музыку ХХ века, язык которой для нас понятен. И, взяв в руки партитуру, мне необязательно искать параллели с другими исполнениями. Но если произведение совсем незнакомое, то ориентир никогда не помешает. Сейчас с этим проблем нет: интернет в этом плане настоящий Клондайк.

– Как относитесь к тому, что сейчас профессия дирижера сильно «помолодела»?

– Кто-то из великих сказал, что дирижирование – это профессия второй половины жизни. И это правильно. Научиться технике дирижирования просто. Нетрудно научиться и теории. Но невозможно за год накопить профессионального опыта, умения управления людьми. Для этого должен пройти не один десяток лет поиска, ошибок и открытий. Только тогда музыкант становится зрелым. Тем более дирижер. Дирижер обязан увлекать, убеждать людей. Взрослому человеку с большим стажем это сделать легче. В конце концов, важен и музыкантский опыт: такой человек явно продирижировал большим количеством произведений и не по одному разу. Но, с другой стороны, хорошо, когда за пультом стоит молодой энергичный человек. Почему профессия «молодеет»? Во-первых, сильно выросло количество оркестров. И самое важное, их уровень также растет неимоверными темпами. В западные оркестры конкурс может доходить до 50 человек на место. Представляете, какой уровень должен быть у победителя? И когда весь оркестр состоит из таких профессионалов, то от дирижера не требуется особых умений. Музыканты сами все сыграют! А от юного дирижера нужны красивые жесты, фразы и улыбки. И, конечно, грамотный менеджмент. Но это все временно... Музыкантов же не проведешь. И разница всегда слышна. Буквально на днях свой последний концерт дал Бернард Хайтинк, 90-летний маэстро. Как звучал оркестр! Было ощущение, что находишься в жерле вулкана! Ни один молодой такого не добьется! Во всем нужна практика. Конечно, приятно дирижировать топовым оркестром, когда не надо решать никаких проблем. Но чтобы узнать всю «кухню» и стать настоящим профессионалом, надо пройти дирижерскую школу с самого начала. И тогда можно будет говорить о реальных успехах и достижениях.

– Сергей Анатольевич, в нашем городе вы не так давно, но можно ли сказать, что уже почувствовали себя рязанцем?

– Уже десять лет. Я считаю, где человек может себя реализовать, принести пользу людям, это и есть его место. Я себя в Рязани чувствую прекрасно. Общаюсь с замечательными людьми. Не люблю громкие слова, но я полностью отдаю себе отчет, сколько сил и энергии вложено в наш оркестр. Я вижу результат, чувствую реакцию зрителей. Приятно, когда тебя узнают на улице и говорят слова благодарности. Так что, да, я ощущаю себя жителем этого города, которому я нужен.

Фото Андрея ПАВЛУШИНА