Новая газета
VK
VK
Twitter
Рязанский выпуск
№27 от 19 июля 2018 г.
Свежие новости
Доктор, продлевающий память
 Креативный краевед Арсен Бабурин – об уникальной, общедоступной коллекции, освоении бюджетных денег и сюрпризе ко Дню города

Рязанский фельдшер «скорой помощи» Арсен Бабурин – человек, занятый редким видом коллекционирования. В отличие от маньяков, дрожащих над своими бесценными значками или марками, заныканными по углам квартиры, Арсен не мелочится – он «собирает» памятные доски, придумывая и размещая их на городских зданиях. Иногда за свой счет. 

Когда-то он похожим образом придумал сад камней в верхнем городском саду, известном также как «Наташкин парк», – решил облагородить городскую среду, подарив Рязани по-настоящему уникальный арт-объект. Но сегодня речь о памятных досках, тем более, совсем уже скоро грядет юбилей – и у самого Арсена, и у его рассеянной по городским зданиям «коллекции». 

– Арсен, с чего вам, далеко не самому богатому человеку нашего города, пришло в голову вешать за свой счет памятные доски заслуживающим того рязанцам? Сейчас, насколько я знаю, «ваших» досок уже несколько десятков, и многие установлены на собственные средства. Как это вообще разделяется? Что вы оплачиваете сами, в каких случаях помогают другие люди? 

– Из 49 «моих» досок только 14 были установлены полностью за мой счет, в остальных же я принимал только частичное финансовое участие. И то не во всех. Понимаете, я не спонсор, не альтруист. Я делаю то, что мне нравится. Кому-то нравится собирать марки, кому-то рыбалка, кто-то увлечен музыкой. Ведь эти люди не считают чем-то экстраординарным покупку альбомов, удочек, музыкальных инструментов. У меня вот такое увлечение – мне нравится мой город, его история, хочется, чтобы Рязань была интересней. И я делаю то, что мне по силам. Как-то я уже говорил, что для меня улицы являются продолжением моей квартиры, я хожу по ним как по своим комнатам. Ведь когда мы обставляем свое жилище, то тратим какую-то сумму.

Сколько себя помню – меня всегда интересовала рязанская история. Погружаясь в нее, я все больше и больше понимал, что нам есть чем гордиться. Вот только не всегда значимые события или люди имеют достойное обрамление. Я имею в виду памятники, бюсты, мемориальные доски. За последнее время процесс двинулся. Если несколько лет назад речь шла о том, что много мест в Рязани вообще никак не отмечено, то сейчас мы уже говорим о качестве исполнения мемориальных знаков. А когда я «загорелся» этой темой лет двадцать назад, меня как раз и поразило то, что город с богатейшей историей имеет такое скудное оформление этой истории. Даже Героям Советского Союза, проживавшим в Рязани, которым это по статусу положено, не на всех зданиях были установлены мемориальные доски. Кстати, именно с них и началась моя «трудовая деятельность» в этой области. 

«Своими» я считаю доски, которые от идеи до реализации, то есть установки, принадлежат мне. В процессе работы могут появляться другие люди, организации, которые будут выступать ходатаями, и уже о них на открытии будут говорить как об организаторах данного мероприятия. Моя задача – найти людей, которым идея окажется близка. Или средства, на которые доска будет сделана. А уж если не находятся ни первые, ни вторые – тогда сам.

Но, повторюсь, раз это моя собственная идея, то почему кто-то должен обязательно ее оплачивать или реализовывать? Я придумал – я и должен ее довести до конца.

– Можете перечислить наиболее дорогие вам самому памятные доски?

– Например, Новикову-Прибою на седьмой школе, Сергею Есенину на институте культуры, жителям блокадного Ленинграда на станции «Рязань-2», Якову Полонскому на улице Полонского, доска на первом родильном доме на улице Полонского. Кстати, последняя как раз была установлена полностью за мой счет. Несмотря на то, что добрая половина горожан появилась на свет именно в этом здании, желающих увековечить событие почему-то, кроме меня, не нашлось. И это было моим первым серьезным финансовым вложением.



