Новая газета
VK
VK
Twitter
Рязанский выпуск
№22 от 11 июня 2020 г.
Свежие новости
«Крышу рвет ежедневно»
 Тысячи рязанских мам вместе с детьми почувствовали на себе все прелести самоизоляции. Впереди целое лето и неизвестность

В конце мая рязанка обратилась с гневным посланием к губернатору Любимову на его личной странице во «ВКонтакте». «Надо, наверно, к нему (губернатору — прим. ред.) на прием с ребенком прийти. И пусть сидит, пока я работаю. А то ишь дельный какой – не можем (открыть детские сады. – прим. ред.) Вот вам и безработица налицо. Надоело терпеть унизительное отношение. Я лично буду писать жалобу президенту на ваше бездействие по отношению к родителям маленьких детей. Я лично не собираюсь терять работу только потому, что вы не соответствуете занимаемой вами должности», – в отчаянии написала женщина после заявления Любимова, что дежурные группы для детей работающих родителей в ближайшем будущем не откроются. 



Рязанская «Новая» попыталась разобраться, какие еще проблемы возникли у рязанских мам, и кто их будет решать. 

Не так поняли

Николай Любимов 25 мая на совещании с руководителями дошкольных и общеобразовательных организаций допустил возможность открытия дежурных групп в детских садах — для детей, у чьих родителей безвыходная ситуация, и они могут потерять работу. Мамы кинулись названивать воспитателям, те буквально за два дня составили списки претендентов, женщины отзвонились на работу и пообещали выйти… 28 мая Любимов заявил, что его не так поняли. 

«Когда шла речь об открытии дежурных групп, я говорил, что это будет сделано, если позволит санитарно-эпидемиологическая обстановка и если заболеваемость будет низкая в течение определенного периода. Почему-то не все это слышат и выдергивают слова из контекста», — почти пожаловался он на непонятливых. И добавил, что у властей сейчас нет ни морального, ни юридического права открывать детсадовские группы. 

А моральное и юридическое право бросать матерей с их детьми дома, исходя из контекста, власти имеют. А их в прямом смысле слова бросили (или кинули — кому как нравится) — барахтайтесь, как хотите, хорошего вам настроения и десять тысяч «деревянных» сверху на пять месяцев. Это 66 руб. 66 коп. в день — по чупа-чупсу в сутки.
Большинство мам, которым некуда пристроить детей на время работы, сидят в отпусках за свой счет. Или уже просто сидят — без работы, без денег и без надежды найти когда-нибудь эту работу, потому что по окончании всех запретов ее просто не будет. Нигде и никакой. Если даже у мамы есть возможность трудиться «на удаленке», за два с лишним месяца такой работы она уже успела охрипнуть, поседеть и стать корвалолозависимой: ей приходится одновременно решать рабочие вопросы и купать пупса, готовить «пюрешечку с сосиской» и уворачиваться от летящего в монитор мяча. 

По словам источника «Новой», в региональном Роспотребнадзоре ужаснулись от количества желающих устроить детей в дежурные детсадовские группы, из-за этого губернатор и сделал заявление про «выдергивание слов из контекста». 

Даже странно, почему это мамы решили отправить всех своих детей в дежурные группы, даже несмотря на не исчезнувшую опасность заражения. Не могли же они устать от любимых чад всего-то за два месяца изоляции в четырех стенах (не всегда просторных и благоустроенных). От постоянной готовки, непрерывного мытья посуды, игр и уборок, просьб о покупке вкусняшек и невозможности ответить правду: «Мне не на что их купить, потому что нет денег, нет работы, нет даже надежды на какой-то просвет». В Москве, в которой были введены самые жесткие меры изоляции, дежурные группы в детских садах не прекращали работу. Москвичам терять работу нельзя, рязанцам терять работу, голову, последние нервы — можно. 

Некоторые меры поддержки семей с детьми государство все же предприняло. Малообеспеченным, оставшимся без попечения родителей, детям-инвалидам власти начали выдавать сухпайки вместо ежедневного школьного питания, остальным ничего решили не выдавать. Малообеспеченные — это те, чей доход не превышает величины прожиточного минимума: его средний размер за первый квартал 2020 года составил 10 843 рубля. Для трудоспособного населения — 11 731 рубль, пенсионеров — 8944 рубля, детей — 10 721 рубль. Если доход выше буквально на 50 руб., семья не попадает под эту категорию. То есть, по версии властей, на эти 10 руб. семья уже в состоянии прокормить свое чадо без помощи государства. Помните об угрозе ожирения — не переедайте на ночь. 

