Новая газета
VK
VK
Twitter
Рязанский выпуск
№06 от 14 февраля 2013 г.
Свежие новости
Тандем на новый лад
Бард Сергей Данилов – о Гейнце и Брунце, золоте Маккены и будущем рязанском концерте


 
Бардовский дуэт из Питера Гейнц-Данилов давно знаком всем поклонникам авторской песни, в том числе и в Рязани, где они еще с середины 1990-х являлись частыми гостями лесного фестиваля «Голубые озера», да и концерты в нашем городе тоже играли не раз. И вот грядет очередной. 
 
Прямо в последний день зимы, 28 февраля, Сергей Данилов снова навестит Рязань – выступление состоится в кафе-клубе «Старый парк». Правда, на этот раз компанию на сцене ему составит не привычный и давно всем хорошо знакомый Александр Гейнц, а новый аккомпаниатор Сергея Данилова – молодой питерский виртуоз гитары Михаил Брунец.
 
О том, с чем связана эта «смена состава» в его бардовской команде, о последних своих альбомах, о потерях авторской песни и о своих путешествиях по Америке Сергей ДАНИЛОВ сегодня рассказывает читателям рязанского выпуска «Новой газеты». 
 
– «Смена состава» в дуэте, где словосочетание Гейнц–Данилов привычно для поклонников авторской песни вот уже на протяжении 25 лет, вызвала немало разговоров. Естественно, всех волнует: с чем связан уход Александра Гейнца и приход ему «на замену» Михаила Брунца? Кстати, ваши поклонники, по крайней мере, в Рязани много шутят по поводу созвучия этих фамилий.
 
– «Уход» Александра Гейнца – понятие, скорее, виртуальное. Дело в том, что Александр три года тому назад уехал жить в Соединенные Штаты Америки. Михаил Брунец помог мне не только продолжить выступать по мере востребованности, но и содействовал появлению новых песен, что позволяет мне говорить о нас, как о вполне самостоятельном дуэте. При этом с Александром у нас нет никаких взаимных противоречий, Михаил помогал нам в записи нашего последнего на момент Сашиного отъезда диска, поэтому на фестивале «Платформа» в Самаре, куда Александр приезжал прошлым летом, а потом и на концертах в Питере и Москве прошлой осенью, мы выступали втроем – Александр, Михаил и я. Думаю, что и в будущем такое сочетание возможно. Дуэт «Гейнц-Данилов» не заявлял об окончании своей творческой деятельности, поэтому, пока мы живы, возможно все. А сочетание фамилий «Гейнц» и «Брунец» – чистое совпадение, хотя, возможно, это она и есть – непознанная закономерность.
 
– А ваши ощущения сильно меняются, когда оказываетесь на сцене вдвоем не с Александром, а с Михаилом?
 
– Разница, конечно, есть. Вместе с Сашей мы пели больше тридцати лет, поэтому на сцене могли, не сговариваясь заранее, замедлить темп, изменить манеру исполнения, начать петь тише или активнее – мы чувствовали друг друга. С Михаилом у нас такой сильной связи пока нет. Но есть другое. С одной стороны, Миша – очень интересный музыкант с великолепной техникой игры, с другой – он способен отойти на «второй план», словно говоря: «пой, что хочешь, здесь и сейчас, я помогу». В этом отношении с Сашей было сложнее – при выборе песни надо было «попадать» и в его настроение тоже. Если говорить о программе в целом, то сейчас она стала более лиричной. Это не лучше и не хуже, просто по-другому. Да нам и не надо, чтобы было так, как уже было.
 
– В ваших песнях всегда много географии, это проявляется даже в названиях альбомов – «Океан», «Перевал», «Арктика», не говоря уж о названиях песен – хотя ни океанов, ни перевалов в Питере нет, да и Арктика от него далековато. Александр Гейнц в итоге проявил свою «охоту к перемене мест», сменив уже не просто страну, а континент проживания. А вот Сергей Данилов как часто путешествует, и не уходит ли с возрастом желание «посмотреть мир»?
 
