Новая газета
VK
VK
Twitter
Рязанский выпуск
№30 от 9 августа 2018 г.
Свежие новости
Рязань дрейфует к Европе
 Главные находки и проколы отгремевшего Дня города в детальном разборе обозревателя «Новой»

В этом году День города отмечался в Рязани особенно масштабно – фактически празднования начались еще в четверг, 2 августа, и закончились поздним воскресным вечером. Налицо желание власти максимально разнообразить летний досуг горожан и гостей: множество площадок и мероприятий, вплоть до авиашоу и фестиваля «Битва на Воже», штурмовщина с реконструкцией площади Ленина и т.д. Правильно, самое время напрячься, чтобы увести людей от насущных забот – например, от понимания того, что многим из них работать теперь придется не до пенсии, а до могилы.

И все равно такие празднования медленно, но верно превращают Рязань из «подмосковной помойки» (так ее, кажется, определил Сталин, когда в 1948-м посылал Ларионова проводить здесь индустриализацию) в спокойный и культурный европейский город. Лично я горячо «за»: чем скорее закончится это превращение – тем лучше. Но и тем обидней наблюдать недочеты (назовем это так), которых в силу масштаба действа выплывает все больше и больше. Попробуем указать лишь некоторые, чтобы было над чем работать в будущем.

Взлетевший фейк

В конце мая в Верхнем городском сквере, в народе известном как Наташин сквер, воздвигли пятиметровую металлическую конструкцию, которая по задумке городских властей должна способствовать более скорому принятию Рязани в «Золотое кольцо». Не прошло и двух месяцев после установки «арт-объекта», посвященного мифическому полету на воздушном шаре мифического рязанца Крякутного, а возле шарика уже приладили мультяшный стенд, где полет назван вымышленным.



Сразу пос-ле нашей статьи «Сплошное надувательство» («Новая» №24Р от 28 июня с.г.), в которой подробно рассказывалась история появления на свет легенды-фальшивки. В мэрии, оказывается, и читать умеют, и даже понимать написанное. Правда, лишь наполовину. Потому что на запрос редакции, кто же такой умный принимал решение об установке, и чем оно мотивировано, городская администрация прислала в ответ филькину грамоту, где ответы на заданные вопросы подменяет канцелярит, из которого видно, что писавший не особо в ладах с русским языком. На вопрос «кто?» – отвечают про какие-то учреждения и программы, требуемые комментарии отсутствуют. И.о. мэра Карабасов, перестаньте воровать у журналистов время – найдите людей, которые умеют ситуацию прояснять, а не запутывать!

Но все равно молодцы: пусть даже русский язык понимают не до конца, но хотя бы свои глупые поступки учатся исправлять. А это уже большой шаг вперед. Вот вам еще задачка на сообразительность. Гляньте внимательно на фото с уличной табличкой-аншлагом и попробуйте сообразить, что с ней не так.



На всякий случай подсказываю: дело не в этой конкретной табличке – таких в городе десятки, если не сотни. Поймете, в чем дело – лучше не торопитесь. Исправлять выявленную глупость прямо здесь и сейчас необязательно – хотя бы потому, что дело это дорогое и хлопотное. Но когда настанет пора злосчастные таблички менять – не забудьте свою глупость исправить. А то опять выходит, что с русским языком не дружите – какое уж тут «Золотое кольцо».

Танцплощадка превратилась в «Беседку»

Разваленный во времена «свободного рынка» Центральный парк культуры и отдыха (ЦПКиО) потихоньку восстанавливается. И едва ли не самым крупным из мероприятий стала проведенная там 2 августа летняя сессия популярного городского фестиваля «Беседка. Песни нашего двора». Рекламы почти не было, публика собралась во многом случайная, да и звук оказался не ахти, но уже спасибо на том, что есть. А вот так выглядит бывшая главная танцплощадка Рязани с обратной стороны.



Если вдруг руки дойдут – не хило было бы что-то с этим безобразием поделать. Сама идея проводить летнюю сессию одного из самых долгоиграющих городских фестивалей – отличная.

Не хочешь быть быдлом – никто не заставит

Центральным событием пятницы, 3 августа, стал уже традиционный песенный фестиваль «Подбелка». Его по инерции еще называют фестивалем уличных музыкантов, хотя не первый год определение является неправильным. Уличные музыканты – это натуральное звучание, либо без, либо с минимальной подзвучкой. А с третьей, кажется, «Подбелки» возле каждой сцены усиливающая аппаратура. И теперь это просто музыкальный фестиваль, где играют, в основном, местные кабацкие и начинающие коллективы, иногда разбавленные более-менее «звездными» гостями из других городов. Например, в этом году доехал Володя Кожекин – один из лучших харпистов страны, который должен был как-то выступать со своей группой «Станция «Мир» в качестве хэдлайнера рок-сцены, но из-за дикой пробки на выезде из Москвы группа в Рязань не попала.

Теперь вот доехал в компании гитариста Сергея Федорова и дал такого жару, что, на мой взгляд, это было лучшее выступление фестиваля. Тормознул проходящего мимо продюсера Игоря Крысанова – тот неохотно остановился послушать и остался на полчаса, собрался звать москвичей на свою «Беседку».

