Новая газета
VK
VK
Twitter
Рязанский выпуск
№26 от 7 июля 2016 г.
Свежие новости
Парус Надежды
Одна из самых талантливых выпускниц литфака Рязанского пединститута знает, как научить неокрепшие души думать, любить и слышать


Фото Владимира ИЛЮХИНА

Надежда Николаевна ЕРОШИНА не только учитель высшей квалификационной категории и Отличник народного просвещения, она из когорты тех преподавателей, которые отмечены божьим даром, – именно потому их помнят, к ним идут за духовной подпиткой и человеческой поддержкой, с ними не перестают общаться, даже после того как покидают стены школы. 

Если говорить о столетии вуза, который более полувека имел педагогическую направленность, то нельзя не рассказать о тех его выпускниках, которые, собственно, и составляют и славу его, и его гордость – простые учителя, вышедшие из стен Alma Mater в школы и средние учебные заведения, чтобы сеять, растить и пестовать, стараясь вложить как можно больше, а вкладывая, надеясь на хорошие всходы и результаты. Так сложилось у математика Елены Ивчиной – выпускницы физмата, о которой писала «Новая». Так всю жизнь проработала словесник Надежда Ерошина, пришедшая на литфак в 1975 году из рязанской средней школы №8 и вернувшаяся в нее же после окончания факультета в 1980 году. Вот такой замкнутый круг получился: школа – институт – школа. Из учениц – в учителя, причем в учителя хорошие, к которой и сегодня приходят те, кто хочет улучшить свои результаты по русскому языку и литературе, чтобы одержать трудную победу над ЕГЭ.

Можно много говорить о том, какой человек профессионал, а можно сказать коротко: Надежда Ерошина – тот учитель, которому не страшно отдать на обучение своих детей и быть спокойным за то, что у ребенка не отобьют любовь к чтению и Книге вообще, что он полюбит «вкус родимой речи» (Б.Ахмадулина) и не будет глух к Слову, что чувство языка и стиля в нем не погасят, а разовьют, что, в конце концов, посредством родного языка и великой русской литературы ему привьют те лучшие гражданские патриотические чувства, без которых, как бы ни хотелось нам обходиться, все же не получится вылепить из человека ничего путного. 

Я смотрю на эту маленькую женщину и ловлю себя на мысли, что мне хочется ее слушать, настолько интересно она говорит о, казалось бы, известных мне вещах. 

«Новая» уже писала о тех преподавателях высшей школы, которые обладали бесценным лекторским даром. Надежда Николаевна смело может продолжить этот список, не случайно же она – ученица своих великих учителей, решившая остаться работать в школе. Однажды И.Н.Гаврилов, у которого она писала дипломную работу по творчеству Сергея Есенина, предложил ей поступить в аспирантуру и продолжить начатую, очень успешную работу по выбранной теме диплома «Образ родины в поэзии Сергея Есенина». У прозорливого педагога не было никаких сомнений, что его талантливая студентка блестяще справится и с кандидатской диссертацией. Но, неожиданно для него, Надежда от столь лестного предложения отказалась, объяснив, что всю жизнь, с самого детства мечтала работать в школе. «Пожалуй, ты права, – ответил, помолчав, Игорь Николаевич. – Кто-то и в школе работать должен. Там такие, как ты, нужны особенно». Дружба с этим ярким человеком до сих пор остается очень светлым и необычайно значимым событием в жизни Надежды Ерошиной.

О своих вузовских педагогах Надежда Николаевна может говорить бесконечно. Она считает большим везением, что весь курс современного русского языка: фонетику и лексику, морфологию и синтаксис – читала им и вела практические занятия легендарная Надежда Васильевна Ламзикова. 

А сколько добрых слов довелось услышать мне о преподавателе кафедры литературы Валентине Константиновне Соколовой, с которой нам, пришедшим на факультет чуть позднее, уже не довелось встретиться ни на лекциях, ни на семинарах. 

