Новая газета
VK
VK
Twitter
Рязанский выпуск
№14 от 9 апреля 2015 г.
Свежие новости
Нам не охота
Как новый директор национального парка сумел рассориться с местными жителями и охотниками


 
31 марта в эфире ГТРК «Ока» появился сюжет, повествующий о том, что у жителей населенных пунктов, расположенных на территории Национального парка «Мещерский», очень много вопросов к администрации нацпарка. Люди жалуются, что им запрещают собирать в родном лесу грибы и ягоды, ловить рыбу в озере. В интервью один из жителей говорит, что ходить можно только по дорогам. Зашел в лес – сотрудники охраны парка могут оштрафовать на 4 тысячи рублей. Кто-то из жителей в сердцах так и выразился – не нужен этот парк местному населению. В здании администрации Спас-Клепиков прошла встреча жителей с руководством парка на эту тему, сообщает тележурналист. На экране видны возмущенные граждане, вклеили даже мнение депутата Госдумы Николая БУЛАЕВА, который собирается выносить этот вопрос на парламентские слушания. А завершает сюжет краткий комментарий директора нацпарка Михаила УРВАНЦЕВА, который с сочувствием сообщает, что для изменения ситуации необходимы «изменения в Положении и изменения в зонировании», что для многих телезрителей ничего не прояснило, но вроде бы он сказал, что от него ничего не зависит и проблему может решить только федеральное министерство.

«Новая газета» давно интересуется этой темой, поэтому можем утверждать: суть событий, происходящих в нацпарке «Мещерский», можно рассматривать под разными углами. И решение ее может оказаться довольно простым.


 
Губернатор, спаси!
 
Вообще-то, возмущение граждан возникло не вчера, оно постепенно нарастало в течение последнего года. И свои претензии жители давно сформулировали в различных письмах, которые они куда только ни рассылали. Вот, например, цитаты из послания на имя губернатора Олега КОВАЛЕВА:
 
«Уважаемый, Олег Иванович! С огромной просьбой к Вам обращаются жители 32 деревень нашего поселения. В 1992г. на территории Клепиковского района, в т.ч. и нашего поселения организовался Национальный парк «Мещерский». Мы с воодушевлением приняли эту организацию с надеждой на то, что будут сохранены наши заповедные места: озера, леса, луга, животный мир. Надеялись, что благами сохраненной природы будем пользоваться не только мы, но и наши дети, внуки. Лес – это не только тепло (дрова, дрова, пиломатериалы), но большая поддержка в питании (ягоды, грибы), продукты охоты и рыбалки.  Длительное время, до 2014 года, с работниками нацпарка мы жили в мире и согласии, т.е. свободно ходили в лес, на озера, реки, при этом сохраняя нашу природу, приумножая ее богатства.
 
На территории работают охотхозяйства, которые разводили диких животных, кормили их, охраняли, устраивали охоту, при этом следили за состоянием лесных массивов, берегами озер, рек, т.к. постоянно облагораживали, оказывали помощь работникам нацпарка.
 
В 2014 г. политика и правила поведения этой организации резко поменялись в ущерб местному населению. Запрещено въезжать в лес местным жителям и приезжающим на отдых горожанам, заготавливать дрова, хотя местные дороги, лес завалены валежником. В некоторых деревнях (Пансурово, Аристово и др.) нет газопровода, да и там, где есть «цивилизация», у большинства существуют бани, которые топятся дровами. Работники нацпарка, часто без объяснений или ссылаясь на статьи Устава, прогоняют жителей из леса.
 
Кроме того, полностью запрещено действующим охотхозяйствам кормить диких животных в тяжелое время года, тем самым сокращая их поголовье. Численность работников небольшая и постепенно леса и др. объекты «обрастают» мусором, т.к. среди населения возросло негативное отношение к нацпарку и его сотрудникам, хотя ранее население помогало работникам в очистке природы.
 
Страдает население деревни не только материально, но и морально, большая психологическая травма наносится местным жителям, большинство которых на протяжении многих лет «жило» лесом, дышало его воздухом. Летом население наших деревень возрастает в 5–6 раз и большинство молодежь, дети Рязани, Москвы и пенсионеры, которые не могут отдохнуть на престижных курортах, но и ехать от такого великолепия нет смысла, когда можно набраться сил в родных местах. Местные власти пытаются найти компромиссное решение вопроса, но безрезультатно, т.к. местное руководство нацпарка ссылается на высшее начальство».
 
Далее идут просьбы к губернатору о помощи и защите. Уже из данного письма видны две проблемы, которые, тем не менее, трудно разделить. Первая: страдающие местные люди, которых лишили привычного образа жизни. Вторая проблема, ничуть не меньшая: остановлена деятельность охотхозяйств, которые ухаживали за лесом и животными, организовывали цивилизованную охоту.
 
