Новая газета
VK
VK
Twitter
Рязанский выпуск
№48 от 8 декабря 2011 г.
Свежие новости
«Электричка», мертвые души и политические туристы
Беспристрастные заметки наблюдателя с одного из избирательных участков Рязани

Примерно с середины ноября начали меня одолевать мысли  смутные, тревожные… Так уж получилось, что я вообще – «много думаю». А когда у человека в одном углу – телевизор, в другом – компьютер с подключенным интернетом, в подъезде – куча агитационной макулатуры, а в дверь ломятся агитаторы, поневоле мысли устремляются в одном направлении… Надо же что-то делать, да?

С телевизором мне давно все понятно. И нырнула я в интернет…

А там – движуха! Интернет-сообщество активно обсуждает «стратегию поведения на выборах». Ну, интернет-сообщество – оно постоянно обсуждает какие-нибудь «стратегии»… А что, удобно! Сидишь себе дома перед монитором, пишешь воззвания решительные, гневно кричишь «доколе?» и «долой!», изучаешь «факты» и «мнения экспертов»…  Смысл всего этого – изо всех сил как бы обозначить, что «мы – не хомячки, хомячки – не мы». Зачем? – спросите вы. Ну как же! Это – такое проявление гражданской позиции: слить кучу малоосмысленного негатива в «общественное информационное пространство» – и баиньки… Короче, неконструктивно все это, потому как ДЕЙСТВИЯ при этом – ноль.

Дай, думаю, посмотрю, как оно в реальной жизни происходит. Ну, чтобы своими глазами, да? И пошла я в наблюдатели записываться. От партии «Яблоко», ага. Порадовал подход: «Голосуйте, за кого сочтете нужным, главное – обеспечьте соблюдение избирательного законодательства на вверенном участке». Кстати, спасибо юристам «Яблока» – мне были выданы распечатки со всеми ссылками на соответствующий закон, и очень внятно объяснено, что мне, как наблюдателю, можно, а что – нельзя…

Утро туманное, утро седое

4 декабря 2011 года в 7.15 утра я прибыла на избирательный участок №990. Находился он на территории РИРО (Рязанский областной институт развития образования) – это, между прочим, ведущий научно-методический центр в системе непрерывного образования Рязанской области.

Что ни говори, стены накладывают отпечаток на происходящее внутри. Ну, сами подумайте, как можно заниматься махинациями на фоне светлых ликов заслуженных учителей области, чьи портреты украшали помещение для голосования? Вот и я считаю – никак…

Председатель комиссии встретила меня крайне приветливо, хотя и слегка настороженно. И я ее понимаю. Вы вообще представляете, что это такое – быть председателем избирательной комиссии на наших выборах?
Примерно в 7.20 подтянулись и другие наблюдатели. Две бодрые женщины от КПРФ, колоритный парень из ЛДПР, пожилой мужчина от СР, двое из «Единой России», а также очень вдумчивый мужчина, представившийся независимым наблюдателем от ассоциации «Голос».

В общем, много нас было. И все были настроены бдить. Поэтому стульчики, которые нам предоставили, мы быстренько переставили поближе, чтобы лучше видеть. Комиссия тяжело вздохнула, но препятствовать не стала. Председатель даже выступила с обращением, в котором всех нас поблагодарила за присутствие и выразила надежду, что работать мы будем конструктивно…

Нужно отметить, что никаких признаков нарушений не было. А мелочи всякие, типа не сразу появилась увеличенная копия протокола, стульчики далеко стояли и прочее – право, несерьезно. Все быстро «разруливалось» по мере возникновения вопросов. Даже списки избирателей были по всем правилам прошиты и проштампованы печатями. КОИБов и прочих технических премудростей на нашем участке тоже не наблюдалось, так что работали мы по-старинке – «с людьми и документами».

Начинается странное

Примерно в 9 утра посетил нас дядечка в большой меховой шапке. Ну, такой, знаете, типа пушистым песцом по кругу обшитой. Видимо, мех этого зверя каким-то непостижимым образом повлиял на мыслительный процесс товарища… Мужчина прямо с порога громогласно объявил: «У меня тут автобус с туристами из Москвы. С открепительными. Где можно проголосовать?»

А нужно сказать, что в соответствии с ч.13 ст. 64: «Запрещается доставка избирателей, организованная кандидатами, политическими партиями или организациями, с ними связанными».

Наша председатель комиссии прямо-таки в лице изменилась…

А тут еще моя крайне заинтересованная физиономия. С вопросами. «А вы что, к нам прямо из Москвы автобусом едете? Голосовать, да? А вы какую туристическую организацию представляете? А вы знаете, что бла-бла-бла (ссылка на закон и проч.). А то ведь если вы сейчас нам автобус подгоните, я ведь жалобу писать буду. Не, ну точно – писать буду»…

Председатель наш – молодец! Говорит: «Я на себя такую ответственность не возьму. Буду в ТИК звонить. Как они скажут – так и делайте».

А дядечка стоит, не уходит… Видно, очень надо ему «туристический сервис» обеспечить. Наши наблюдатели поближе подтягиваются, председатель звонит, члены комиссии переглядываются… На столе еще одна бумажка лежит – список номеров открепительных, которые были признаны недействительными. Кто не в курсе – у каждого открепительного свой номер и, оказывается, была выпущена специальная инструкция, в которой были опубликованы номера недействительных открепительных.