Именно описанный уход от формата уличных музыкантов и помог фестивалю из камерного мероприятия быстро превратиться в крупный городской праздник. На «Подбелку» рязанцы теперь заходят тысячами. Многие впервые. Позволю себе дать совет тем, кто толком не знает, как вести себя на подобных мероприятиях – всего один, но важный. Почтовая – улица длинная, главных сцен две, за памятником Ленину и возле почтамта. Между ними три сцены поменьше – акустическая, альтернативная и свободная (для всех желающих покрасоваться у микрофона). Публика вокруг них, как правило, стоит полукругом, обступая сцену не до конца – в этот зазор между публикой и сценой можно пройти, сокращая себе дорогу. Но делать этого не следует, если, конечно, не хотите мешать окружающим. Потому что музыкантам неприятно, когда перед ними снуют «левые» граждане – это их отвлекает и нервирует. Причем недовольны этим абсолютно все музыканты – и профессиональные, и начинающие, и элитные, и кабацкие. Особо наглым пешеходам они могут и напутствие со сцены адресовать. Публику, разумеется, мелькающие пешеходы тоже раздражают. Люди собрались послушать и посмотреть свою любимую или просто чем-то заинтересовавшую группу, а вместо этого перед глазами раз за разом дефилируют самодовольные недоумки, которым лень пройти лишних тридцать метров, чтобы никому не мешать. Тем более, обойти сцену – не проблема. Можно сделать это за полукругом из публики (большинство так и делает), и даже за сценой, где места более чем достаточно (некоторые и там обходят). И вообще обходящих – большинство. Это – сознательные граждане, умеющие думать не только о себе и уважать окружающих.

Рязань для губернатора по-прежнему меньше, чем шампунь

С творцами «нового рязанского логотипа» все понятно. Их мама с папой не научили в детстве, что воровать нехорошо, вот и своровали чужой логотип, да еще сразу в четырех местах. Однако губернатор Николай Любимов не так давно обещал: если горожане логотип не примут – никто его навязывать не будет. И вот уже «оно на палочке» украшает город на десятках стендов! Что, Николай Викторович, неужели у вас такое большое желание выглядеть в глазах рязанцев человеком, которому родной для них город – меньше, чем шампунь, лондонская улица, скандинавская телекомпания и отвергнутый логотип грядущей олимпиады в Токио? Хотите, чтобы вас именно так воспринимали?



Вольному воля: раз хотите – обязательно получите, ржать будут не только над ворованным в четырех местах логотипом, но и над человеком, навязавшим городу его появление. Тут ведь не у всех память как у аквариумных рыбок. Оно вам надо – числиться по разряду клоунов? Или, может, дело в интеллектуальной трусости, когда вроде и сам понимаешь, что свалял дурака, а «дать заднюю» гордость не позволяет? Если так – напрасно. Когда человек умеет признавать собственные ошибки, его обычно уважают больше, чем самодура, в ошибках упорствующего. Как раз над самодурами (вспомните своего предшественника!) обычно смеются.

Больше концертов, хороших и разных

4 августа главные события происходили на площади Ленина. И начались они фестивалем «Вернисаж в стиле джаз». Замечательное начинание, все «за». Но, может, лучше эту уютную, камерную сцену со стульчиками между площадью и улицей Кольцова использовать не только под джазовый фестиваль, а «по полной»? Не один день, а два или даже три? Могу дать бесплатные подсказки.



Где барды, например? Ольгу Чикину лично привел на джазовый фестиваль прямо с открытия ее же выставки в «Фотодоме». Почему человек, объехавший с гастролями кучу стран, не выступает на Дне города? Есть здесь и другие лауреаты самых разных бардовских фестивалей. Что, нет желания представить на городском празднике всех, пафосно говоря, местных авторов «федерального значения»? С фестиваля «Подбелка» в этом году исчезла поэтическая площадка. И хорошо! Нечего ей было там делать: в существующем виде это больше смахивало на издевательство. Вместо того чтобы перенести куда-нибудь во дворы, в подвал одного из уличных кафе или в уголок Лыбедского бульвара, ее с маниакальным упорством впихивали прямо в центр улицы, где в окружающей какофонии мало что слышно в пяти метрах от сцены, вдобавок нагружая таким слабым аппаратом, что его по громкости кофемолка перешибет. А вот на той же камерной сцене, где прошел джазовый фестиваль, ей самое место. Только «совписов» не зовите: местные «писательские союзы» – кружки «Умелые руки» для завзятых графоманов, которые в массе своей и двух слов нескучно связать не могут. При этом реальные поэты и прозаики в городе есть – книги в престижных издательствах выходят, в поэтических конкурсах до финала добираются и т.д. Если надо помочь – обращайтесь хоть лично ко мне. На фоне масштабных праздничных трат все это будет стоить три копейки.

