Новая газета
VK
VK
Twitter
Рязанский выпуск
№35 от 12 сентября 2019 г.
Свежие новости
Пианистка из «телека»
 Композитор Ксения АКИМОВА – о «бегстве» из Рязани, деревенском джазе и самом серьезном кастинге в жизни

Москвичка Ксения Акимова хорошо знакома рязанцам, и далеко не только потому, что родом из нашего города и часто здесь бывает, навещая родственников. Местные поклонники джаза помнят ее по совместным программам с Эллой Хрусталевой, а слушающие более простую музыку, наверняка, хотя бы мельком видели по телевизору. Потому что именно Ксения находится за клавишами в оркестре «Фонограф джаз-бэнд», игра которого сопровождает большинство популярных музыкальных проектов в «ящике», начиная с более чем популярного «Голоса». 

В начале года, когда в Рязани проходил фестиваль «Зимние дни джаза», в только что открывшемся тогда концертном зале «горьковской» библиотеки Ксения снова выступила в компании Эллы Хрусталевой и, к удивлению многочисленной публики, показала себя не только как виртуозный аккомпаниатор, но и как состоявшийся композитор, исполняющий собственные произведения. Сегодня композитор и пианист Ксения Акимова – гость рязанского выпуска «Новой газеты». 



– Ксения, вы уже не раз выступали с Эллой Хрусталевой, и во время этих совместных концертов не только аккомпанируете Элле, но еще исполняете собственные авторские произведения. Как сложилось ваше творческое содружество? Как познакомились, как «выбрали» друг друга? 

– В 2014 году я приехала с концертом своей авторской музыки в Рязань в замечательное место – кафе «Фонтан». Там познакомились с рязанскими музыкантами, в том числе с Эллой. Возникло обоюдное желание сделать совместный концерт в Рязани, который чуть позже и прошел с успехом. И буквально через полгода Эллу пригласили на проект «Голос», где в тот момент работала и я. Наша дружба и сотрудничество с той поры укрепились и продолжаются по сей день. Элла – очень тонкий, мыслящий музыкант, большое удовольствие с ней взаимодействовать.

– Я знаю, что у вас рязанские корни, но прожили в нашем городе недолго. Почему сбежали? 

– Я родилась в Рязани, но жила тут всего около двух месяцев. Меня родители увезли сначала в Москву, где отец учился, а затем в Тольятти – город, который на тот момент являлся одним из центров притяжения для людей со всего Советского Союза. Кстати, тогда же в Тольятти появилось множество музыкантов, у некоторых из которых я имела счастье учиться. Так что это не было бегством, это были жизненные обстоятельства. А Рязань, как свою малую родину, я люблю и ценю.

– Интересно, как скромная вроде бы выпускница тольяттинского музыкального училища попала в один из самых известных сейчас оркестров страны «Фонограф джаз-бэнд». Или все-таки не совсем скромная? Например, как часто в международных конкурсах вам приходилось участвовать? И с каким успехом? 

– Свою профессию я выбрала благодаря, прежде всего, родителям, которые, кстати, окончили Рязанское музыкальное училище имени Пироговых. Поэтому понимание, что я буду музыкантом, появилось с детства. Тольяттинское музыкальное училище имеет отличный педагогический состав, особенно в музыкально-теоретических предметах. Обучение было очень серьезное, спуску нам не давали, педагоги честно пытались выявлять и развивать способности у студентов, за что им большое спасибо. Но джазовой школы в городе не было, поэтому мы, молодые и жадные до знаний студенты, сами организовывали команды различной джазовой направленности. Это и было, пожалуй, одним из главных опытов в сфере джазовой музыки. Начались джазовые фестивали, гастроли. Меня пригласили в Тольяттинский джазовый оркестр на базе Тольяттинской филармонии в качестве пианистки. Поработав там некоторое время, я уехала в Америку, где была потрясена услышанной импровизационной музыкой, и решила поступать в Московский университет культуры и искусства на джазовый факультет. Переехав в Москву, увидела в интернете объявление о том, что в оркестр «Фонограф» требуется пианист, и решила рискнуть. Это был один из самых серьезных кастингов в моей жизни, Сергей Сергеевич Жилин тестировал меня на предмет знания джазовой музыки, классической, импровизации, чтения с листа, а также моей ориентации в разных музыкальных жанрах. Опыт, полученный в Тольятти, безусловно, помог, и меня приняли на работу. С тех пор началась интереснейшая творческо-концертная деятельность, включающая в себя выступления на лучших площадках России и разные телевизионные проекты, такие как «Голос», «Две звезды», «Достояние Республики», «Голубые огоньки» и т.д. Параллельно я училась в Московском университете культуры в классе знаменитого педагога по джазовому фортепиано Евгения Станиславовича Гречищева, принимала участие в джазовых конкурсах – «Рояль в джазе», например – несколько раз становилась лауреатом.

