Новая газета
VK
VK
Twitter
Рязанский выпуск
№36 от 16 сентября 2021 г.
Свежие новости
Деньги газом не пахнут
Захаровские власти готовы переложить капремонт опасного для проживания дома на плечи тысяч рязанцев

В этом году исполнится восемь лет, как полсотни жителей села Захарово получили ключи от заветных квартир в трехэтажке на улице Победы, д. 2а, построенной по программе переселения из ветхого жилья. Построенной так, что в любой момент люди могут…

Зевнуть и не проснуться

– В вытяжках у нас птицы поют. Гнезда у них там. У меня еще ничего, а вот на третьем этаже настоящая иерихонская труба – такой шум стоит! – говорит обитатель второго этажа Александр Блинов.

С Александром «Новой» повезло: впустил, показал, рассказал. А одна из его соседок, незадолго до этого поднимавшаяся по лестнице к себе, послала корреспондента на... Прямым текстом. Незлобливо так, а просто доходчиво. Добавив при этом, что ей не до того и вообще устала. Еще одна дама (по слухам, в ее квартире, как и у многих, из вентиляционного канала сыплется мусор) осторожно-напряженным голосом сообщила, что «все хорошо». И поспешно ретировалась.

Говорить об общей беде здесь боятся. Кому работа в бюджетной сфере крепко держит язык за зубами, а кому и привычка.

Трубный запах

Но не всем. Ирина Храпова – единственная жительница, открыто требующая исправления недочетов в доме. Это классическая «белая ворона», не желающая сносить несправедливость. Она и обратилась в редакцию, перед этим пытаясь пробиться во все возможные инстанции. Хронологию и фактуру этой истории приведем максимально кратко. А то не успеем – что-то в доме да рухнет.    

Возводить его начали весной 2013 года. По проекту из 36 квартир должны были быть 24 однушки и двенадцать двушек. Но к лету планы поменялись: кто-то хотел побольше метров, а кто-то побольше квартир… И люди готовы были за них честно доплачивать застройщику. Как ему быть? Либо строить по проекту и терять деньги, либо… Руководство МУП «Михайловская МСО» выкрутилось: над уже выросшим первым этажом стали на ходу менять планировку. И безо всякого согласования с проектировщиками получилось в сумме тоже 36 квартир. Но! Однушек с двушками стало меньше, зато появились целых восемь трешек. Как?

Первым делом для экономии места напрочь убрали кладовки (хотя обещали их всем). Дальше – больше. В ряде квартир всплыли огромные кухни рядом с крохотными комнатами, причем последние по форме напоминают коридор: слишком узкие и длинные. Прихожие подчас, скорее, обозначены пунктиром, чем они есть. Единственное, что осталось на месте – балконы. И то не факт. В общем, вдохновились строители по полной.

Жильцы особо не спорили. У них в райцентре в кои-то веки появился шанс перебраться в новый дом. Не до споров. Беда в том, что при масштабной самоперепланировке не обойтись без серьезных и, как следствие, опасных нарушений.

Одно из них – затронуты несущие конструкции. Из видимых проявлений пока только неистребимые трещины на потолках и стенах.

Второе – приток воздуха к газовым котлам. К каждому из них через стены должна подходить отдельная труба. По факту – лишь врез в канал, выходящий на крышу.

Третье – размещение и загрузка вентканалов. По проекту для одной квартиры их два: на приток и отток воздуха. И каждый со своим выходом на крышу. Значит, на 36 квартир это 72 трубы. А здесь их всего 26, это почти втрое меньше. Да и те диаметром восемь сантиметров – вместо положенных двадцати.

Как же их увидели и посчитали? А ничего же не мешает! То есть вообще ничего – у дымоходов нет навесов, так называемых оголовков. До сих пор. Ни над одной трубой. И перепланировкой это не объяснишь никак. От дождя и снега может спасти только отсутствие... дождя и снега. Равно как и от птиц. А раз нет препятствий, вода льется, снег сыплется, а птицы вьют гнезда.

Внутри квартиры это выглядит так: вентиляционные решетки забиты подозрительной чернотой. Не пылью, а именно чернотой. Решение снять конструкцию, чтобы помыть, чревато: на голову тут же летит мусор, в том числе птичьего происхождения.

