Новая газета
VK
Telegram
Twitter
Рязанский выпуск
№18 от 16 мая 2013 г.
Свежие новости
Девушка, поющая Есенина
Ирина РЭЙН – о Рязани, Питере и своих песнях 


 
Слышал как-то анекдот о различиях между рязанскими и питерскими рок-музыкантами. Питерские сначала отстраиваются, потом выпивают сто грамммов коньяка, и на этом «заводе» выходят на сцену. А рязанские сначала выпивают пол-литра водки, потом пьяные лезут на сцену отстраиваться и на «отходняке» выходят играть. 
 
Если не реальные факты, то ментальность рязанцев анекдот этот вполне себе отражает. Подавляющее большинство местных групп (а их на сегодня в городе то ли полторы, то ли две сотни), едва взяв в руки инструменты, уже считают себя как минимум равными «The Beatles». Причем совершенно искренне, в силу подросткового идиотизма, который у многих продолжается до зрелого возраста, а в клинических случаях до пенсии. Бывает, после своих концертов они даже обращаются к тебе с дремучей сельской непосредственностью: «Ну, как? Правда, здорово?» А если ненароком скажешь, что играют мимо нот и поперек ритма (о качестве песен говорить и вовсе бессмысленно – не в коня корм) – страшно обижаются и смотрят как на врага народа. Ну, вот такая ментальность у графоманов, независимо от того, стихи они пишут, песни или еще чего делают. 
 
Из этих  косоруких недорослей единицы годам к 30-ти в первом приближении научаются играть или хотя бы начинают смутно подозревать, что играют так себе. А большинство лишь пополняет толпу самодовольных провинциальных графоманов с гитарами и палочками наперевес, которая множится в городе пропорционально дешевизне инструментов и понемногу растущему достатку. 
Будучи арт-директором одного из клубов и регулярно посещая концерты в других местах, временами чувствуешь себя энтомологом, попавшим на луг, где кроме простонародных «белянок» живности не наблюдается. Да и страсти порою вокруг кипят, вызывающие прямые аналогии именно с миром насекомых. 
 
Все написанное выше – это «доказательство от противного». Сегодняшний гость рязанского выпуска «Новой газеты» – счастливое исключение из описанного грустного правила. Молодая рязанка Ирина Рэйн тоже лишь недавно собрала свой коллектив, но прогрессирует он не по дням, а по часам, регулярно давая концерты не только в Рязани, но и в рок-н-ролльных столицах – Питере и Москве. Боюсь ошибиться, но, кажется, так резво в Рязани никто не стартовал. 

– Ирина, я уже несколько раз видел тебя на сцене и такое ощущение, что с каждым разом твоя группа звучит все более сыграно. Вы ведь, насколько я понимаю, совсем недавно собрались? 
 
– Да, правильно, мы собрались недавно. До этого был коллектив в Москве, который мне пришлось оставить, и вот, спустя время, я нашла музыкантов в родном городе. Тот состав, который уже многие успели услышать, существует где-то полтора года, хотя такое чувство, будто мы лет десять друг друга знаем. Сейчас вообще очень сложно найти хороших музыкантов, которые были бы близки тебе по духу, жили «на одной волне» с тобой. Думаю, мне удалось это сделать. И хочется, конечно, представить каждого участника моей группы отдельно – это Мария Пшанцева (скрипка), Роман Шиптя (соло-гитара), Илья Меделяев (ритм-гитара), Александр Зайцев (гитара), Дмитрий Карымов (ударные), Сергей Краюшкин (клавиши, флейта). Такой на сегодня состав у группы «Ирина Рэйн». Всех этих людей я очень ценю и дорожу ими. Не все, конечно, сразу получается, но мы работаем над собой, совершенствуемся. 
 
Времени для репетиций мало, учитывая то, что я практически все свое время вынуждена проводить либо в Питере, либо в Москве. Тем не менее, когда мы собираемся, то работать стараемся по максимуму, до упора. К тому же, не одна я ради наших репетиций приезжаю в Рязань. Так получилось, что наш гитарист Роман живет сейчас в Коломне и ему тоже приходится «наматывать километры» ради музыки. Надеюсь, все это не зря и результат будет.
 
– А песни давно начала сочинять? И что для тебя сочинительство – хобби, самореализация, дело всей жизни? Можешь поделиться собственной версией? 
 
– Песни я пишу с самого детства – сколько себя помню. Когда я была совсем маленькой, мне нравилось сочинять о природе, о космосе. Сначала я сочиняла мелодии на фортепиано, потом, где-то с 14 лет, – на гитаре. Причем сейчас в нашей концертной программе есть песня, которую я написала в те самые 14 лет – это песня «Голуби». На мое удивление, она оказалась любима многими нашими слушателями.
Сейчас для меня моя музыка, мои песни – способ общения с внешним миром. Когда хочется что-то сказать обществу или конкретному человеку, да просто что-то сказать – я пишу песню. Мне так проще выражать то, что думаю и чувствую. Если забрать у меня эту способность – значит, сделать меня немой, вот и все. 
 
Меня многие спрашивают – как именно я пишу песни? Но, если честно, для меня самой это большая загадка – откуда появляются те или иные мелодии, тексты. Все происходит как-то само собой. Просто беру в руки гитару или сажусь за фортепиано, и руки сами играют. 
 
В данный момент, конечно, хочется как-то упорядочить все свои песни, которых  накопилось уже на несколько альбомов. Дай Бог, осенью мы, наконец, выпустим наш дебютный альбом, над записью которого сейчас и трудимся.
 
