Новая газета
VK
VK
Twitter
Рязанский выпуск
№35 от 12 сентября 2019 г.
Свежие новости
Глазея на залы музея
 Благоговение перед символами и героями минувших эпох часто рождается в раннем детстве  

«Я поведу тебя в музей, ­– сказала мне сестра». Эта строчка из пафосного стихотворения Сергея Михалкова про ленинское наследие знакома мне с детства. Во многом из-за нее с юных лет практически любой поход в различные хранилища экспонатов вызывал у меня некоторое волнение и даже трепет. Правда, ни родной, ни двоюродной сестры у меня не было и нет, поэтому роль персонального гида по рязанским заповедным собраниям в те далекие годы взяла на себя бабушка.

Пленники в кремле

Для начала шестилетнего мальчугана повели в краеведческий музей на территории кремля. Из сотен и тысяч свидетельств далекого прошлого я прежде всего запомнил скелет мамонта, потому как раньше никогда не видел каких-либо костных останков больших животных. Других воспоминаний, кроме диковинного зверя и огромной колокольни, от этого визита не сохранилось. 



Спустя двенадцать лет мне все-таки удалось подняться на третий ярус этого 83-метрового сооружения, которое постоянно находилось на реставрации. В период между двумя очередными подновлениями я увидел удивительную панораму еще не застроенной высотками исторической части Рязани. 

С тех пор я не раз смотрел на свой город с головокружительной высоты, но на колокольню попасть не получалось. Вход сюда, похоже, открыт лишь для звонарей и промышленных альпинистов. 

Всякий раз, оказываясь на территории кремля, я вспоминаю бабушкины рассказы о диалогах с пленными немцами, которые после войны ремонтировали соборы, входящие в этот изумительный и так близкий каждому рязанцу ансамбль.

Молодая женщина шла навестить сестру, увидела усталых работяг, перекинулась несколькими фразами на их родном языке и угостила потрепанных войной гастарбайтеров папиросами и помидорами, только что сорванными с грядки. А бывшие граждане поверженного рейха сделали комплимент ее произношению и рассказали про свое нелегкое, но вполне сносное житье-бытье.

Павлов ведет эксперимент

Бабушка была учителем биологии и, конечно, после экскурсии в краеведческий не могла не познакомить меня с музеем первого русского Нобелевского лауреата Павлова. Того самого, что экспериментировал на собаках (и, мало кто знает, – людях), а потом рассказал всему миру про условные и безусловные рефлексы. Меня поразило безмолвие, царившее в уютном павловском доме, будто где-то за стеной идет важнейший для вселенской науки эксперимент, и то, с каким благоговением перед светилом физиологии экскурсовод вел свой занимательный рассказ.   

Шторм в тишине

Ну, а на сладкое бабушка оставила художественный музей, где я впервые увидел картины Айвазовского и влюбился в его полотна. Уже будучи студентом, я был поражен ураганной мощью «Девятого вала», выставленного в Третьяковке. Но трепет и восторг перед мощью стихии зародились еще с той дошкольной поры.  

Спасибо тебе, милое детство, за то, что любой музей для меня остается благословенным местом, где даже тишина преклоняется перед прошлым, а заботливые руки хранителей оживляют героев, символы, сокровища и предания, казалось бы, давно затерявшихся в лабиринте времени эпох.
Денис ПУПКОВ