Короче, ретировался дядечка. Решил, видимо, ну их, этих принципиальных. Так что автобус с туристами поехал куда-то еще… А у нас с московской пропиской в итоге проголосовало двое. Впрочем, с другими прописками люди тоже были, но вот массовых голосований открепительными, так, чтобы дружными колоннами – не наблюдалось.

А вот «мертвые души» в наших списках – нашлись. Несколько раз избиратели обращали внимание, что людей, внесенных в списки, в реальности просто нет. По разным причинам. Самым дотошным оказался мужчина из частного сектора, который пояснил, что является единственным владельцем своего имущества, и в его доме просто не может быть прописана некая гражданка, внесенная в список. Я помогла ему составить жалобу, а председатель вместе с ним позвонила в паспортный стол. Там ей пояснили, что в их базе данных такой гражданки нет, а уж как она попала в списки – сие паспортному столу неизвестно… Избирательной комиссии – тоже. Вторую жалобу по этому поводу (с другим избирателем) написал и наблюдатель от ЛДПР. Так что две наших жалобы приобщили к итоговому протоколу. Повлияет ли это на формирование списков в следующий раз – не знаю…

Избиратели, какие они?


Разные. Специфика нашего участка – много частного сектора. Контингент – в основном возрастной, многие оставили заявки на голосование вне помещения. Кстати, заявки принимались до 14.00 включительно – опять же, в строгом соответствии с законом. На выезд вместе с членами комиссии отправлялись и наблюдатели. У нас – выезжали дама от КПРФ и мужчина от «Единой России».

Честно говоря, бродить по частному сектору, учитывая погоду и состояние дорог, мне не очень хотелось… Поэтому я оставалась на участке, несмотря на настойчивые предложения нашего председателя комиссии «прогуляться». Ну, то есть, подвоха она от меня ожидала-таки… И не будем ее осуждать!

А избиратели шли и шли. Наплывами. Мы между собой шутили – типа вот, опять электричка подошла. По какому принципу они собирались – непонятно. Думаю, по старой традиции – вместе шли голосовать соседи, родственники. Ведь когда-то на выборы ходили, как на праздник.

Запомнились бабушки и дедушки, которые искренне волновались, путались со входом в кабинки, слегка дрожащими руками засовывали бюллетени в урну. Шли парами, поддерживая друг друга, многие – с детьми и молодыми родственниками…

Запомнилась молодая семья с ребенком, которые долго объясняли, что хотят проголосовать, а их уже с одного участка, где-то в Песочне, отправили к нам… Выяснилось, что прописки у них сейчас нет. Пришлось подключиться. Совместно с председателем выяснили, что последнее место прописки у них – Октябрьский район, а значит, на нашем участке они голосовать могут. Они были рады. Вот понимаете, они сначала пошли на один участок где-то в Песочне, там долго объяснялись, потом поехали к нам, тоже объяснять… А ведь могли просто уйти, тем более – с маленьким ребенком… Нет, они проголосовали. Как-то не хочется пафоса, но мне кажется – это показательно.

Долой стереотипы!


Так уж получилось, что над общественным мнением поработали в том плане, что «Единая Россия» – это, мол, зло. Они, мол, сделают все, чтобы выборы прошли нечестно.

Цифры, которые потом опубликовал ЦИК, конечно, мягко говоря, вызывают вопросы. «Порадовал», к примеру, кадр из телевизора, на котором были данные по Ростовской области. Там, если цифры сложить, в общей сложности получилось аж 146%! Но я – не об этом…

На нашем участке наблюдателей от «партии власти» было двое. Так вот, господа! Они были – абсолютно адекватны! У каждого – «Блокнот наблюдателя» с пустографкой (это такие клеточки, которые они обводили кружочками по мере прохождения людей к урне). То есть – проголосовал человек – они отметили кружочек в пустом квадратике. Надо отметить, что количество опущенных бюллетеней точно совпало с этими отметками. Мы потом проверяли. А значит, принцип: один избиратель – один бюллетень на нашем участке строго контролировался. Такие же «пустографки» были и у наблюдателей от КПРФ. Так что – все четко!

Меня вот, честно говоря, наблюдатель от «Единой России» даже удивила. Она строго следила, чтобы в кабинки по двое не заходили, бюллетени в урну засовывали строго в одном экземпляре и даже просила не складывать бюллетени, чтобы было видно, что опустили один… А при подсчете голосов – следила, чтобы все было строго по протоколу. Вот так-то, господа…

Как считали голоса

По протоколу. Ну, не было у нас никаких «инсинуаций»! Самой внушительной оказалась стопка КПРФ, за ней шла стопка «Единой России», ЛДПР, «Справедливой России» и «Яблока», которое на нашем участке чуть-чуть не дотянуло до 5%...

Были и испорченные бюллетени, и бюллетени, где на обратной стороне граждане писали различные обращения. Одно из них особо «запало»: инвалид 2-й группы очень просил руководство страны «обратить внимание» на проблемы всех инвалидов…

Вместо заключения

Примерно к половине первого ночи я добралась домой. Включила телевизор, а там – уже итоги объявляют… На тот момент было обработано менее 20% данных, однако впечатление было, что «все уже свершилось». Комментировать – смысла не вижу. Скажу только, что данные по городу Рязани сильно отличаются от итоговых цифр по стране в целом… А выводы – их пусть президент делает, это в его компетенции…

P.S. Я специально попросила не публиковать мою фамилию. Причина проста – она достаточна известна в «журналистских кругах», а написала я все это не ради дополнительного «пиара» и гонорара. Все просто – я ТАК провела этот день. А скептики, как говорит Марат Гельман, «будут посрамлены»…
«Новая газета»