Новая газета
VK
VK
Twitter
Рязанский выпуск
№35 от 12 сентября 2019 г.
«Не жалейте бутербродов»
 Булгаковский марафон в Рязани: апельсиновая корка, доля Деля и поболтушки от Шадского

Строгая цифра «три» целый месяц руководила Музейно-выставочным центром «Фотодом»: с 3 августа по 3 сентября здесь проходил III фестиваль современного искусства «Параллели». Месячный марафон, каждый день которого участники и зрители пытались провести параллели (и найти точки пересечения) между разными сферами искусства. На одной площадке взаимодействовали фотография, живопись, театр, литература, музыка, кино. Усмирить эти стихии и свести в единое целое могло только одно имя: фестиваль был задуман и осуществлен как оммаж – посвящение и дань уважения – Михаилу Булгакову и его «Театральному роману».

Оммаж и ажиотаж 

Восьмой номер журнала «Новый мир» за 1965 год, в котором неоконченное произведение Булгакова впервые увидело свет, встречал зрителей на входе в «Фотодом». Оттолкнувшись от этого артефакта, публика пускалась в плавание по водам «Театрального романа», взирая на все глазами его «автора» Сергея Леонтьевича Максудова. Организаторы фестиваля, скрупулезно следуя букве романа, любовно воссоздали его атмосферу вплоть до мелочей. 

Буфет с кастрюлей крепко заваренного чая, гранеными стаканами и, конечно же, бутербродами с сыром («Попейте чаю в буфете да бутербродов-то, бутербродов-то не жалейте!..»). Режиссерский столик с лампочкой, листом бумаги, чернильницей и свежей апельсиновой коркой…

В эту систему координат очень гармонично вписались фотографии, живописные и графические работы рязанских авторов. Каждый смог найти свою рифму в «Театральном романе». Графика Ольги Чикиной, открывавшая экспозицию, стала теми «картинками», из которых рождалась пьеса Максудова. Далее в «костюмерной» и «гримерной» оказались собраны эскизы театральных костюмов, созданные выпускниками разных лет Рязанского художественного училища им. К.Г. Вагнера. В следующем зале зритель уже вступал в мир театра, который ему открывали фотографии Елены Кореневой, Ольги Джафаровой и Елизаветы Лямцевой, сделанные на рязанских площадках.

В главном зале – на основной сцене – недавняя премьера Рязанского театра драмы «Фауст» в объективе Сергея Газетова. На учебной сцене – признанный мэтр, режиссер Владимир Дель в фотоочерке Андрея Павлушина «Доля Деля» и фотографии нового поколения: Аллы Дворцовой, Анны Самолиной, Ирины Кошевой, Екатерины Чистовой.

Разножанровая выставка, объединенная единой темой театра, стала своеобразными декорациями, в которых на протяжении месяца проходили десятки мероприятий: лекции, творческие встречи, спектакли, читки пьес, концерты, мастер-классы, тренинги, кинопоказы. Вспомнить и пережить одно из них «Новая» предлагает своим читателям.

Между реальностью и безумием



Валерия Шадского, художественного руководителя Рязанского театра кукол, уже давно представляют как просто Мастер. Хотя обращение «Мессир» тоже звучало бы гармонично. Лукавым прищуром он походит на Бегемота. Но по факту ему досталась роль Понтия Пилата…

В рамках III фестиваля современного искусства «Параллели. Театральный роман. Оммаж» Валерий Шадский поделился воспоминаниями о своем легендарном спектакле «Мастер и Маргарита». От обязывающего слова «лекция» сразу же открестился и устроил «поболтушки».
Впервые с романом «Мастер и Маргарита» будущий режиссер познакомился еще в конце шестидесятых: самиздатовскую версию ему дала почитать девочка, учившаяся в школе на несколько лет младше.

– Роман я прочитал за одну ночь. И, скажу честно, сразу он мне как-то не глянулся. Мне понравилась линия Понтия Пилата и Иешуа – столкновение двух сил, правящих миром. Как бы то ни было, роман я прочитал и благополучно забыл. Но жизнь меня постоянно к нему возвращала. Со временем, взрослея, я оценил линию Мастера и Маргариты, социальные темы. Однако мысль о том, что его можно поставить, даже не приходила мне в голову.

И вот однажды случилось так, что я заболел. И оказался дома один, в постели. Компанию мне составляла только кошка, которая укладывалась на грудь и настойчиво сверлила меня глазами. Так мы всматривались друг в друга, пока линии на кошачьей мордочке не слились для меня в однозначную букву «М». Тут на память сразу пришла шапочка с такой же буквой «М», которую мне вручили на одном из фестивалей… Словом, я протянул руку к книге, которая лежала в тумбочке. И стоило мне только взять роман в руку, как кошка одобрительно кивнула и освободила место. Знаки были прочитаны верно!

Как признается сам Валерий Николаевич, спектакль ставился на конкретного артиста. В данном случае им оказался Андрей Гаврилюк, великолепно исполнявший роль Мастера (когда артист в силу обстоятельств уехал из Рязани в Челябинск, то и спектакль сошел со сцены). Прекрасный дуэт Мастеру составляла Маргарита (Ольга Ковалева): ее хрустальное сопрано создавало удивительный, инфернальный образ булгаковской героини. До сих пор в памяти прокручивается сцена знакомства Мастера и Маргариты: под стремительный вальс (музыка Альбины Шестаковой) любовь, действительно, поражает, «как из-под земли выскакивает убийца в переулке».

Полноправным соавтором спектакля стал его художник Владимир Костарнов, сумевший воплотить на сцене сложный многослойный мир булгаковского романа.

– Спектакль создавался в лихие «девяностые», когда было полное ощущение, что мы находимся в сумасшедшем доме. И мы решили, что действие спектакля будет происходить в сумасшедшем доме, и повествование будет вестись от лица его сегодняшнего обитателя – Ивана Бездомного, которого великолепно играл Андрей Абрамов. По залу ходили врачи. То и дело возникали санитары в белых халатах. И у Володи Костарнова получилось создать такой странный фантасмагоричный мир, где не было грани между реальным и безумным, между людьми и куклами. 

На сцене мы построили огромный ступенчатый подиум со скрытыми лесенками, нишами, большим просцениумом. И покрыли его зеркалами! Зеркала могли поворачиваться, и когда вся эта конструкция работала, то складывалось впечатление абсолютно нереального мира. Более того, зеркала были со специальным напылением и могли не только отражать, но и «растворяться» в нужный момент. И эти внезапные появления героев из зазеркалья производили очень сильный эффект.

…Да, наверное, спектакль до сих пор существует. В моей памяти, памяти артистов и зрителей. Но стоит ли его возрождать? В одну и ту же воду дважды войти невозможно. Повторение и копия всегда хуже оригинала. Пришло новое поколение, у нас новая страна, новые идеалы и ценности. Придут люди, которые сделают свой спектакль «Мастер и Маргарита». А этот пусть останется в истории.

Фото Андрея ПАВЛУШИНА
Баннеры в люберцах на сайте www.tipografiylubercy.ru.