Пока жильцы на все это тихо и не очень матерились, Ирина Храпова обращалась в госжилинспекцию, прокуратуру и региональный минстрой. Те реагировали вяло: у каждого ведомства есть свой перечень причин. Всегда.

А когда он исчерпался, и дело сползло с мертвой точки, застройщик – та самая Михайловская МСО – был уже при смерти. Чуть позже и вовсе приказал долго жить.

Путаница в показаниях

На излете существования фирмы прокуратура Захаровского района успела сделать запрос застройщику: хотела посмотреть первоначальный проект. Но не успела. В итоге позже добывала его копию по кускам из разных учреждений. А в 2018-м сразу несколько ведомств инициировали проверку дома экспертной организацией. Вот лишь краткое описание одного из соединений котла с дымоходом из заключения экспертов: «Труба из оцинкованной стали (неустановленного ГОСТа) полностью не пригодна для отвода продуктов сгорания газа. Имеются сквозные дыры, возможно попадание угарного газа в жилые помещения и отравление жителей».

Если помните, аккурат в эти годы – после серии взрывов газа в домах – власти по всей стране стали рапортовать о проверках многоэтажек. Мол, все посмотрим, всех построим и, если надо, накажем. До дома №2а на ул. Победы в Захарове не дошли. Судя по выводам тех же экспертов, цитируем, «коллективный дымоход не проверялся со дня ввода в эксплуатацию ни разу».

– Он не пригоден к эксплуатации. Подлежат отключению все газовые приборы, подключенные к коллективному дымоходу, – заявили специалисты в 2018 году.

Что произошло с тех пор? С дымоходом и котлами – ничего. Прокуратура сначала вынесла представление районной администрации на устранение нарушений: поскольку из 36 квартир восемь принадлежат муниципалитету, он должен следить за состоянием своего жилья. Но администрация ограничилась тем, что писала письма застройщику, пытаясь переложить эти заботы на него.

Дальше был суд, через который прокуратура добивалась признания бездействия администрации. Суд это признал. И вот теперь, спустя почти три года (!) после решения суда администрация Захаровского района подготовила документацию для капремонта.

Кто его будет делать? У главы администрации Захаровского района Ильдуса Абдюшева логика такова: раз нужен капремонт, значит, это можно переложить на областной Фонд капитального ремонта. В переводе – на нас с вами, поскольку оплачивается работа фонда из взносов граждан за капремонт. А с застройщика теперь взятки гладки – нет его.

Кто должен был проверить дом при его сдаче в эксплуатацию? «Новой» Ильдус Абдюшев объяснил, что «сельсовет не принимал, а лишь купил часть квартир».

Стоп!

Но ведь сельсовет (власть райцентра Захарово) занимается только текущими, рядовыми делами населенного пункта. Уборкой, покосом травы, к примеру. А курирование столь значимого объекта – обязанность отдела капитального строительства, входящего в состав районной администрации.

Однако Абдюшев про райадминистрацию не проронил ни слова. По его версии, только сельсовет рядом постоял.

Хотя есть решение суда от 2018 года, в котором русским по белому сказано: «Дом введен в эксплуатацию на основании разрешения, выданного администрацией Захаровского района от 4.10.2013 г». Акт приемки дома подписан в тех же стенах в сентябре 2013-го.

Что касается «косяков», то взялись они, получается, из ниоткуда:

– На тот момент, когда покупали жилье, этих недоделок, проблемных вопросов, выявлено не было, – уверяет Ильдус Сулейманович.

*  *  *

А теперь о деньгах. Строительство дома обошлось почти в 34 млн рублей. В основном федеральных и областных. В 2013 году это – примерно треть бюджета всего Захаровского района. Огромные для Захарова деньги. Значит, местные власти обязаны были следить за каждой копейкой привалившей благодати.

Но они следят за тем, чтобы никто не жаловался. И даже это полностью не получается.

– Гофры от газовых котлов погорели почти у всех. На первых этажах поголовно. Я пенсионерка, потому и говорю, мне не страшно, – сказала еще одна отважная жительница Татьяна Карпушина.

Несколько лет назад ее сын умер от «отравления неизвестным веществом». Уснул и не проснулся на диване в той самой не в меру огромной кухне.

Екатерина СМБАТЯН