– Как взаимодействуете с властными структурами?

– Власти помогают. Например, мемориальная доска бронепоездам на станции «Рязань-1» была почти целиком профинансирована из городского и областного бюджетов. Так как она полностью из бронзы, бюджет составил 220 тысяч рублей. Кроме того, сделать доску – половина дела, надо ее еще достойно открыть. И тут у меня с городским управлением культуры очень хорошее взаимопонимание. Я прихожу с готовой доской, а они берут на себя процедуру открытия: сценарий, ведущий, гости, аппаратура, иногда оркестр. Как раз то, что мне наименее интересно. 

Бывали случаи, когда я просто устанавливал доску и уходил. Например, на здании художественного училища, где располагался первый в России учительский институт; на микробиологическом корпусе РГМУ на улице Ленина; на ограждении Нижнего городского сада (перекресток улиц Свободы и Садовой), где в годы войны были сооружены баррикады. Придумывать сценарий, выставлять колонки, приглашать гостей – это не мое. А для управления культуры – это их работа. Кстати, очень хорошее было открытие доски на «Рязани-1», с приглашением военного оркестра, курсантов военных училищ, школьников и почетным караулом. А доску на роддоме и вовсе открывал губернатор Рязанской области Георгий Иванович Шпак. Ну, разве у меня получились бы такие открытия?



И еще по поводу участия в финансировании со стороны города. Тут ведь вот что надо учитывать. Иногда от идеи до реализации проходит всего несколько месяцев. А для того, чтобы какую-либо доску включили в бюджет, приходится ждать несколько лет. Ведь не будут же власти любому, у кого появится сногсшибательная идея по благоустройству города, тут же выделять средства? Лишних денег у города нет, бюджет расписан на годы вперед. Поэтому, чтобы после официального разрешения у инициаторов установки не возникло желания шантажировать власти их же решением, было принято «Положение о мемориальных досках», где сказано, что при подаче заявки необходимо указать источник финансирования. Наверное, это справедливо. Если придумал какое-то дело – ты сам и должен продумать, как его будешь делать, а не сваливать на ту же городскую администрацию. Тем более, с ней можно хорошо ладить. И можно закладывать памятные доски в бюджет – надо только найти достойное обоснование. Помимо доски бронепоездам, за счет бюджетных средств были установлены доски на Доме художника и седьмой школе, посвященные бомбардировкам Рязани в декабре 1941 года; на областном военкомате на улице Фрунзе, где в годы войны располагался призывной пункт; на доме №24 по улице Николодворянской, где во время войны работал городской комитет обороны. И эти доски я тоже считаю «своими». 

– Еще один довольно известный ваш проект – сад камней, что в верхнем городском саду. Какова его история?  

– Все началось в мае 2001 года, когда группа друзей пошла в водный поход по речке Большой Зеленчук в Карачаево-Черкесии. По дороге обратно прихватили с собой первый «сувенир». Когда забирали этот камень, не представляли, во что впоследствии выльется – взяли так, побаловаться. Но уже на подъезде к Рязани у нас появилось невесть откуда взявшееся желание подарить камень городу. И в том же году установили его перед Главпочтамтом на Лыбедском бульваре. Через месяц там появился второй камень, с ежегодного бардовского фестиваля «Голубые Озера» из-под Луховиц. Потом с Грушинского фестиваля в Тольятти, Невинномысска, Финского залива, с озера Селигер… География стала расширяться. Камни стали привозить уже не только наши знакомые, но знакомые знакомых. И уже не только из нашей страны, но из Египта, Израиля, Белоруссии, Чехословакии, Соединенных Штатов… Но самым любопытным камнем я считаю камень из Москвы. И как вы думаете, откуда? Правильно, с Красной площади! Москва – город большой. Камень, в принципе, найти можно, но это будет не интересно. Надо было заполучить камень не просто из столицы, а из самого знакового места. И у нас получилось, все было по-честному. В один из своих приездов в Москву я случайно оказался на Васильевском спуске, когда там шла реконструкция. Наверное, мой «вдохновенный» рассказ рабочим о рязанском саде камней что-то тронул в их сердцах. 