Киндер, кюхе, кирхе*

В середине апреля на улице встретилась знакомая учительница с телефоном в руке. Мама ее ученика плакала в трубку: на троих детей всего один компьютер, из-за этого и много чего еще дом превратился в ад. Учеба позади, но очевидно, что этой маме придется сидеть дома с тремя детьми еще три летних месяца, вплоть до нового учебного года. Что с лагерями детского отдыха — неизвестно. Не очень понятно, можно ли отправлять детей «на деревню дедушке», ведь чаще всего сельским родственникам уже за 60, а для этой возрастной категории ограничения продолжают действовать. 



Знакомая с двумя не самыми шебутными детьми на днях призналась, что у нее ежедневно «рвет крышу» от любого раздражителя: грязной тарелки, расчески не на своем месте, зазвучавшего рингтона, просьбы намазать хлеб маслом. Работает на удаленке до конца июня, дальше, вероятно, в отпуск за свой счет. Впервые за пять лет просрочен платеж по ипотеке, потому как «содержание» детей дома обходится гораздо дороже, чем когда они находятся в детском саду и школе. Какие еще прочесть мантры или молитвы, чтобы оставаться спокойной и не сорваться на детях, она не понимает. Пока срывается только на мужа, которому посчастливилось работать вне дома.  

Еще одна знакомая, пропагандирующая «позитив в мыслях и умение довольствоваться малым» месяц назад потеряла основной источник дохода — квартирантов. Пять лет они исправно платили за «двушку» в центре, не срывали краны и не засоряли канализацию, а тут съехали вместе с ребенком — в «однушку», буквально на голову к престарелым родителям. У знакомой осталось 8 тысяч рублей с копейками пенсии и огромное желание вновь научиться «мыслить позитивно». 

На этом фоне мы уже даже не слышим «держитесь там», а слышим тот самый все возрастающий позитив: волонтеры помогают, чиновники заседают, миллиарды обрушиваются на регионы для финансовой помощи, но реальной помощи никто так и не видит. Нет волонтеров — воспитателей и педагогов, согласных сидеть на дому с детьми, нет бесплатных психотерапевтов, готовых выслушать и успокоить издерганных мам, нет владельцев заводов и пароходов, с радостью раздающих недельный запас продуктов для «замурованных» дома семей. Нет бесплатных развивающих и развлекательных онлайн-программ для детей от нашего Минобраза, нет онлайн-зарядки от Минздрава. Дети заперты в квартирах с гаджетами, к 1 сентября школы получат тысячи первоклассников с головами как у Лунтика и единственным навыком — тыкать в кнопки телефона.  

Оптимизм с нулем в кармане

В СМИ можно найти только один не оригинальный совет психологов, как пережить изоляцию во время пандемии: мыслить позитивно и самосовершенствоваться. заведующий кафедрой психологической помощи и ресоциализации МГУ Мадрудин Магомед-Эминов в передаче на канале НТВ посоветовал «принять новую экстремальную логику жизни, занять ответственную гражданскую позицию и сохранять оптимизм». Доцент кафедры социальной психологии того же университета Александр Рикель в эфире телеканала RT высказал примерно ту же мысль: «Любой кризис — это не только стресс, но и возможность для развития, чтобы освободиться от чего-то ненужного, построить что-то новое. Почему бы нам не использовать это время с максимальной пользой для себя? Посвятить его близким, развиваться, начать отложенный давний проект. В конце концов, можно сделать ремонт или просто убраться в своем доме». 

Можно и английский выучить, и в доме прибраться при наличии круглой суммы. С нулем же в кармане и при регулярных звонках из банка с требованием оплатить задолженность наступает жесточайшая депрессия. И у женщин, и у мужчин, и у детей. 
 
* Немецкое устойчивое выражение, описывающее основные представления о социальной роли женщины в консервативной системе ценностей
Екатерина ВУЛИХ