Новая газета
VK
VK
Twitter
Рязанский выпуск
№47 от 7 декабря 2017 г.
Свежие новости
Реактивный Фельдман
 Заслуженный энергетик, книголюб, меломан и «морж», отметивший свое 85-летие, принимал активное участие в монтаже оборудования трех рязанских электростанций, двух бассейнов и одной филармонии

Чуть больше десяти лет прошло после окончания Великой Отечественной войны, страна поднималась из руин, в Рязани в полную силу работали заводы, в том числе и оборонного значения. Городу катастрофически не хватало электроэнергии. 

В 1956 году молодым специалистом в возрасте двадцати четырех лет, окончив мехфак Харьковского института инженеров железнодорожного транспорта, приехал Леонид Эммануилович Фельдман поднимать энергетику Рязани и остался здесь навсегда, проработав в отрасли около полувека. 



5 декабря ему исполнилось 85 лет. Есть повод поздравить его с юбилеем, вспомнить прошлое и узнать, что сегодня происходит в жизни человека, который участвовал в монтаже оборудования тепловых электростанций города: Дягилевской и Ново-Рязанской ТЭЦ, Рязанской ГРЭС. 

Начинал Леонид Эммануилович с механика участка, и от него зависел монтаж всех составляющих по котельному и турбинному цехам. Тогда же возникла необходимость в создании своих кислородных станций.

В профессиональном активе Леонида Эммануиловича – строительство в городе кислородного завода, необходимого для сварочных работ на производстве. В то время сжатый кислород завозился в баллонах из Коломны, неизбежны были накладки и простои в работе. Руководство поручило Фельдману максимально быстро разобраться с проблемой, чтобы обеспечить бесперебойную поставку. Он разобрался. Завод, построенный за три месяца, работает до сих пор. Позднее, не без его помощи, подобное предприятие появилось на ТКПО. 

Леонид Эммануилович вспоминает: 

– В 1959 году, перед пуском ТЭЦ, работали сутками, ночевали на месте. План нужно было выполнять любой ценой, а еще лучше – перевыполнять. В обстановке повышенной нервозности случались сбои, которые требовали мгновенной ликвидации последствий. В короткое время выявлялись неполадки и устранялись просчеты. Когда вышел на улицу после нескольких дней работы, то чуть не ослеп – таким было перенапряжение. 

Ново-Рязанская ТЭЦ была построена за четыре года и пущена в эксплуатацию 29 сентября 1959 года.

Набирала силу промышленность Рязани, росли численность населения и строительство жилья, которое уже можно было обеспечить централизованным теплом. Тогда же появился новый микрорайон – Горроща. Времена квартальных угольных котельных становились историей, к которой был причастен механик Леонид Фельдман. 

Предвоенное поколение, воспитанное на понимании чувства долга и ответственности, работало не за награду. Мальчишке доверили сделать половину станции, – это ли не высшее человеческое и профессиональное счастье, когда ты можешь принести неоценимую пользу Родине, единой и не делимой до сих пор.

Не может забыть Леонид Эммануилович тех людей, которые обучали его профессии в Рязани, – бывших фронтовиков и специалистов, приехавших с Урала, где им во время войны пришлось поддерживать оборонную мощь страны.

Родился он в Курске, но когда началась война, семья эвакуировалась в Казахстан. Отца не стало в 1941-м, мама осталась с двумя детьми на руках, работала в редакции газеты «Путь Ленина» уборщицей, – надо было как-то выживать.

«Человек без воспоминаний достоин жалости», – написала в своих дневниках Вера Инбер. 

Многое хранит память Леонида Фельдмана. 

Десятилетним мальчишкой Леня вместе с двоюродным братом пошел защищать Родину. Куда ехать, они не особенно представляли, но сто двадцать километров пути им преодолеть было нужно, и они решили добираться на попутных машинах. Одна остановилась, и мальчишки взахлеб стали рассказывать водителю о своих грандиозных планах, как они собираются бить фрицев и что им ни капельки не страшно. Хорошо, что дядька попался правильный и отвез пацанов… аккурат в отделение милиции, где их искренне поблагодарили за добрый порыв, но объяснили, что их помощь больше потребуется в госпитале по месту жительства. Ребята работали на котлах, – кипятили использованные бинты и салфетки, помогали младшему медперсоналу, а в свободное время выступали перед ранеными: читали стихи, пели… Поддерживали, одним словом. В госпитале мальчишек подкармливали, если что-то оставалось на кухне. Леонид Эммануилович вспоминает об этом с особым волнением и благодарностью. 

