Новая газета
VK
VK
Twitter
Рязанский выпуск
№22 от 9 июня 2016 г.
Свежие новости
Жизнь – не сахар-2
В Рязани наконец появился инсулин. Но не для всех. Обделенным придется ждать до 30 июня



«Любите ли вы провинцию так, как не люблю ее я?» – мог бы воскликнуть сатирик на все времена, бывший некогда вице-губернатором на рязанской земле и давший отечественной литературе «Историю одного города», от души вмазав по морде периферийному Глупову, за спиной которого до сих пор угадывается Рязань, в которой со времен Салтыкова-Щедрина мало что изменилось.

Видимо, тем и пленил писателя наш город, что в нем на века устроилось чиновное местничество, которое такой великой силы оказывается, что никаким сатирикам не под силу будет сдвинуть махину сию, дабы заставить ее колесо крутиться на пользу народа, который в наше время обозвали пустым словом «электорат», за которым и народа-то никакого уже не увидеть. 

О чем я? Перед вами, дорогой читатель, еще одна вариация на тему «Жизнь – не сахар». 

В прошлый четверг (№21Р от 2.06 с.г.) в «Новой газете» вышел материал в защиту инсулинозависимых горожан, которые больше, чем от инсулина, зависят, как выясняется, еще и от чиновников-медиков. То ли спинным мозгом вельможи в белых халатах почувствовали, то ли совесть в пятке у кого-то шевельнулась, но в тот же день вместе со злободневным материалом «упал» на радость диабетикам препарат, от которого многие живут в очень большой зависимости.

Но оказалось, не на всех нуждающихся Отделение Пенсионного фонда РФ по Рязанской области дало необходимые сведения, что они имеют право быть включенными в федеральную квоту для выдачи бесплатного инсулина. 

«Почему?»

– задаю вопрос и понимаю, что вопрос – дурацкий. 

Пытаюсь прояснить ситуацию у врача, который свидетельствует: пациенты, у кого переосвидетельствование по МСЭ* прошло после 11 мая, не попали в списки, по которым выдают сегодня инсулин тем, кому он жизненно необходим. 

То есть, врач рецепт выписал, но оператор, который сидит за компьютером, его выдать не может, потому что в базе данных больного N нет. Да, он прошел МСЭ и имеет в наличии отвратительную розовую справку, свидетельствующую о том, что как он был инвалидом, так им и остался, стало быть, ему полагается и инсулин, и внимание со стороны тех, кто отвечает за электорат хотя бы минимально, когда не требуется поддержка народной массы во время выборов.

– Много таких, кто прошел МСЭ после 11-го числа? Это ведь в каждом месяце такое наблюдается?

– Много, – отвечают врачи и тяжело вздыхают.

 Понятно, что они виноваты меньше всего.

Они совсем не виноваты, но именно им, врачам-специалистам районных поликлиник, выпадает на долю объяснение с пациентами, к которым они, зачастую, очень хорошо относятся, десятилетиями наблюдая их, но в этой ситуации сделать ничего не могут.

Как же быть?

Может, имеет смысл дать эндокринологам по месту жительства полномочия выдавать инсулин (или другие жизненно необходимые препараты) и тем больным, кого они ведут не один год, но которых после очередного переосвидетельствования – пока еще! – не включили в списки на посягательство на лекарства из федерального бюджета? Эй, вы, отвечающие за медицину люди, боящиеся даже на миг расстаться с мягким креслом чиновника, может, так будет гуманнее?

Чаша народного терпения уже переполняется. 

На вопрос «Кто виноват?» хотели бы получить ответ и пациенты, оставшиеся в очередной раз без инсулина, и их родственники, и врачи, которые тоже бессильны и им больно смотреть в глаза обреченных, потому что они так же зависят от этой гигантской машины, перемалывающей не только деньги, но и людей. Нужда в которых имеется только в дни предвыборной показухи.

А сейчас поговорим о том, 

«Что делать?» 

Что делать тем, кого по вине разгильдяйства местного отделения Пенсионного фонда России кидают на выживание и самообеспечение по принципу «Спасение утопающих – дело рук самих утопающих»? Ведь если задержанную при пересчете пенсию вам потом все же выплатят, то недополученные лекарства – не получите никогда. 

Спрашиваю больного о том, как он будет крутиться на сей раз.

– Спасибо доктору, что не дает умереть. У кого дозы большие и положено две коробки, врач из них одну дает мне до тех пор, пока меня не внесут в списки. Потом, когда мне дадут мою долю, одну я должен буду вернуть. 

– А вам хватит усеченной порции?

– В том-то и дело, что нет. Ведь мне как бы не имеют права давать инсулин сейчас, пока я не в списке. И не дать нельзя, понимаете?

– Понимаю. И как же вы будете обходиться после? У вас ведь все время будет нехватка лекарства.

– Не знаю, – разводит руками больной. – Хоть бы сейчас дали, а потом снова будем решать, что делать.

Будем решать, что делать… Новая песня на старый лад. Почему решать это должны больные? Почему и сейчас, в мирное время, существуют те, кто «в списках не значится»? Люди есть. Проблемы у них есть, болезни есть. Но нет списков, по которым можно увидеть человека – каждого, не электорат или безликий народ, а каждого поименно. Тех, кто зависит не только от инсулина, но и от преступного отношения к каждому из них чиновников разного уровня и разных сфер деятельности. 

Но все сводится к одному: в Рязанской области некому спросить с социальных ведомств за их халатное отношение к людям, за которых они в ответе. 

Хозяина нет дома. Да и не хозяин он вовсе, так, варяг-гастролер.

Одни советуют идти на прием в Минздрав, другие – к губернатору, третьи – выкладывать инсулин-проблемы на сайт президента.

Подкинули адресок Роспотребнадзора, на сайте которого – черным по белому: «Если Вы хотите выразить свое мнение по какому-либо вопросу, дать свой комментарий, изложить жалобу или предложение, Вы можете отправить письмо в Управление Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Рязанской области с этой страницы сайта». Есть, оказывается, место в Рязани, где могут помочь и где благополучие человека, как говорят те, кто обращался туда за помощью, не является пустым звуком.

Тем, кто «в списках не значился», 

инсулин обещают только в конце июня. Сегодня лишь начало месяца. А Рязань в это время фонтанирует огнями и фейерверками на площади Победы, купается в праздниках, пляшет под гармонь, веселится и ликует на улице Почтовой, находит деньги на хороводы. И со списками, по которым нужно за праздники заплатить, похоже, проблем у Рязани нет. А где-то на обочине наблюдают за этим чумовым пиром те, кто так часто, приходя к врачу за необходимым лекарством, слышит от него, что лекарства нет, потому что якобы нет у властей денег.  
Как, однако, хлопотно иметь такой болезный электорат...

* МСЭ – Медико-социальная экспертиза. 
 
Владимир ИЛЮХИН