Новая газета
VK
VK
Twitter
Рязанский выпуск
№36 от 17 сентября 2020 г.
Свежие новости
Розыск ведет демонический кот
 Рязанский театр кукол выпустил первую премьеру после самоизоляции

Новый театральный сезон, несмотря на все ограничения и объективные сложности, постепенно набирает обороты. Рязанские театры вернулись из виртуального мира в реальный и приглашают зрителей в «соскучившиеся» залы. Опыт пребывания в он-лайне не прошел даром: коллективы пробуют новые формы работы, предлагают необычные проекты. Но главное событие в жизни любой театральной труппы – премьера – остается неизменным. С нее и начал работу Рязанский театр кукол: маленькие зрители получили в подарок сказку «Гуси-Лебеди».



Старая любимая сказка рассказывается с лукавым смешком и мудрой улыбкой. Неспешно, обстоятельно. Знакомые с детства фразы воспринимаются прежде, чем артисты успевают их закончить: «Налетели гуси-лебеди… Печка, печка, скажи, куда гуси полетели?..  Съешь моего лесного яблока, – скажу… О, у моего батюшки и сливочки не едятся!» Словно разматывается клубок воспоминаний. Раскручивается генетический код, открывая русское, доброе, вечное. Слово за словом. Петелька за петелькой. Как рассказывали нам сказки мамы и бабушки, занимаясь в это время рукоделием. Вязали, вышивали, сплетали…



В таком «плетеном» настроении решен весь спектакль. Художник Анна Репина украшает белоснежным кружевом крылья гусей-лебедей. И заполняет все пространство сцены деревенскими плетеными ковриками: они образуют и кроны деревьев, и пологие склоны холмов, и кучерявые облака. Под стать им и куклы: круглощекие и большеглазые, с непослушными вихрами. Обаятельна даже Баба Яга: «Я – Яга совсем не злая, просто я – голодная!», – раскрывает она свой характер в финальной частушке.



Драматург Дмитрий Бочаров сплетает русскую народную сказку с днем сегодняшним, придавая волшебной фабуле ненавязчиво-назидательные интонации. А композитор Альбина Шестакова увязывает ее с рязанской землей, включая в музыкальную ткань веселые рязанские частушки «Дуник-Даладуник».



Именно эта музыкальная точка стала отправной при создании спектакля, как рассказала режиссер Елена ОЛЕНИНА (Москва). Ее озорной тон задал настроение всей постановке. И актеры с азартом включились в игру, тем более что накопленные за время самоизоляции творческие силы требовали немедленной реализации.



– Елена, прежде всего спасибо за такую настоящую сказку. Тем более приятно, что она сделана в традиционной для театра кукол форме: ширмовый спектакль, тростевые куклы. Но сегодня, когда так любят все осовременить, это стало уже редкостью. 

– Беда всей нашей жизни в том, что мы зачастую искажаем историю, пытаемся ее переписать. И, увы, мало заботимся о сохранении традиций, в том числе семейных. Я хорошо помню свой двор, когда мы все вместе собирались на праздники, устраивали посиделки, застолья, разыгрывали спектакли. Моя мама, актриса, много гастролировала. И, приезжая в новые города, мы всегда находили друзей: нас, малышей, легко принимали в семью, кормили-поили, играли с нами и ухаживали, как за родными. В настоящее время традиции общения с детьми изменились. У детей появились другие предпочтения. И эта теплота, непосредственность, общность – все оказалось немного нарушено, особенно сейчас, в период пандемии. Поэтому очень хочется, чтобы традиции оставались неизменными хотя бы в культуре, в театре. Иначе мы все окажемся «взломанным кодом» нации. Театр – это то место, где должны сохраняться устои. Он должен воспитывать, но не в прямом смысле. Помните, как у Пушкина: «Учил его всему шутя». Так и мы «слегка за шалости браним» персонажей. А маленькие зрители, придя на спектакль и переложив ситуацию на себя, сделают выводы.

– Откуда взялась вся эта плетеная история?

– Из головы великолепного художника Анны Репиной, из ее фантазии и потрясающего таланта. Совместно с ней мы делаем уже третью постановку, причем первая была в театре драмы, а последующие две вышли на сцене Рязанского театра кукол: «Каштанка» и нынешняя премьера «Гуси-Лебеди». У нас было несколько вариантов решения спектакля, но в итоге остановились на этом. Хотелось рассказать сказку так, как ее бы «сплели» наши бабушки. В этой сказке есть речевое плетение, есть повторения, которые цепляются друг за друга. Эта «плетеность» была придумана нами изначально, и пьеса писалась уже под эту идею. Вообще вся творческая команда, которая работала над спектаклем: я, художник Анна Репина, композитор Альбина Шестакова и драматург Дмитрий Бочаров – была практически неразлучна. Мы всё обсуждали и придумывали вместе. Сначала, послушав песни Рязанского края, натолкнулись на частушки «Дуник-Даладуник». И с этого все началось. Например, хулиганства с ударениями. «Ай, бусЫ мои, бусЫ», – поется в песне. Поэтому и у нас не случайно появляется «молочнАя река». Это тоже такое своеобразное речевое плетение. Хотелось, чтобы дети, придя на спектакль, не просто увидели сказку, а прикоснулись к народной культуре своей родины.

– В вашей сказке есть необычный персонаж: черный кот Филимон с демоническими красными глазами. Откуда возник этот образ?

– Есть разные варианты сказки «Гуси-Лебеди». Где-то ежик помогает Машеньке спасти братца, где-то мышка. Но у нас с Аней сразу возник образ кота: Баба-Яга скрюченная, горбатая, и почему-то представляется, что на ее горбу сидит кот. И когда мы предложили эту идею драматургу, он нас поддержал. И кот, на самом деле, оказался очень любопытным персонажем: он один в этой истории переживает перевоплощение, из отрицательного персонажа становится положительным.

– «Гуси-Лебеди» оказалась первой премьерой в театре кукол после периода самоизоляции. Каким было ваше ощущение от встречи с артистами в реале: возможно, они потеряли пыл или, наоборот, соскучились по работе? 

– Работа над спектаклем началась еще во время самоизоляции. Мы дистанционно встречались в скайпе, зуме, обсуждали, репетировали. Более того, придумывать сказку мы начали еще в прошлом году, до пандемии. На самом деле, репетиции – это фактически уже финальный этап работы над постановкой, вся основная подготовка: создание декораций, кукол, музыки и т.д. – осуществляется предварительно. Что касается актерской работы, то она идет безостановочно, ее нельзя «выключить». Если артист работает над ролью, то делает это круглосуточно. Когда же мы встретились после самоизоляции, то, конечно, проводили тренинги. Ходить за ширмой – это очень тяжелый труд. В случае нашего спектакля трудность еще и в том, что ширма разноуровневая, имеет разную высоту, и это усложняет работу кукловода. Все это требует от актера хорошей физической формы. И, выйдя из самоизоляции, нам пришлось вспоминать все то, что забыло наше тело. Но ребята так соскучились по работе, что быстро включились в процесс. Только оказавшись в самоизоляции, мы поняли, насколько важно работать в команде, чувствовать рядом плечо своего коллеги. Без этого работа кукольника невозможна. Ни одна кукла иначе не оживет. Поэтому работа над сказкой оказалась двойным удовольствием!

Фото Андрея ПАВЛУШИНА
Комфортный пансион для пожилых людей в Киеве найти не сложно.