Сегодня труд в тылу приравнен к фронтовому подвигу, и дети, среди которых был и Леонид Фельдман, относятся к полноправным защитникам Отечества, с достоинством приближавших великую победу, взрослея и мужая вместе со временем и войной, от которой они не прятались, потому что не могли с ней смириться. Этот след, оставленный в судьбе человека, не стирается с годами. Потом, в мирной жизни, было и напряженно, и даже страшно, но ничто не могло сравниться с ужасом войны. Производственные трудности, выпавшие на долю молодого специалиста, Фельдман принимал достойно, чувствуя свою необходимость в восстановлении послевоенного хозяйства. 

Энергетика стала уделом его жизни. Тридцать лет возглавлял он рязанское управление «Мосэнергоремонта», оттуда и ушел на пенсию в возрасте семидесяти лет. Не каждый руководитель может похвастаться этим, как и обеспечением каждого сотрудника своего управления отдельным жильем. Люди вспоминают его с большим теплом, потому что жилищный вопрос до сих пор остается серьезной проблемой, и хвала тем руководителям, которые берут на себя смелость его решать.

Первый разряд по плаванию в юности – еще одно достижение Леонида Фельдмана. «Подумаешь!» – скажет кто-то, но именно это обстоятельство привело к тому, что наш герой принимал участие в строительстве двух бассейнов Рязани: «Спартака» и «Буревестника». Но и это еще не все, потому что в возрасте 75 лет стал Леонид Эммануилович победителем соревнований (1-е место!) в своей возрастной группе, что подтверждают соответствующая Почетная грамота и Диплом участника.  

В 1972 году Леонид Фельдман приобщился к моржеванию и многие годы входил в рязанскую группу зимнего плавания, которая базировалась на водоеме центрального стадиона. Живет Леонид Эммануилович в Горроще, недалеко от теннисных кортов и тренажеров, чем до сих пор активно пользуется для поддержания формы. 

В доме Фельдмана особое место занимают книги. Он гордится своей библиотекой, которую по крупицам собирал смолоду. Зарабатывал хорошо, выбора купить машину или тратить деньги на книги у него не было, потому что машина в системе ценностей не рассматривалась никогда. А в библиотеке он пропадал все время, когда семья вернулась из эвакуации в Курск. Увлекательный мир героев Дюма и Стивенсона, позднее – Фейхтвангера и Цвейга, не оставили ему никаких сомнений относительно истинных ценностей жизни. Он и сегодня читает много, подписываясь на периодику, как в былые времена. 

Слывет Леонид Эммануилович в широких кругах известным меломаном, не пропускающим ни одного концерта филармонического оркестра под управлением Сергея Оселкова. И не потому, что там больше тридцати лет играет жена – прекрасная скрипачка Лариса Якубовская. Любовь к музыке родилась у него в Рязани, когда пришлось заниматься монтажом строящейся в городе филармонии. Ему был подарен пригласительный на первый концерт открывшегося зала. Так посещение филармонии превратилось в некий ритуал, который длится и по сей день.

– Мне очень повезло, потому что благодаря Ларисе я получил очень хорошее и глубокое, домашнее музыкальное образование, узнал много классической музыки. Жить в мире музыки – это настоящий праздник для меня. Перефразируя Дементьева: она гениально играет на скрипке, а я – гениально слушаю. Я ездил с ней на концерты в Колонный дом Союза СССР, в Кремлевский Дворец съездов, познакомился с Денисом Мацуевым, Валерием Гергиевым, Иосифом Кобзоном. Это – совершенно другой мир, отличный от моего профессионального. Я восхищаюсь оркестром под руководством Оселкова, который мощно выводит коллектив на совершенно другой уровень.  

И снова возвращаемся к энергетике. Известно, что у Леонида Эммануиловича было много производственных командировок в Италию, Грецию, Норвегию, на Кипр. И везде ему предлагали остаться. Даже в Израиле нашлась ему работа по специальности, но... 

– Это не пафос: «где родился, там и сгодился», – говорит Леонид Фельдман. – Здесь я работал для людей, которые победили фашизм. Я и от войны не прятался, помогая нашим, чем мог. И потом, получив образование здесь, мне в голову не могло прийти, что нужно отдать знания чужой стране. С какой стати? Если где-то я нужен, я с удовольствием могу съездить и помочь. Вопрос об отъезде не стоял никогда. Это выглядело бы малодушием и, если хотите, предательством той земли, которая дала мне жизнь и где я смог настолько успешно состояться, что мои знания востребованы за рубежом. Это и вызывает огромное чувство гордости. Разве от этого уезжают?
    
 
Ольга МИЩЕНКОВА