Новая газета
VK
VK
Twitter
Рязанский выпуск
№02 от 16 января 2020 г.
Свежие новости
«Ямбись всё анапестом через хорей»
 Молодой поэт Виктория ЕРМОЛОВА – о переходе на Ви, чтецких хитростях и авторах, которые достойны большего

Сегодня представляем рязанцам поэта с неожиданно коротким именем – Ви. Как и почему оно появилось, 20-летняя Виктория Ермолова расскажет сама. 

Родившаяся в Сасове, Ви окончила Рязанское музыкальное училище по классу фортепиано, но как пианистку в городе ее знают мало, а вот как поэт она заявила о себе – выступает много и часто. Какие звуки у нее получаются лучше – горлом и диафрагмой или пальцами и клавишами – пока вопрос открытый. 

Перед Новым годом Ви уже вторично оказалась среди победителей творческого конкурса «Свободный микрофон» в номинации «Поэзия»: несмотря на юный возраст, снаряды умеет класть один к другому, с меткостью хорошего артиллериста. Качественные тексты, изобилующие броскими фразами вроде той, что вынесена в заголовок, Ви умеет преподносить так, что вспоминаются советские «поэты-шестидесятники». Может, и ей когда-нибудь доведется почитать в зале Политехнического музея или возле памятника Маяковскому, которого Ви очень любит. 



– Давай начнем с банального. В последнее время ты стала представляться не как Виктория Ермолова, а как Ви. Это что и зачем?

– Ви – это мое настоящее имя, просто в сильно сокращенном варианте. Мне не нравится краткая форма моего имени – Вика. Виктория – звучит крайне пафосно, хотя изначально был и такой вариант. А Ви – это кратко и очень точно меня характеризует. Иногда я шучу, что просто сэкономила время себе и объявляющему меня человеку. Несмотря на достаточно красивое имя, я всегда мечтала о псевдониме. Но сколько бы разных имен мне ни приходило в голову, они не имели ничего общего со мной. Поэтому Ви.

– Ты уже дважды подряд становилась одним из победителей местного творческого конкурса «Свободный микрофон» в номинации «Поэзия» – и как Виктория Ермолова, и как Ви. Часто ли участвуешь в литературных конкурсах, часто ли удается побеждать? «Cоревновательная практика» дает что-то для саморазвития?

– Разумеется, дает. Тот момент, когда ты попадаешь в круг пишущих людей, видишь их выход на сцену и то, как они преподносят свое творчество, и есть саморазвитие. Я стараюсь всегда почерпнуть что-то даже из неудачных выступлений. Себя увидеть со стороны крайне сложно, а вот у других замечаешь ошибки, которые совершаешь сам. Я часто участвую в различных конкурсах. Бывают и победы, и поражения. Но больше обращаю внимание на саму атмосферу конкурса. Если он интересен мне, то место уже не так важно. А вот с откровенной скукотищи как-то неприятно возвращаться с пустыми руками, это словно подтверждение зря потраченного времени.

– Помимо того, что пишешь талантливые стихи, еще ты ярко, броско читаешь свои тексты. Сама до всего дошла или где-то специально этому училась? Может, в конкурсах чтецов тоже с детства побеждала?

– Да, победы в конкурсах чтецов в детстве действительно были. Мой путь чтеца начался в пятом классе. Я никогда специально этому не училась, мне не доводилось посещать педагога по сценической речи. А если кто-то брал на себя смелость меня «переучить», это всегда заканчивалось провалом. Не потому, что я не хотела учиться. Скорее мне никогда не были близки каноны чтения. Мол, тут потише, там погромче. Слишком много в такой тактике вранья. А слушателю, как известно, врать ни в коем случае не стоит. Поэтому в первую очередь я всегда стремлюсь понять, что заложено в том или ином произведении. Только докопавшись до самых мелочей и прочувствовав, согласившись с мыслями автора, я выношу текст на публику. Что же касается собственного творчества, я просто знаю, о чем пишу. Поэтому, говоря со сцены, не могу позволить недопонимания между собой и зрителем.

Ну и, конечно, честность. Честность определяет все.

– Совсем недавно ты окончила как пианист Рязанское музыкальное училище. Насколько это серьезно? Планируешь ли стать музыкантом?

– Я уже музыкант, как бы моя жизнь ни сложилась в дальнейшем. Музыка является делом, которое я никогда не сумею бросить – так же, как и стихи. Поэтому да, для меня деятельность пианиста крайне серьезна. Если поэзия – выплеск накопившегося, то музыка – возвращение растраченных при этом сил. Я не отношусь ни к тому, ни к другому как к хобби. Поэтому музыка – это и есть я, это и есть моя жизнь.

