Новая газета
VK
VK
Twitter
Рязанский выпуск
№44 от 15 ноября 2018 г.
Свежие новости
Черно-белая реальность и цветные сны
 Рязанский театр кукол предложил взглянуть на мир глазами собаки

То, что собаки плохо воспринимают цвета, зато отлично различают тончайшие оттенки серого, –доказанный и общеизвестный факт. Однако в каких красках собаки видят сны? Ответ можно узнать в спектакле «Каштанка» Рязанского театра кукол – первой премьере нового сезона, созданной при поддержке Министерства культуры РФ.

Рассказ Чехова «Каштанка» традиционно адресуют детям. Хотя, как утверждают исследователи, никаких произведений специально для детей Антон Павлович не писал и в принципе не жаловал понятие «детская литература». Суровая «собачья жизнь» полна тех же лишений, что и жизнь чеховского «маленького человека»: голод, холод, вечные страхи и терзания. От хозяина – столяра Луки Александрыча – быстрее дождешься тумака, чем ласкового слова. А его сын Федюшка – мастер на такие фокусы, что у Каштанки «зеленело в глазах и болело во всех суставах». Однако, несмотря на все трагические моменты, «Каштанку» любят читатели всех возрастов. И прежде всего за удивительное погружение в мир рыжей собаки, «очень похожей мордой на лисицу».

Чехов, как истинный мастер слова, вводит читателя в собачью вселенную языковыми средствами. Тончайше, подробно изображает мысли, чувства и душевные состояния Каштанки. Звуки, запахи, ощущения... Даже незнакомые для собаки образы и явления описываются ее «словами». Цирк представляется как «большой странный дом, похожий на опрокинутый супник», слон – «толстой, громадной рожей с хвостом вместо носа и с двумя длинными обглоданными костями, торчащими изо рта».



Следуя за Чеховым, Рязанский театр кукол усиливает этот эмпатийный эффект. Сохраняя образный язык (текст «от автора» читает директор театра Константин Кириллов), создатели спектакля приглашают зрителей взглянуть на мир глазами Каштанки. Режиссер спектакля Елена Оленина опирается на тот факт, что собаки видят мир черно-белым. И создает на сцене мир во всех оттенках серого. Серые заборы, серые шляпы, длинные серые плащи – и среди этой безнадеги мечется и скулит голодная потерявшаяся собачка.



Наверное, так могло бы выглядеть немое черно-белое кино о Каштанке в чеховские времена. Поэтому режиссер делает такой своеобразный реверанс ушедшей эпохе и совмещает два монохромных мира.

Мерцающий луч кинопроектора, треск и шумы, как из старой киноаппаратной, ритмическая музыка, воспроизводящая игру тапера (композитор Альбина Шестакова) – в условиях такой стилизации меняются даже движения актеров, становясь неровными и ускоренными. Дощатые заборы и широкополые плащи превращаются в экраны, на которые проецируются титры и дрожащие кадры. На них же проецируются и сцены из жизни Каштанки, которые в анимированном представлении выглядят для маленьких зрителей уже не так мрачно, как это представляется в тексте.



Но точно так же, как кино со временем наполняется звуком и цветом, так и серая жизнь Каштанки неожиданно расцвечивается яркими красками. Оказавшись в доме дрессировщика, собачка словно выпадает из своей черно-белой реальности и просыпается в сказочном цирковом мире! 



Здесь зрителю остается только поражаться фантазии художника Анны Репиной. Ds. Somnus – диагноз «сон» – так заявлен жанр спектакля. И художник толкует его почти по Фрейду! Все обитатели этого красочного сновидения рождаются из предметов, которые окружали Каштанку в ее черно-белой действительности. Пуховая подушка расправляет кружевные крылья вязаной шали и превращается в упитанного гуся. Полосатый шарф и потертая шляпа сплетаются в длиннохвостого кота. А деревянная бочка оборачивается круглобокой свинкой. И вся цирковая семья во главе с клоуном веселится, забавляется и разыгрывает сценки!



Настоящую цирковую слаженность во всех этих чудесных превращениях и шуточной кутерьме демонстрируют артисты, занятые в спектакле: Екатерина Филиппова, Антонина Григорьева, Валерий Скиданов, Юрий Матвейцев, Сергей Захарчев, Александр Григорьев, Олег Царев, Андрей Стручков, Сергей Сизоненко, Антон Федорченко, Татьяна Дубовикова и Маргарита Семынина. В итоге жизнь этого озорного циркового дома вызывает неподдельный восторг у юных зрителей!.. Хотя сам цирк, показанный опять-таки глазами Каштанки, выглядит местом пугающим.

…Чем закончился актерский дебют Каштанки, мы прекрасно помним с самого детства. Как бы ни был прекрасен сон, рано или поздно приходится просыпаться. Таковы законы природы. И таковы, наверное, законы настоящей преданности.



«Ты, Каштанка, насекомое существо и больше ничего», – покачиваясь, с улыбкой превосходства, учит свою собачку подвыпивший столяр. Однако верное собачье сердце этого «насекомого существа» делает свой выбор, отказываясь от сытой и счастливой жизни. А вот какой выбор сделал бы на ее месте человек, неизвестно.

От первого лица



Елена ОЛЕНИНА, режиссер спектакля «Каштанка» (Москва):

– Спектакль рассчитан на всех детей и  на очень умных взрослых. Процесс создания постановки проходил в удивительной атмосфере. Работа над Чеховым – это всегда очень душевно, трогательно, необычно и интересно. Постоянно происходят какие-то завораживающие события, словно тебя ведет сам Антон Павлович (и всегда выводит, кстати, туда, куда нужно). Актеры Рязанского театра кукол потрясающе работоспособны, талантливы. Я рада очередной нашей встрече, работать было очень комфортно.

Довольно часто «Каштанка» преподносится просто как история о собаке. Мы же задумали показать мир глазами Каштанки. Собаки видят мир черно-белым. Это научный факт. И мы попытались выразить на сцене монохромный мир, окружающий Каштанку. Но с другой стороны, рассказ Чехова, особенно та часть, которая описывает цирковую жизнь, наполнен яркими красками. И Антон Павлович дает нам подсказку, откуда возникают эти краски. Он все время ссылается на сны, которые видит Каштанка. И в конечном итоге само ее цирковое приключение начинает выглядеть просто как сновидение.

…Мне кажется, «Каштанку» Чехова в школе проходят слишком рано. Вспомните эпизод со смертью гуся – трагический, страшный момент. Или издевательские шутки Федюшки над Каштанкой... Все это отнюдь не детское чтиво. Конечно, в спектакле мы смягчили многие вещи и ориентировались на юный возраст будущих зрителей. Мы постарались сделать яркую интересную постановку. Но чеховский текст всегда предполагает глубокое осмысление. И вдумчивые зрители смогут «прочитать» в спектакле то, что у нас выведено за скобки.

Фото Андрея ПАВЛУШИНА