Песенки для страдающих дурновкусием

Самый массовый праздничный концерт – на центральной сцене площади Ленина – я, можно сказать, пропустил. «Синей птицы» не дождался, а слушать Рязанский народный хор… Историю русской культуры чуть-чуть знаю, выхолощенные деревенские попевки XIX века (песенный вариант матрешек для иностранцев) принимать за аутентичное народное творчество пока не готов. Хотя в городе, который недавно звали «большой деревней» (массовая урбанизация тут пришлась на вторую половину XX века), многим они, наверное, по нраву.



Но Олег Газманов в качестве «изюминки» вечера – это за гранью добра и зла. Люди, которым он действительно симпатичен, обладают плохим музыкальным вкусом и совсем уж безобразным чувством слова. Чтобы принимать всерьез тот бред, что пропевает Газманов, вообще надо иметь голову со смещенным центром тяжести. Давайте возьмем для примера самую известную песню – «Господа офицеры». Ниже – разбор, сделанный хорошим писателем Юрием Поляковым, редактором «Литературной газеты».



Дам слово ему: лучше, чем Поляков, я бы разобрать не смог: «Мне многократно приходилось видеть, как во время исполнения песни «Офицеры» боевые командиры, звеня наградами, встают и даже подхватывают. Понять их можно: замороченные всеядным хохмачеством, достигшим государственного уровня, люди просто соскучились по здоровой патетике. Особенно люди военные, более других испытавшие на себе безжалостную глумливость постсоветского агитпропа. (Кстати, именно в этой простодушной, но востребованной патетике одна из причин популярности песен Олега Газманова). Но что они подхватывают? Давайте разбираться:

«Господа офицеры,
по натянутым нервам
я аккордами веры
эту песню пою…»

На слух все вроде нормально, даже красиво. А если вдуматься! Объясните, пожалуйста, как можно «петь по нервам», да еще «аккордами веры»? Я, конечно, догадываюсь, что имел в виду «автор слов». Мол, он поет эту песню, аккомпанируя себе на собственных нервах, натянутых, как струны, извлекая из воображаемого щипкового инструмента «аккорды веры». Сомнительный образ? Безусловно. В любом литкружке, куда, видимо, Газманов никогда не заглядывал, засмеют. Но ведь даже этот неудачный замысел не реализован, на деле получилась просто полная тарабарщина типа: «Замолчи свой рот!» И это только начало.

А теперь озадачимся, к кому обращается Олег Газманов? Он не скрывает, что поет

«…Тем, кто выжил в Афгане,
свою честь не изгадив,
кто карьеры не делал
от солдатских кровей…
Я пою офицерам,
матерей пожалевшим,
возвратив им обратно
живых сыновей…»

Оставим на совести педагогов, учивших будущего поэта синтаксису, неуклюжее и двусмысленное сочетание «пожалевшим, возвратив». (Когда именно они пожалели: до или после?) Но совсем уж непонятно, почему «от солдатских кровей»? Правильно ведь «на солдатской крови». «Кровь» во множественном числе – «крови» – в русском языке означает ежемесячные дамские недомогания. При чем тут воины-интернационалисты, состоявшие в основном из мужчин? А вот при чем: через строчку появляется слово «сыновей». Рифма. Возникает и еще один странноватый смысл: если автор специально обращается к офицерам, выжившим, «свою честь не изгадив», значит, предполагается наличие контингента командиров (ограниченного, хочется верить!), честь изгадивших, матерей не жалевших и потому сыновей им обратно не возвращавших. Виноваты в гибели солдат, выходит, не душманы и кремлевские стратеги, а лейтенанты и капитаны, которые, как известно, при выполнении боевых задач умирали и получали увечья вместе с рядовыми. Понимают ли все это военные люди, стоя подпевающие явной напраслине на былую Советскую армию, небезукоризненную, конечно, но отнюдь не бесчеловечную?! Это я утверждаю как автор «Ста дней до приказа».

Уверен: самопровозглашенный поэт хотел, как лучше, и ни о чем таком даже не помышлял, но это, увы, следует из контекста. Еще герой Мольера сокрушался, что необходимость постоянно подыскивать рифмы заставляет некоторых сочинителей нести полную околесицу. У Олега Газманова содержание тоже часто определяется не намерением, а близлежащей рифмой или заданным размером. Эта детская болезнь в стихосложении одна из самых распространенных, что-то вроде кори или свинки. Но страдать поэтической свинкой в зрелом, орденоносно-лауреатском возрасте?! Очень редкий случай…»

* * *
Ну, и далее Юрий Михайлович до конца газмановский «шедевр» разобрал, при желании легко нагуглить. Если б не крутили его по телеку, а пришел бы Газманов, допустим, как рядовой исполнитель на ту же «Подбелку» – еще не факт, что попал на одну из тамошних сцен. И правильно сделали, если бы завернули. 

Граждан с развитым художественным вкусом в Рязани не так уж мало – город давно уже не совсем деревенский, количество вузов посчитайте. И Газманов интересен, мягко говоря, не всем. При этом пригласить его – дело не из дешевых. Спрашивается: почему мы должны оплачивать из своего кармана исполнителя, чьи песни вызывают неприятие своей беспомощностью? Может, в следующий раз кого поталантливей надо? На фоне Газманова таких вагон и маленькая тележка.