Новая газета
VK
VK
Twitter
Рязанский выпуск
№09 от 11 марта 2021 г.
Свежие новости
Неудобные мамочки
 Две многодетные семьи подвергаются травле из-за желания сделать жизнь рязанского села комфортнее и интереснее

«Невозможного не просим»


Галина Борецкая и Ирина Аралкина

Ирина Аралкина и Галина Борецкая – не коренные болошневцы, они приехали в село несколько лет назад. У каждой была своя причина переехать подальше от города. Сейчас у Ирины пятеро детей, у Галины – три дочки, две из которых двойняшки. Женщины подружились, дети тоже, многие проблемы решают совместными усилиями. В тандеме нет ведущей и ведомой, обе дополняют друг друга: Ирина – классическая русская женщина, которая справится и со скачущим не туда конем, и с горящей избой, Галина – «спортсменка, активистка и просто красавица». Первая может «на коленке» написать сценарий детского утренника, провести без подготовки сельский праздник и спеть стихи Есенина в стиле джаз. Вторая закончила спортфак РГУ, гоняет на машине и велосипеде, ухитрилась организовать бесплатные занятия спортивными танцами для местных женщин. Ирина мягкая, артистичная и смешливая, Галина – сторонник четкого планирования и дисциплины. Ирина эмоциональна, Галина говорит про себя: «Я – человек-бумажка: государство от меня повсюду требует бумажки, и я от него требую того же». 

Обе – дамы приземленные, в облаках не витают, невозможного не просят. Хотят лишь, чтобы все было по-человечески, а не тяп-ляп. А захотели они, чтоб школьный автобус в Болошнево за детьми заезжал по пути в листвянскую школу, да чтоб клуб местный работал по расписанию, а не когда захочется заведующей. И кое-что у них получилось.

Ноль пошел навстречу

Село Болошнево находится в 28 км от Рязани, его протяженность – более полутора километров. Своей школы в селе нет, за знаниями болошневцы ездят за четыре-пять километров от дома, в Листвянку. У кого есть такая возможность, отвозили детей на личном авто, остальным приходилось в любую погоду добираться до остановки на старой трассе М5, откуда их забирал школьный автобус. Когда-то давно, года до 2009-го, автобус заезжал в само село, затем перестал. Родители стали биться за возвращение прежнего автобусного маршрута, но за десять лет преуспеть не смогли. 


Школьный автобус на старой трассе М-5. Фото 1 марта

— Мы к кому только ни обращались! К главе Листвянского сельского поселения Евгению Жданцеву, к главе Рязанского района Наталье Жуневой, в районное управление образования, третья наша активистка, Мария Ельмеева, губернатору Николаю Любимову постоянно писала, и отовсюду мы получали отписки. Власти то несколько лет разрабатывали проект изменения маршрута, то указывали на отсутствие дорожного кармана в самом селе — якобы, из-за этого заезд школьного автобуса в Болошнево невозможен. Мы предложили сделать заездной карман на месте бурьяна в центре села, но нам отвечали с благоговением: «Участок принадлежит ФСБ-шнику», – рассказала Борецкая, уточнив, что Мария не смогла приехать на встречу из-за того, что не на кого было оставить восьмимесячного ребенка. Но она также принимает активное участие в жизни села.  

Внезапно схему движения автобуса все же изменили, и с начала марта он стал заезжать за школьниками в Болошнево. Начальник управления образования Рязанского района Павел Ноль дал родителям четкий ответ: автобус будет с 1 марта, однако впервые школьный автобус появился в селе только 3 марта. По словам местных, то ли директор школы был против подбора болошневских школьников, то ли водитель, с которым осенью прошлого года был связан громкий скандал. 

Кнопочная драма

Случилось вот что. Пятиклассник из Болошнева, стоя на остановке возле школы, нажал на кнопку аварийного открывания двери (находится снаружи автобуса,Е.В.), чтобы вызвать на улицу уже занявшего место в школьном автобусе друга. Прежде он пытался привлечь его внимание стуком в окно, но друг его не заметил, а водитель не стал открывать дверь. Мальчик переживал: автобус вот-вот тронется, а друг не видит его, и кто-то подсказал нажать на кнопку, что он и сделал. Взбешенный водитель вылетел из автобуса, схватил ребенка за шею, как следует встряхнул и отшвырнул от себя… 

Дальше был вызов полиции, разбирательства в школе, создание целой комиссии и даже поход мамы ребенка к уполномоченному по делам несовершеннолетних Анжелике Евдокимовой, но на сторону ребенка никто не встал. В действиях водителя ни одно ведомство не усмотрело ничего противозаконного – напротив, матери посоветовали лучше следить за своим ребенком, поскольку «он создал аварийную ситуацию и сам чуть не попал под колеса». 

