Новая газета
VK
VK
Twitter
Рязанский выпуск
№40 от 14 октября 2021 г.
Свежие новости
Урезание голов
Рязанским охотникам на крупного зверя придется довольствоваться дичью

Рязанское областное общество охотников и рыболовов (РОООиР) обратилось в Арбитражный суд с исковым заявлением к губернатору Николаю Любимову. Эта новость прогремела в самом начале октября. Мы решили выяснить, в чем же дело, и набрели на интересную иерархию в охотничьем мире. Полностью совпадающую с историей про вице-губернаторские утехи.

Для начала объясним причину иска. Она кроется в постановлении главы региона, ограничивающем добычу охотничьих ресурсов в области. Такой документ выходит ежегодно, но на этот раз охотники требуют признать его недействительным. Что же изменилось?

Бегло сравнив прошлогоднюю и свежую бумаги, разницу мы увидели одну: лосей можно отстрелить не 366, как годом ранее, а 344; косуль 327 вместо 346. Неужели из-за нескольких десятков голов судиться? Тем временем Арбитражный суд иск заявителю вернул, указав, что это не к нему. Мы же обратились напрямую в РОООиР.

И тут началась охота на охотников: мы за ними, они от нас. На все уговоры пообщаться с журналистом убегали. Говорят, что в лес – поохотиться, пока сезон. Обещали из леса выйти, а как вышли, объявили, наконец, о своем решении: встретиться не против, но только после того как тот же иск примет к рассмотрению областной суд.

Но мы нетерпеливые, а потому стали искать дальше. И нашли человека, который в курсе этого дела. Он общаться согласился только на условиях анонимности. Скрытные они, эти охотники.

Выяснилось следующее: претензия не в суммарном снижении разрешенных к добыче животных, а в лимите на общественные организации. Его-то, в отличие от объемов для частных угодий, урезали капитально.

Беспилотникам виднее?

Как «делят» лосей, вернее, право на их отстрел? Региональное минприроды подсчитывает число голов в каждом охотхозяйстве и, исходя из поголовья, разрешает добыть определенную его долю.

В этом году методику подсчета изменили. Если прежде сотрудники регионального минприроды обходили охотхозяйства пешком, то теперь запускали над ними беспилотники. И это не прихоть областных властей, а указание федерального Министерства природных ресурсов и экологии – новая методика для всей страны. Как и куда запускали рязанские чиновники беспилотники, знают только они. Мы же сравнили итоги их подсчетов, видимые в тех самых постановлениях.

Итак, в прошлом году из 366 разрешенных к отстрелу лосей 114 пришлись на охотхозяйства, принадлежащие РОООиР. Из 344 разрешенных в этом году этим общественникам выделили только… 85.

То есть для них сокращение сразу на 29 голов, хотя на всю область урезали «всего» 22. РОООиР обидно, конечно. Ну, поменьше постреляют – из-за потери удовольствия судятся разве? Нет. Из-за потери денег.

Ни удовольствия, ни денег

Здесь арифметика простая: лицензию на отстрел одного лося РОООиР выдает своим участникам (читай – продает) за 40 тысяч рублей. Умножаем этот ценник на 29 голов и получаем 1,16 млн рублей. Для региональной общественной организации сумма немалая. А ее просто взяли и отобрали.

В то же время частным охотхозяйствам, которых в общем списке 33, разрешили отстрел 219 голов! И тут приведем пример распределения квот. А лучше два.

Клепиковский район:

– Келецкое охотхозяйство, пользователь ЗАО «Рязанский завод силикатный изделий». Квота 7 лосей;

– Головановское охотхозяйство, пользователь ООО «Головановское». Квота 7 лосей;

– Криушинское охотхозяйство, пользователь РОООиР. Квота 0 лосей.

Или Касимовский район:

– Гиблицкое охотхозяйство, пользователь ООО «Вязы». Квота 21 лось;

– Касимовское охотхозяйство, пользователь РОООиР. Квота 0 лосей.

Эти угодья расположены по соседству друг с другом. Но три частных получили в сумме 35 квот, а два общественных – ни одного.


Охотники бывают разные. Тем, кто действительно живет этим хобби, крылья и обломали

Другая арифметика

Тут бы тоже взять, да умножить, как мы это сделали выше. Но в случае с частниками переменные меняют свои значения. Или пропадают вовсе. Причин две.

Первая. Частные охотхозяйства продают лицензии на отстрел уже по 80 тысяч рублей. Плюс обеспечивают гостей (не бесплатно) проживанием и обслуживанием. В итоге охота на одного лося в сумме стоит здесь под 100 тысяч. И вторая причина – главная – частные угодья далеко не всегда содержат для прибыли. То есть простому смертному здесь зачастую ни за какие деньги лицензию и не дадут.

– Зачем богатому человеку, ворочающему миллиардами, продавать в своем хозяйстве лося за сто тысяч? Это для собственного удовольствия. Приезжают, прилетают на вертолете нужные люди, – пояснил наш собеседник, – и стреляют столько, сколько надо, а не столько, сколько разрешено по квоте.

Так сколько же? Тут общего подсчета, разумеется, не существует. По прикидкам старожила отрасли, всю выделенную на область квоту надо умножать на 4 (!). То есть в регионе по факту охотники отстреливают около тысячи лосей в год. Но это, повторимся, примерная калькуляция.

Примерно можно прикинуть, и сколько рядовых охотников пострадает. Именно рядовых: на лося ходят, скидываясь скопом, по несколько человек. То есть оплату в 40 тысяч компания единомышленников делит между собой и отправляется на любимый отдых. Относиться к этому можно как угодно, но для многих из них такая экспедиция – самое большое приключение в году.

Попасть же в крутые частные угодья им не светит, и теперь десяткам охотников-любителей останется одна дичь. 

Иллюстрация: Георгий Титов

Фото: Группа «Клуб охотников Рязани» ВКонтакте

Наталья Поддубная