– Только играешь, музыку сочинять не пробовала? Стихи и песенные тексты существуют по разным законам, но сразу напрашивается узнать, не ждать ли от тебя еще и песен?

– Мой стихотворческий путь начался именно с текстов песен. Гуляя с подругой в возрасте пяти-шести лет, я внезапно осознала, что глупые песенки, которые мы сочиняем на ходу, можно зарифмовать.

В настоящий момент я действительно занимаюсь написанием песен, накладывая текст на музыку, которую тоже пишу сама. Причина, по которой я не выношу свою музыку за дверь дома, кроется в вокале. Наедине с собой пою хорошо и даже беру высокие ноты. Но стоит выйти на публику – начинаю фальшивить. Думаю, мне просто стоит побольше поработать над этим.

– Ты родом из Сасова. Моя первая и последняя ассоциации с этим населенным пунктом – известный лет десять назад мультик с одноименным названием проекта «Антимульт». А у тебя родной городок с чем ассоциируется? Что там стоит посмотреть случайному туристу, если занесет? Бывают ли литературные вечера? И где ты чувствуешь себя особенно комфортно – в Сасове, Рязани, Москве, еще каких-то местах? 

– Это странно, но родной город не ассоциируется у меня ни с чем. Я просто рада возвращаться туда благодаря тем людям, которые в нем проживают. Сам город не привязывает меня совершенно ничем, но это связано лишь с тем, что я редко привязываюсь к самой местности. Поэтические вечера там бывают крайне редко, и их участниками является не молодежь, а люди старшего поколения. Не могу сказать, что такой формат всегда интересен, но в нем определенно присутствует свой шарм и то самое саморазвитие, о котором мы говорили ранее. Ближе по духу в поэтическом плане мне, разумеется, Рязань. Именно здесь я познакомилась с большим количеством единомышленников и открыла в себе силы для дальнейшей поэтической деятельности.

– Какие поэтические тексты особенно любимы? Прямо по границам: в стране? в Рязани? у себя самой?

– Я люблю практически все прочитанное у Владимира Семеновича Высоцкого. Маяковского тоже люблю весьма давно и, судя по всему, надолго. В Рязани уважаю творчество многих авторов, но действительно преклоняюсь перед Сашей Логуновым, Рэдом Фоксом и Вовой Ермоловым, моим старшим братом. Эти люди, как мне кажется, достойны большего. Из своих текстов любимого вообще нет. Я стараюсь писать про актуальные для себя или общества вещи. Рано или поздно любая проблема, к счастью, эту актуальность теряет. И появляется что-то новое. Таким образом, мое мнение относительно своего творчества часто меняется. Я стараюсь не быть зацикленной на написанном.

Прочерк 

В вонючем подъезде я рухну без сил,
А мысли протянут еще четверть века.
Во всем этом мире не хватит чернил,
Чтоб заново переписать человека.

Не хватит бумаги и бешеных слов
Для глав с описанием вредных привычек.
Мой внутренний мир – просто стрелки часов,
И рифмы, пожалуй, не почерк, а ВЫчерк.

Но здесь не об этом. Я думаю так:
Мы те, что нигде не поставили прочерк.
Поэтому выживет только дурак,
В нем нет засоряющих голову строчек,

Замыленных песен, глобальных речей,
Цитаток и мыслей Омара Хайяма.
Ямбись всё анапестом через хорей:
И люди, и смысл, и оконная рама.

Нас тянет на дно, как невидимый хвост,
Бардак в голове. Словно клейкая лента.
Мы сами хороним свой умственный рост.
Мы – авторы мыслей, навязанных кем-то.

Мы авторы всех гениальных идей,
Написанных в стол. Мы не делимся светом.
Во всем этом мире не хватит людей,
Чтоб просто согреться. Но здесь не об этом.

Возможно, все будет потом. А пока
Еще одна клякса в тетради ОБОЖЕств.
В вонючих подъездах таких дофига
Пацанских Хайямов и прочих художеств.

Поэты – Алисы в стране чудаков
Чуднее чудных выбиваются в дамки.
Я видела это под кипой листов
Писак, распиаренных в строгие рамки.

Омара в подъезде заменит Толстой.
Мир непостоянен. А пламенный очерк
Ты можешь творить хоть на стол, 
                                           хоть под стол.
Итогом всегда будут вычерк и прочерк.