И мальчик вместе с мамой, и многие местные сначала собирались «идти до конца», настаивая на увольнении водителя: помимо этого случая, были и другие, когда водитель не мог сдержать себя. Но потом все затихло. Поговаривают, что к матери униженного ребенка «прислали „расписных“ (побывавших в местах лишения свободы, Е.В.) – припугнуть, чтобы знала свое место и не выносила сор». Она испугалась. Испугались и те, кто был свидетелем конфликта. 

С патриотизмом, но без туалета

Работой Болошневского клуба недовольны не только Аралкина с Борецкой, но и многие другие мамы. Они предъявили следующие претензии к работе культмассового учреждения: неудобный график, нерегулярная работа с детьми и взрослыми, нежелание руководства взаимодействовать с селянами и поддерживать новые идеи. Группа клуба во «ВКонтакте» вообще ведется кое-как: к примеру 4 марта непонятно из каких соображений, была опубликована фотография праздника от 9 мая 2015 года. И почти в каждом посте, как и в каждом празднике, обязательно присутствует патриотическая атрибутика. Так, 22 августа детей «памперсного» возраста привлекли к участию в мероприятии, посвященном российскому флагу. 


Болошневский клуб

Завклубом Ирина Агапова, по словам женщин, открывает его, когда хочет, закрывает раньше времени, а в некоторые дни он попросту закрыт и открывается только после настойчивых просьб селян. Согласно отчетам, в нем действуют взрослый и детский кружки хорового пения, драмкружок и многое другое, по факту все это работает от случая к случаю. Вернее, от одного праздника до другого, да и состав участников один и тот же – Агапова со своими подругами, на всех праздниках поющие одни и те же песни. Но репертуар должен обновляться, а сельский клуб стать очагом культурной жизни и просто жизни – так считают обе мамы. 

– Родители на работе, ребенок приехал на автобусе из школы – вдруг он ключ потерял или ему страшно одному дома оставаться, а идти некуда. Идеальный сельский клуб – это когда ребенок может пойти туда в любой затруднительной ситуации, а мама будет знать, что его там горячим чаем напоят и займут делом. Хоть игрой в шахматы, хоть хоровым пением, – поясняет свою точку зрения Ирина. – Да и вообще: чтоб все туда шли, на огонек, повстречаться друг с другом, поговорить, обсудить проблемы, вместе придумать новую программу для праздника. 

Ирина считает, что клуб на селе действительно должен быть очагом культуры, но о какой культуре может идти речь, если в нем нет туалета и руководителям кружков вместе с посетителями приходится «ходить за угол». До недавнего времени так же «бегали в кустики» члены избирательной комиссии – позже избирательный участок перенесли в другое здание. 

– Если уж совсем честно, то нам требуется новое здание клуба, и чтобы там было не две-три ставки, а гораздо больше: нужны логопед, социальный педагог, хореограф, молодые специалисты, которые будут всесторонне развивать детей, пока родители на работе. А о работе нашего клуба можно судить только по одному факту: дети из Александровского, Листвянского, да любых других клубов постоянно участвуют в конкурсах и завоевывают награды, а наши ничего не получают, словно второсортные, – возмущается Аралкина. 

Танцы с бюрократами

К слову, женщины не только критикуют, но и помогают делом. Например, Галина Борецкая организовала танцевальный кружок для женщин всех возрастов и форм – она давала разумную нагрузку, чтобы не навредить, но помочь оздоровиться. Секция открылась в конце января, а через месяц, когда занятия стали популярными, закрылась. 

– Сначала меня обязали взять с каждой женщины расписку в том, что они берут на себя ответственность за свое здоровье и не будут иметь претензий в случае начала какого-либо заболевания. А потом обязали меня взять на себя ответственность за всех и все, вплоть до пожарной безопасности. Серьезно! – смеется собеседница. – То есть я там не работаю, денег не получаю, но беру на себя ответственность за все на свете. Конечно, я отказалась от дальнейших занятий. 

Между тем, некоторым женщинам приходилось отказывать из-за невозможности разместить всех в небольшом зале. Сказать, что они расстроены, – ничего не сказать. Ведь никто из них не сможет посещать расположенные в Рязани платные фитнес-центры. 

Будут ли они и дальше требовать перемен в работе клуба? Будут. Они даже разработали бизнес-план развития, который собираются представить на собрании, которое пройдет в клубе 11 марта. По словам чиновников, собрание будет закрытым, без присутствия прессы. 