– «Фонограф джаз-бэнд» является аккомпанирующим составом для многих популярных телепроектов – это и «Голос», и «Две звезды», и «Достояние республики», которые вы назвали. Что есть такого в «Фонограф джаз-бэнде», что заставляет устроителей телепроектов звать именно его? 

– Я думаю, Сергей Сергеевич Жилин проявил талант не только организатора, но и управляющего, продюсера. Найти нишу для большого коллектива, постоянно искать новые грани звучания, быть очень требовательным не только к окружающим, но и к себе – это многого стоит. Но хочу сказать, что работа в подобном оркестре – серьезная проверка на прочность. Постоянные репетиции, быстрое освоение нового репертуара, стрессоустойчивость и готовность к поездкам – все это как раз и делает оркестр Сергея Жилина востребованным. Условный заказчик, будь то государство, компания или частное лицо, знает: Жилин добьется результата, чего бы это ни стоило. А это не такое уж распространенное качество среди творческих людей.

– Наверняка за время игры на популярных телешоу особую симпатию вызвала не только Элла Хрусталёва. А кто еще и почему? 

– Так получилось, что я общаюсь со многими участниками проекта «Голос», с некоторыми мы активно сотрудничаем в театре «Градский Холл». Теплые отношения в творческом и дружеском плане у меня сложились с Диной Гариповой, Мариам Мерабовой, Валентиной Бирюковой, Алисой Игнатьевой и безумно талантливой Аленой Тойминцевой, с которой мы как раз сейчас заканчиваем дуэтную работу над ее альбомом.

– В последние годы появился еще и «Kseniya Akimova project», уже ваш собственный коллектив, с которым иногда выступаете по московским джазовым площадкам и даже однажды до рязанского «Фонтана» добрались. Можно пару слов об этом коллективе? 

– Это проект моей авторской музыки, где пытаюсь экспериментировать, совмещая джазовую импровизацию и русские мотивы, близкие мне. В проект приглашаю знаменитых джазовых московских музыкантов. Например, партию трубы неизменно исполняет солист оркестра Бутмана Айк Григорян.

– В рамках этого проекта и на совместных выступлениях с Эллой Хрусталёвой часто звучат ваши авторские композиции. Причем они имеют названия, которые ассоциируются с отечественным фольклором. Можно просто начать их перечислять: «Рожь», «Ягодка», «Коромысло» и так далее. Значит ли это, что древняя история нашей страны волнует вас больше, чем современность? Неужели деревенская жизнь вам кажется предпочтительней городской? Кстати, вы часто вообще в деревне бываете?

– Думаю, что в деревне я пока бываю реже, чем хотелось бы, хотя жизнь там захватывает своим спокойствием и искренностью. Сочиняя музыку, я не гонюсь за модными тенденциями, а следую интуиции и пресловутому «зову сердца». Я выросла на классической русской музыке, на творчестве наших великих композиторов – Чайковского, Мусоргского, Рахманинова, Римского-Корсакого, Стравинского, поэтому так или иначе образы русской деревни, русская песенность и колокольность заложены во мне, можно сказать, генетически. Создавая свои произведения, я предельна честна и с собой, и со слушателями. При этом я всегда оставляю место для импровизации в своих пьесах, где вольна использовать и свои джазовые навыки. История нашей страны, безусловно, волнует меня. С гастролями мы проехали по всей России от Калининграда до Магадана, и каждый раз, приезжая в новый город, остается лишь удивляться национальному составу, истории, традициям этого края. 

– Сейчас вы работаете еще и в Театре Александра Градского. Можно хотя бы коротко рассказать об этом? Я был лет пятнадцать назад в его студии, делал с ним интервью, и Градский показался человеком на удивление резким и местами циничным в своих суждениях, в принципе даже по его «публичному образу» в телешоу «Голос» хорошо видно, что это человек не самый легкий в общении. Всегда удается находить с ним общий язык? 

– Александр Борисович – человек немалого опыта и немалого возраста. Думаю, что в какой-то момент жизни каждый понимает, что время – единственная дорогая вещь, которая есть у нас. Я замечала, что многие состоявшиеся люди используют резкость в общении как прием для экономии времени. Я очень благодарна Александру Борисовичу за возможность работы в его профессиональной команде. В работе требовательность руководителя, сложность задач и «горящие» сроки – отличный мотиватор для творческого роста. Все это в театре Градского присутствует.

– Не обойтись без местечкового вопроса: помимо концертных выездов, в Рязани часто бываете? Что-то связывает по-прежнему с нашим городом? И какую из ваших авторских работ вы рекомендуете людям, пока не знакомым с вашим творчеством, для первого знакомства? 

– К сожалению, в связи с плотным рабочим графиком (с недавнего времени я еще и солистка Симфонического оркестра Москвы «Русская филармония») мне не так часто приходится бывать в Рязани. Но здесь живет практически вся моя родня, которую я очень люблю и по возможности навещаю. Из моего творчества я порекомендую послушать произведение «Рожь» из недавно записанного фортепианного альбома. Это как раз яркий пример симбиоза джазовой импровизации и русских напевов.