Дана команда «не стрелять»
 
По второй проблеме, кстати, немного подробней в своем письме на имя председателя правления Российского союза ветеранов Афганистана, депутата Госдумы Франца КЛИНЦЕВИЧА высказались местные воины-интернационалисты.
 
«Обращаются к Вам воины-ветераны Афганской войны, жители Клепиковского района Рязанской области. Главная проблема в том, что при создании Мещерского государственного природного национального парка <…> проводились сходы с местным населением по статусу парка. На сходах пояснялось, что в природном национальном парке местное население не будет ограничено в своих правах: охота, рыбалка, сбор грибов и ягод и т.д. <…> Предусматривалось сохранение охотничьих угодий и пользование ими в соответствии с устанавливаемыми режимами национального парка, под контролем его администрации. 
 
Все изменилось с принятием нового Положения о федеральном государственном учреждении «Национальный парк «Мещерский», утвержденный Приказом Минприроды России от 23.04.2008г. №103. Это Положение было принято без согласования с районными и областными властями. Выделены пять зон охраны. Заповедная зона Прудковская заводь оз.Великое – 280 га., особо охраняемая зона – 59394 га; зона хозяйственного назначения – 41064 га; зона специального режима – 788 га, рекреационная зона – 1487 га. В данный момент пребывание граждан  в особо  охраняемой зоне только по пропускам, также пропускной режим введен и в зоне хозяйственного назначения, но часто пропуска в эти зоны не выдают, не объясняя причины. Охота разрешена только в рекреационной зоне, а это место отдыха туристов, чуть больше 1% от общей территории парка. Население района составляет чуть более 20 тысяч человек, а в летнее время и выходные за счет дачников из близлежащих городов (Москва и Рязань) увеличивается в разы, а это уже густонаселенный район. В настоящее время сотрудники национального парка «Мещерский» составляют протоколы о нарушениях административного характера. Протоколы составляются за отсутствие пропусков при сборе грибов и ягод, рыбалке на реках и озерах, охоте и т.д. По всей территории наставлены металлические шлагбаумы с замками, даже на дорогах, ведущих к деревням и проходящих через лес. Из этого видно, что коренное население района ущемляется в своих правах, нарушается Конституция Российской Федерации. Мы воевали в Афганистане по приказу Родины. А в данный момент на своей малой родине мы чувствуем ненужность нашему государству. Наш президент В.В.Путин обещал нам помощь и всяческую поддержку. В связи с этим просим Вас помочь в вопросе возвращения прежнего Положения о создании природного национального парка «Мещерский» и разрешения любительской и спортивной охоты, рыбалки, посещение лесов и водоемов в зоне хозяйственного назначения». Всего подписались 77 воинов-ветеранов Афганистана.
 
Дух и буква закона
 
Итак, мы видим, что неким Положением от 2008 года введена особо охраняемая зона значительного размера, которая и портит жизнь местным жителям и охотникам. Итак, что же она из себя представляет?
 
Особо охраняемая зона
 
Особо охраняемая зона обеспечивает условия для сохранения и восстановления ценных природных комплексов и объектов при строго регулируемом посещении.
В пределах особо охраняемой зоны дополнительно к ограничениям, перечисленным в пункте 29 настоящего Положения, запрещаются:
 
– любая хозяйственная деятельность;
– пребывание граждан вне специально выделенных маршрутов;
– совершение действий, вызывающих беспокойство диких животных;
– сбор грибов, ягод и иных дикоросов вне участков, специально определенных дирекцией Учреждения.
 
Простите, а где здесь запрет на охоту? И кто мешает администрации нацпарка составить план «специально выделенных маршрутов» и «специально определенных участков» так, чтобы они накрывали практически всю эту зону, и оставить, наконец, людей в покое? Это что, дело федерального министерства? И не надо будет штрафовать за сход с дороги под куст и перегораживать единственные ведущие к населенным пунктам дороги шлагбаумами… Кстати, заготовка гражданами древесины для собственных нужд этим замечательным Положением впрямую… разрешается! Правда, это опять-таки трудно сделать, если не сходить с дороги, не так ли?
 
Но тут не все так просто. Думается, что о такой возможности упрощения жизни людей руководитель ФГБУ «Национальный парк «Мещерский» Михаил УРВАНЦЕВ прекрасно знает. А вот чем же он тогда руководствуется в своих действиях, легче понять, узнав о некоторых моментах его жизни.
 
Зеркало для героя
 
Как мы помним, проблемы у местных жителей и охотников начались ровно год назад. И, по странному совпадению, именно год назад Михаил Урванцев и возглавил нацпарк «Мещерский». Так что беды свои многие жители связывают не с каким-то Положением от 2008 года (которое шесть лет никому не мешало, а потом заработало так криво), а именно с определенным персонажем.
 