Главный виновник – коронавирус

Корреспондент «Новой» постаралась выяснить, все ли так, как говорит одна сторона конфликта. Завклубом Ирина Агапова отказалась отвечать на вопросы по телефону и сначала пригласила на собрание 11 марта. Потом спохватилась: это будет рабочее совещание, на котором не должно быть посторонних, и порекомендовала спросить разрешения присутствовать у главы Листвянского сельского поселения Евгения Жданцева. Буквально спустя несколько минут после этого разговора корреспонденту позвонили с телефона, на одну цифру отличавшегося от номера Агаповой, и мужской голос попросил поскорее позвонить Жданцеву – он уже «ждет звонка». Глава поселения слегка удивился звонку и поинтересовался, о каком конфликте в Болошневе идет речь. Услышав фамилии Аралкиной и Борецкой, сообщил, что они жалуются не в первый раз и не только на работу клуба. 

Насчет возможности присутствовать на собрании отправил в следующую инстанцию – в отдел культуры и туризма администрации Рязанского района. Начальник отдела Игорь Дрожевкин категорически не согласился с присутствием корреспондента «Новой» на собрании, поскольку на нем будут находиться только стороны конфликта, и больше никого. Про федеральный закон «О средствах массовой информации» он явно ничего не слышал.

– Мне бы не хотелось, чтобы на собрании на нас кто-то давил. Мы не собираемся ругаться, мы собираемся договориться. Это уже третье обращение в прокуратуру (от Аралкиной, Борецкой и других жителей села,Е.В.), и сейчас уже к ситуации подключился район. Мы выслушаем и тех, кто писал жалобы, и тех, на кого их писали. Ругаться никто не будет, будем договариваться. Конфликта никакого нет, есть недопонимание, но я уверен, что обе стороны хотят, чтобы клуб работал лучше и интереснее, – пояснил Дрожевкин. 

По его мнению, в какой-то мере виной всему стал коронавирус: руководители клуба болели, а мамам хотелось, чтобы с их детьми кто-то занимался. Изоляция тоже внесла свою лепту, и люди не смогли сдержать своих эмоций. Однако все остальные селяне довольны работой клуба. 

Казалось бы, конфликт близится к завершению. Так ли это? 

Окоротить и запугать

На обеих мам посыпались жалобы с подписями селян, в которых женщин обвиняют в халатном исполнении родительских обязанностей. Они легли на стол к Евгению Жданцеву (он отказался говорить об этом по телефону, Е.В.). Подписи под жалобой собирал член «Единой России», местный депутат, по совместительству председатель болошневского ТСЖ «Дружба» и супруг завклубом Ирины Агаповой Николай Зверев. Один из соседей Борецкой уже рассказал на видеокамеру, что ему не дали внимательно ознакомиться с текстом жалобы, и он подписал бумагу не глядя. Мужчина признался, что попал в неприятную ситуацию: поставил подпись под откровенной ложью – он ни в коем случае не мог бы назвать Галину плохой матерью, оставляющей дома одних малолетних детей. Другая подпись под жалобой принадлежит женщине, которая также в письменном виде отказалась от своих «показаний»: она думала, что подписывается под письмом об улучшениях в сфере ЖКХ.

Видео снял помощник депутата Госдумы от ЛДПР Александра Шерина, помощник уполномоченного по защите прав предпринимателей в Рязанской области Эдуард Чикин. Женщины обратились к нему за поддержкой в спорных вопросах работы клуба, местной системы ЖКХ и многого другого, а также защитой от ложных сведений, которые могут привести к лишению детей. Борецкой и Аралкиной сделано «устное предупреждение» о недопустимости ненадлежащего исполнения родительских обязанностей, однако никакой проверки по жалобе не проводилось. Следующим этапом в этой «холодной войне» может стать ограничение родительских прав. Однако правомерным ли было предупреждение, вынесенное в устной форме безо всякой проверки, вопрос спорный. Может, именно поэтому многодетным мамам не выдали никаких документов о предупреждении? 

– Просто в селе все привыкли жить тихо, спокойно, не перетруждать себя в клубе, а мамы решили это изменить. И это не всем понравилось. Хотя, казалось бы, все замечательно: есть активисты, готовые помогать в проведении праздников и ведении кружков, можно эту деятельность включать в отчеты и даже пиариться. Теперь же их решили окоротить и запугать. Я буду помогать женщинам отстаивать их права, если не получится у меня – буду обращаться к коллегам и руководству по партии. Нельзя пресекать такие душевные порывы людей улучшить жизнь села и своих детей, иначе так и останемся в вечном застое, – высказался Чикин. 

К слову, под обращением к Чикину с просьбой разобраться во многих проблемах села поставили свои подписи 23 человека, а «прессовать» начали двух многодетных мам. Это совпадение или только начало? 
Екатерина ВУЛИХ