– Я путешествую, когда позволяет работа, то есть во время отпуска. Последние пять-шесть лет катаюсь на автомобиле по юго-западу Соединенных Штатов, в основном, по штатам Юта, Аризона, Невада, Калифорния – эти места я знаю сейчас лучше Ленинградской области. Думаю, это что-то из детства – «Золото Маккены» манит и не дает покоя. Хотелось бы еще увидеть Исландию, Аляску и Французскую Полинезию – это, если говорить о мечтах и планах на будущее. Но вот что интересно: чем ближе лето, тем чаще я думаю о выжженной земле Аризоны, Невады и Юты, и Аляска с Исландией снова откладываются... Вот такое странное избирательное желание «посмотреть мир».
 
– Насколько я понимаю, центральную и не только Россию вы тоже порядком изъездили, только уже с гастролями. Интересно, какие впечатления остались, например, от Рязани, куда вы частенько приезжали на «лесные» фестивали еще в 90-х? Есть какой-то яркий образ, мимолетное впечатление, запомнившаяся встреча, которые связаны именно с нашим городом?
 
– Воспоминания, связанные с Рязанью? Самый вкусный плов, который готовили наши рязанские друзья на фестивале «Голубые озера»: дважды записывали его рецепт, и все равно он терялся. Гонка по встречке из Москвы в Рязань с Колей Злобиным: была дикая пробка, мы опаздывали, и местные силы МЧС пришли нам на помощь. Еще поездка в Константиново... А, ну и гениальный плакат на трассе про три столицы: Москва, Питер, Луховицы... Как-то так там написано, если я не ошибаюсь.
 
– Когда вы давали первый большой концерт в Рязани, а это случилось, если не ошибаюсь, в зале Рязанского театра кукол 10 или 11 лет назад, вместе с вами и Гейнцем на сцене оказался запомнившийся тогда многим Андрей Лобанов. Что сейчас с этим талантливым автором, чем он занимается?
 
– Андрей Лобанов, насколько мне известно, имеет небольшую фирму по установке и сопровождению программы «1С: Бухгалтерия». Свободное время отдает семье, детям, путешествиям и дайвингу. Иногда выезжает на фестивали в окрестностях Санкт-Петербурга. Мы нечасто видимся, хотя, как мне хочется верить, сохранили довольно теплые приятельские отношения.
 
– Часто ли приходилось сталкиваться с тем, что талантливый автор вдруг по большому счету прекращает заниматься творчеством, резко переходя к сугубо «мирскому» существованию? За кого особенно обидно, если, конечно, вам часто встречались такие случаи?
 
– Да, по-моему, это достаточно частое явление. Причем сделать это может именно талантливый автор: графоман обречен писать до самой смерти, хотя, как и во всем, возможны варианты.
 
В конце 80-х годов, например, практически перестал писать песни и выступать Игорь Зайц – весьма одаренный человек, которому просто не повезло на Грушинском фестивале, не в том месте и не на тех людей он там попал. С тех пор нам с Сашей пару раз удавалось вытаскивать его на концерты, но по большому счету от творчества он отошел. Пожалуй, Игорь Зайц – это самая яркая «потеря» в жанре авторской песни, с которой мне удалось столкнуться лично. Георгия Васильева из «Ивасей» я здесь не упоминаю, поскольку этот пример прекрасно всем известен и без меня.
 
– Правильно ли я понимаю, что ваш последний диск – это «Океан», датированный 2009-м, кажется, годом? 
 
– «Океан» реально записан в 1999 году, просто переиздан «Московскими окнами» сильно позже, я даже точно не помню, когда. А последним диском из тех, что мы записали с Александром, – пока последним – стал альбом «Молитва» (2010 г.). Потом еще был сборник «Избранное» (2011 г.), куда вошли лучшие песни с предыдущих дисков и абсолютно новая песня «Не забывай меня». 
 
Осенью 2012 года я записал довольно нестандартную работу для жанра авторской песни – диск «Christmas Songs». Там записаны песни на английском языке, изначально предназначенные для работы с детьми в школе, но в результате работа получилась интересной для значительно более широкой аудитории. Я написал там музыку для двенадцати песен и спел две из них. С точки зрения произношения, нисколько не сомневаюсь, что у меня оно хуже всех на диске, но удержаться не мог. 
 
Надеюсь, что в 2013 году с помощью Михаила Брунца получится записать и диск новых песен, некоторые из них я собираюсь исполнить на предстоящем концерте в Рязани.
 
Анатолий ОБЫДЁНКИН