Сейчас в саду 60 экспонатов. К перечисленным выше местам добавлю Тулу, Липецк, Геленджик, Воронеж, Прагу, Новгород, Иерусалим, Уральские горы, вулкан Этна, пепел с Помпеи, Эльбрус, Байкал…

– Арсен, немного провокационный вопрос. В «лихие 90-е» детская площадка у меня во дворе пришла в полную и окончательную негодность. Но как-то я увидел на ней одинокие дешевые качели, и на этих убогих качельках висела табличка: «Установлено на средства депутата такого-то». Самовлюбленный депутатишка до сих пор, кажется, в нашей гордуме заседает. Хотя теперь детская площадка нормально оборудована – качельки с рекламой горе-депутата снесли. Знаю людей, которые за свои деньги помогают больным детям, поддерживают культурные проекты и так далее, но при этом дешевого самопиара чуждаются. Вот и вы один из таких людей. И все равно: не обидно ли? Многие рязанцы знают депутатов, которые не стесняются свое имя на дешевые качели повесить. И вообще «властюков», которые обычно, если что-то открывают-выпускают, надуваются от гордости так, словно не на чужие деньги это делают, а на свои. На этом фоне человека по имени Арсен Бабурин, который за свой счет вешает памятные доски на городских зданиях, не знает почти никто. Никогда у вас не появлялось соблазна дописывать на «своих» досках что-нибудь вроде: «Установлено на средства Арсена Бабурина»?  

– У нас с депутатами разные конечные результаты. У них – заявить о себе, у меня – о городе. Депутату, может, и неинтересно ставить качели, но ему интересно, чтобы о его деятельности знали. Мне же интересно узнавать историю города и делиться этой историей с окружающими. Кстати, информация на мемориальной доске, памятнике, даже храме, о том, на чьи средства это сделано или построено, – достаточно распространенная практика. И если все сделано качественно, почему бы не указать, кто автор, кто скульптор, за чей счет. Это, кстати, может привлечь и людей с, так скажем, возможностями и желанием, сделать для города что-нибудь достойное. Идей, как всегда, много, а вот средств – хотелось бы больше.

– Сейчас, насколько я в курсе, вы собираетесь в год своего 50-летия сделать себе подарок на юбилей – повесить уже 50-ю по счету памятную доску. И доска эта какая-то особенная, чуть ли не из золота сделанная, из-за чего вы начали сбор средств на установку среди знакомых и желающих, и даже видеоролик по этому поводу записали, который получил некоторую известность в соцсетях. Чем именно этот проект необычен среди десятков уже осуществленных?  

– Да, в мае я записал такое видеообращение. В этом году у меня действительно юбилей – 50 лет, и когда я думал, какой подарок хотел бы получить, мемориальная доска «нарисовалась» сама собой. Причем эту доску я задумал давно, но по разным причинам она никак не случалась: то с местом не могли определиться, то спонсора найти, то разрешение получить. И вот все сошлось: разрешение получено, эскиз удачный. 



Доска будет установлена в самом центре города, на улице Почтовой, на здании Главпочтамта. Посвящена истории улицы и выполнена в виде почтового конверта. Сейчас над ней работают в мастерской ведущих, как я считаю, рязанских скульпторов Горбуновых. Кстати, это им принадлежат доски Новикову-Прибою, бронепоездам и блокадникам. Так что в качестве окончательной работы сомневаться не приходится. На сегодняшний день собрано достаточное количество средств, чтобы идея точно была реализована. Конечно, по традиции часть доски придется оплачивать мне, но это же именно мой подарок городу. Открытие доски состоится предположительно 4 августа в 17:30, в День города, приходите. А всем, кто принял участие в сборе средств и поддержал меня, огромное спасибо.
Доска обрезная купить источник.