– Твоя песня «Я пою Есенина» стала, можно сказать, «визитной карточкой» проекта «YESенин», где рязанские музыканты поют свои авторские песни на стихи земляка-классика, который в феврале с успехом прошел в «Старом парке», а 16 мая планируется его повторить в джаз-кафе «Фонтан». И у тебя действительно много песен на стихи Есенина. Почему именно его, а не Блока, Мандельштама, Пастернака, Гумилева, Маяковского, не любимых обычно девушками Цветаевой и Ахматовой? 
 
– Ко всем перечисленным поэтам я отношусь с почтением и уважением и у каждого из них есть произведения, которые мне нравятся. Кто знает, может, в ближайшем будущем я напишу песню на стихи кого-нибудь из них. Просто в данный момент ближе всех моей душе остается Есенин. Люблю его очень и считаю одним из самых ярких и самобытных поэтов 20 века. 
 
Особенно близкими мне оказались его стихи «Песни, песни, о чем вы кричите?», впоследствии на них я написала музыку, и так родилась песня, которую совсем недавно мы успели записать на студии. Также у меня есть песня «Ну, целуй меня, целуй», которую, я думаю, мы как раз презентуем 16 мая на концерте в кафе «Фонтан». 
 
Что касается песни «Я пою Есенина», то здесь, наверное, и не нужно особо комментировать. Я думаю, она будет близка тем, кто любит свободу – свободу внутри себя, прежде всего, внутри стихов Есенина. Ну и, конечно, тем, кому действительно плевать на TV. Кстати, с этой песней недавно у нас случилось радостное событие – известный музыкальный лейбл «Бомба-Питер» взял этот трек в свой сборник независимых музыкантов, который называется «Охота! 41» Сборник знакомит радиостанции с интересными молодыми коллективами и дает молодым музыкантам возможность быть услышанными более широкой аудиторией.
 
– На концертах ты поешь не только свои песни, но и классику нашего рока – например, «Легенду» Цоя. По-моему, надо обладать немалым мужеством, как и самомнением, чтобы на такое решиться. Тебе вообще нравится делать каверы на чужие песни? Если бы делала концерт из каверов, что бы туда вошло? 
 
– Что касается кавера на песню «Легенда» Виктора Цоя, то это отдельная история. Так получилось, что наш музыкальный старт произошел с питерских концертных площадок – точнее, с приглашения в прошлом году на фестиваль «Рок-прорыв», за которым последовало приглашение выступить с сольным концертом в легендарном питерском клубе «Камчатка».
 
Когда мы готовили сольную программу для этого места, то решили, что было бы здорово сделать кавер на какую-то из песен Цоя. «Легенда» – одна из моих любимых песен, поэтому выбор пал на нее. Не скрою, было страшно не только делать кавер, но и исполнять его в том месте, где собирается столько фанатов Цоя. Но страх проходит, когда ты видишь отклик в сердцах людей. Думаю, мы сделали этот кавер искренне и честно, пропуская песню целиком и полностью через себя. Если бы мне не было близко творчество Виктора Цоя или не была близка эта песня – никогда не взялась бы за эту работу, каким бы символичным не было место нашего выступления.
 
Это касается и других каверов. Если мне не близок исполнитель, не близка его конкретная песня, то делать кавер я не буду ни при каких условиях и обстоятельствах. Например, мы собираемся поучаствовать в концерте песен Янки Дягилевой, который ожидается в «Старом Парке». Считаю, очень важно и полезно проводить концерты памяти талантливых музыкантов, потому что их песни должны жить и звучать. 
 
Если бы я делала концерт только из каверов, туда вошли бы песни музыкантов, которых ценю и уважаю: Виктора Цоя, Янки Дягилевой, Бориса Гребенщикова, Гарика Сукачева, Игоря Талькова. Если брать западных исполнителей, то это  Пол Маккартни, Курт Кобейн, Боб Дилан, Эмми Вайнхаус и Дженис Джоплин. Люди в этом списке – первое, что пришло в голову, поэтому я могла кого-то и забыть. 
 
Песне «Легенда» и клубу «Камчатка» я очень признательна: благодаря нашему концерту там мы обрели поклонников среди питерского андеграунда. До сих пор люди пишут, поддерживают нас, благодарят, хотят снова услышать. 
 
– Расскажи о ближайших планах: когда и где вы с коллективом выступаете в ближайшие недели?
 
– На май запланировано два выступления. Первое – 16 мая в кафе «Фонтан», где участвуем в проекте «YESенин», о котором уже заходила речь. Второе – 23 мая в Питере. Мы прошли отборочный тур и будем участвовать в фестивале «Гаркундель», который организует Олег Гаркуша из группы «АукцЫон». Вместе с нами туда едет замечательная рок-группа из Рязани «Ноги мира». Надеюсь, что мы достойно представим наш город.  
 
Лучше хором
 
Я иду по городу в оранжевых кроссовках.
Лужи на асфальте валяются неловко.
Лететь – так лететь! Любить – так любить!
И снова в понедельник я брошу курить.

Моя степень свободы ничем не измерена, ничем не измерена. 
Мне плевать на TV – я пою Есенина, я пою Есенина!

О как меня достала столица суеты!
И я пакую вещи до острова мечты.
Мы встретимся с тобою, мы будем там вдвоем...
My very superjob? Гори она огнем!

Моя степень свободы ничем не измерена, ничем не измерена. 
Мне плевать на TV – я пою Есенина, я пою Есенина!

Я иду по городу в оранжевых кроссовках.
Я помню наизусть все твои татуировки.
Любить – так любить! Лететь – так лететь!
И я не боюсь за тебя умереть!

Моя степень свободы ничем не измерена, ничем не измерена. 
Мне плевать на TV – я пою Есенина, я пою Есенина!
 
Анатолий ОБЫДЁНКИН