У Урванцева, как это нечасто бывает с назначенцами на подобные посты, как оказалось, есть уже опыт руководства нацпарком. Удивительно, но в 2007–2010 годах он возглавлял Национальный парк «Мещера» (Владимирская область), который граничит с «Мещерским» и у многих ассоциируется как единый объект. Тем более названия схожие… А вот покинуть «Мещеру» Урванцева заставили странные события. Рассказывают о каком-то уголовном деле по незаконному вывозу песка с карьера, который располагался на территории нацпарка, о массовой незаконной вырубке леса. Особо осведомленные рассказывают о пилораме на территории стекольного завода им.Дзержинского, который располагается в Гусе-Хрустальном: городе, где Урванцев проживает. Но стоило Урванцеву покинуть пост руководителя «Мещеры», как все претензии к нему чудом рассосались. Не поверите, но от иска к нему в 2010 году отказались даже налоговики (МИФНС России №1 по Владимирской области какое-то время имела к нему свои претензии).
 
И кстати, в особо охраняемые зоны «Мещеры» местные жители тогда ходили и сейчас ходят свободно.
 
Итак, через четыре года после покидания поста в 2010 году Урванцев в 2014-м занимает подобное кресло в «Мещерском». И, видимо, все эти четыре года он тщательно изучал свои ошибки и сделал определенные выводы.
 
Работа над ошибками
 
Конечно, в мысли Урванцева заглянуть трудно, но можно себе представить такую логическую цепочку. Что нужно сделать, чтобы меньше глаз видели незаконный отстрел животных, самосвалы с песком и сомнительные вырубки? Правильно, ограничить вход и въезд в лес местных жителей и «чужих» охотников. По территории нацпарка должны беспрепятственно передвигаться только свои, подконтрольные сотрудники. Тогда и охоту «не в сезон» для солидных гостей можно обеспечить, и небольшой гешефт с леса снять. Но и это покажется мелковатым, если обратить внимание на уже готовые охотхозяйства, которые за долгие годы существования обросли недвижимостью и инфраструктурой. Как их прибрать к рукам? Да очень просто! Не давать им под любым предлогом разрешения на охоту, и все тут. Долго ли продержится охотхозяйство без охотников и без того, чтобы их работники могли ходить в лес? А если охотхозяйства прибрать к рукам, можно ведь так развернуться!..
 
На этом пока наши фантазии закончим. На закуску – отрывок из жалобы в природоохранную прокуратуру, которая сейчас как раз на рассмотрении: «На территории национального парка «Мещерский» имеют место факты незаконной охоты, которая может осуществляться только с позволения администрации ФГУ «Национальный парк «Мещерский». Об этом свидетельствуют многочисленные группы охотников, которые передвигаются в национальном парке с оружием, убитыми животными и без контроля администрации ФГУ. 17 и 18 января 2015 года сотрудниками национального парка вместе с директором проводилась загонная охота на лося в особо охраняемых федеральных кварталах национального парка. При этом сроки охоты на лося закончились 15 января. Таковые деяния могут подпадать под действие ст.258 УК РФ «Незаконная охота».
 
Вот такая забота о природе…
 
Рязанская «Новая» к теме нацпарка «Мещерский» обязательно вернется.

 
Когда верстался номер
 
Во время подготовки этой статьи стали известны весьма любопытные сведения о предпринимательской деятельности Михаила Урванцева. После того, как в 2010 году он покинул пост директора «Мещеры», Урванцев зарегистрировался как индивидуальный предприниматель. И даже в течение последнего года, когда Урванцев уже возглавлял нацпарк «Мещерский», ИП закрыто не было. Только в марте этого года, когда фигура руководителя нацпарка стала привлекать слишком уж сильное внимание, ИП прекратило свое существование. Однако это не все. Как удалось узнать, во Владимирской области зарегистрировано ООО «Инвестиции лес и газ» (ОГРН:1143327001410, ИНН:3327120661), одним из основных видов деятельности которого является оптовая торговля лесоматериалами. По 50% уставного фонда этого ООО владеют граждане Урванцев М.П. и Оленичев Д.В. Фамилия Урванцева нам уже знакома, а вот ФИО второго учредителя, который является и генеральным директором фирмы, странным образом совпадает с фамилией заместителя руководителя нацпарка «Мещерский» по общим вопросам.
 
И здесь возникает вопрос к прокуратуре и профильному федеральному министерству: насколько такое совмещение законно? Возглавлять нацпарк и одновременно быть учредителем лесоторговой организации – не слишком ли это даже для наших краев?
 
Отдел расследований