Новая газета
VK
VK
Twitter
Рязанский выпуск
№40 от 14 октября 2021 г.
Свежие новости
Один в тундре
Рязанский пенсионер прошел 1100 километров по российскому Заполярью

Когда слышим о путешествиях по слабо затронутым цивилизацией суровым землям, нам кажется, что там должны ходить группы хорошо подготовленных, сильных людей с соответствующим снаряжением и безупречной связью. Мы никак не готовы увидеть фото идущего по тундре с тележкой на колесах или плывущего на надувной лодке путешественника-одиночки пенсионного возраста.

Бивни, пир и «Мерседес»

Рязанец Виктор Атласов по профессии – инженер-строитель, а не спортсмен, но ходить по родной стране он стал очень давно, и общая карта пройденных им маршрутов впечатляет как молодежь, так и видавших виды туристов еще советской закалки. Средняя Азия, Кавказ, Русский Север, Урал, Сибирь…

В сентябре 2021 года он вернулся из летней экспедиции, во время которой прошел 1100 километров по тундре из таймырского поселка Хатанга до якутского поселка Усть-Оленек. Примерно 1000 км он преодолел на лодке, а еще сто километров между северными речками – пешком с рюкзаками и тележкой.

– Похудел килограммов на десять, – жалуется он. – Ну, естественно, силы расходуешь, а взять с собой еды удалось только двадцать килограммов, больше просто не унес бы.

При встречах с людьми, конечно, его угощали какими-то запасами. В таймырской деревне Ново-Рыбное он вообще наткнулся 11 июля на праздник: День рыбака с соревнованиями по ловле. Разумеется, с последующим пиром. По дороге встречались люди самых разных национальностей: русские, долганы, якуты… С некоторыми Атласов по дню-два пережидал непогоду, укрываясь в болках – избах, поставленных специально для рыбаков и охотников вдоль рек и популярных путей по тундре.

– Они видели, что у меня с собой ни оружия, ни снастей, – рассказывает Виктор Иванович, – и считали вначале, что я пришел искать бивни мамонтов.

Мамонты еще жили на Таймыре около девяти тысяч лет назад, а потом вымерли. Но по тундре остались лежать разбросанные кости, черепа и бивни. Найти его и вывезти в большой город – крупная коммерческая удача. Весит один бивень примерно 100 килограммов, а стоимость одного килограмма колеблется (в зависимости от степени сохранности) от 25 до 50 тысяч рублей. Когда человек тащит по тундре мамонтовый бивень, про него говорят: «Вон, смотри-ка, «Мерседес» несет!»

Хозяева Севера   

Атласов встречался и с другими, живущими ныне животными.

– Дня три, пока я плыл из Хатанги вниз по реке, за мной по берегу бежала собака. Я сначала волновался, зачем она убежала так далеко от дома, но оказалось, что местные жители ее знают, она часто так бегает из села в село.

Серьезно потревожиться пришлось при встрече с медведем.

– Я поднял в руках весла своей лодки и наверху постучал ими друг о друга, – рассказывает путешественник. – Зверь испугался и с такой скоростью побежал… Это был галоп, наверное, быстрее, чем у лошади.

На Таймыре, по словам Атласова, все меньше северных оленей, но все больше овцебыков. Удалось рязанцу встретиться с песцами («Щенки меня облаяли») и серыми гусями («Они в это время линяют и летать не могут, а бегают по земле»). Пообщался он и с морскими зайцами – видом тюленей, которые повадились воровать рыбу из сетей у местных рыбаков.

На Таймыре Виктор Иванович встретил такую же путешественницу, как он сам, – Марину Галкину, которую называют «Федором Конюховым в юбке». Она шла на самую северную точку азиатского материка – мыс Челюскин. Уже в Рязани, в музее путешественников ему рассказали, что там ее подобрал теплоход «Михаил Сомов» и доставил к людям.

– Когда я шел по реке Анабар, – вспоминает Атласов, – по небу с юга стали стелиться полосы дыма. Это до меня добрался дым якутских пожаров.

В Якутии наш земляк набрел на метеостанцию, где уже несколько лет беспрерывно работают двое ученых – супруги Татьяна и Дмитрий Дроздовы. Они уже два года не знают, что такое отпуск. И сменить их некому: работать на севере россияне не стремятся.

Особая миссия

Всего поход продолжался 59 дней, из которых девятнадцать рязанец пережидал непогоду. На озере Кюель ему встретился глава местного якутского рода, который предложил гостю идти не только по рекам, а и по следам вездеходов, таким образом сокращая путь. 19 сентября в Якутии, как и по всей России, состоялись выборы – и брат главы рода оказался избранным в главы района.  

В поселке Усть-Оленек, в самом конце пути, у Виктора Атласова было важное задание от рязанского отделения Русского географического общества. Надо было набрать земли с могилы Татьяны и Василия Прончищевых – одних из первых российских полярных исследователей, скончавшихся на Крайнем Севере в 1736 году. Дело в том, что девичья фамилия Прончищевой была Кондырева, а ее родители происходили из Рязанской губернии. Так что, когда в рязанском Верхнем городском парке продолжит расти аллея бюстов путешественников, там должно появиться и изображение Татьяны Прончищевой. И под будущий памятник рязанские энтузиасты хотели символически высыпать горсть земли с ее могилы.

– Сейчас около захоронения поставили часовню, бревна для которой привезли на трех военных вертолетах, – рассказал Атласов. – Я там взял немного земли и собрался домой. Мечтал уплыть Северным морским путем, но корабли один за другим шли с военными грузами: на такой без специального разрешения не возьмут. В конце концов уплыл на теплоходе в Якутск, а там из Нижнего Бестяха доехал на поездах с пересадками сначала до Иркутска, а потом до Москвы.

Еще примерно два года – и рязанский инженер сможет с гордостью сказать, что прошел все российское побережье Северного Ледовитого океана от Норвегии до Чукотки. Осталось покорить восточную Якутию, а на Чукотке он уже побывал. 

– В путешествиях я понимаю, на что способен человек. Я все лучше и лучше узнаю свою родную Россию, – признался Виктор Атласов. – А главное, что я чувствую себя ближе к Богу, именно так я его нахожу и с ним общаюсь.

Валерий КОТОВ