«И снова нам повезло, – говорит Надежда Николаевна, – потому что мы имели счастье слушать Валентину Константиновну. Читала она нам устное народное творчество, древнерусскую литературу и XVIII век, который невозможен без опоры на более ранний литературный период. Признаться, и это могут подтвердить многие, что ни древнерусская литература, ни XVIII век не были любимыми у студентов и хотелось побыстрее проскочить их. Но только не у Валентины Константиновны, которая эту литературу обожала и, обладая прекрасной эрудицией, широким кругозором и лекторским даром, могла и нас заставить полюбить ее. Слушать Соколову было одно удовольствие. Сказительница, она не возвышалась за кафедрой, не смотрела в тетрадки или листочки, а стояла перед нами и рассказывала. Не читала лекцию, а влюбляла нас в то, чем была увлечена и жила сама. И нам казалось, что лучше и интереснее этой литературы нет! 

Теперь понимаешь, что она подготавливала нас к появлению Пушкина, который не возник ниоткуда. До него было то, что считается и скучным, и малоинтересным, но ведь это все на него повлияло, не могло не повлиять. И если «Пушкин – наше все!» (А. Григорьев), то вместе с ним должно стать нашим и то, что ему предшествовало. Валентина Константиновна с такой любовью вкладывала в нас допушкинское время, что не откликнуться на него мы уже не имели права! Очень ярким она была и преподавателем, и человеком. Легко говорила на французском, цитировала что-то из Вольтера или Руссо, как будто ничего в ее маленькой головке и не было, кроме мыслей эпохи Просвещения, которыми она, по-французски, изящно пересыпала свои лекции. В.К.Соколова прекрасно знала изобразительное искусство и разбиралась в нем, любила театр и была заядлой театралкой, замечательно музицировала и хорошо пела. Да, конечно, нам повезло. Сегодня преподаватели такого уровня – большая редкость, к сожалению», – с грустью подытоживает моя собеседница.

Я слушаю Надежду Николаевну и завидую ее ученикам, которых она, как и Валентина Константиновна Соколова, способна пленить своим неравнодушием к тому, чем она занимается всю жизнь, что бесконечно любит и чему ревностно служит. Им тоже повезло, потому что их учитель – не «серый чулок», коих множество по российским школам и которые, подчас, навсегда отбивают у ребят любовь не только к русскому языку и литературе, но и к обучению вообще.

Что беспокоит ее сегодня, словесника Надежду Ерошину? 

То, что компьютер вытесняет в школе слово учителя, которое является незаменимым инструментом воздействия на человека вообще, а не только на юные, еще не окрепшие души. Да, «Словом можно убить, словом можно спасти, словом можно полки за собой повести» – эти строки поэта Шефнера любил цитировать И.Н.Гаврилов, их часто повторяет своим ученикам Надежда Николаевна. «Обидно и страшно, что сегодня слово учителя заменяется компьютерными играми, которые не имеют никакого отношения к обучению и формированию полноценной творческой личности. Этим и дома-то не нужно заниматься много, лучше почитать что-то полезное, а уж в школе тратить время на подобное – преступление. Создается впечатление, что идет глобальная работа по оболваниваю юного поколения, чтобы потом иметь легкоуправляемый легкоплавкий материал», – говорит учитель Ерошина.  
 
Действительно, система нынешнего образования набирает обороты, и противостоять ей, кажется, невозможно. И что же делать? Но она верит в то, что можно пробиться и сквозь препоны и рогатки, и достучаться, и заставить думать, и научить любить. И тебя, несмотря ни на что, услышат, а услышав, задумаются. 

Я знаю, что ее до сих пор считают близким человеком родители ушедших учеников. И тех, кто ушел навсегда, как Борька Израильсон – гениальный мальчишка, сгоревший от саркомы двадцать лет назад, который, будучи ярким математиком с блестящим будущим, тянулся к ней, учителю литературы, потому что чувствовал, что нет в ней фальши, а потому можно ей верить. И он верил. И когда она навещала его после химий и операций – верил. И ждал, что вернется. И мама при встрече с Надеждой останавливается и может говорить долго, потому что у них есть связующая нить – их Борька. Наверное, это тоже – яркий штрих к портрету учителя Надежды Николаевны Ерошиной, без которого ее образ был бы не совсем полным.

А еще она пишет стихи. Иногда, правда, если ее что-то очень заденет. И хорошо получается, правда. 

Она любит мягкие игрушки и коллекционирует фигурки кошек. А еще кормит бездомных кошек возле подъезда и нежно заботится о своих – Марсике и Маруське. 

Она – хороший друг, который не предаст, с ней легко, потому что она очень искренний человек – талантливый педагог, выпускница нашего замечательного литфака – Надежда Николаевна Ерошина.
 
Ольга МИЩЕНКОВА