Новая газета
VK
VK
Twitter
Рязанский выпуск
№26 от 7 июля 2016 г.
Свежие новости
Осторожно, злая собственность!
Руководство санатория «Колос» запретило местным детям появляться у озера, берег которого внезапно скрылся за высоким забором



Забор – это звучит гордо. Раз есть забор – значит, за ним что-то очень ценное. И неприступное. Это такой особый знак: чужие здесь не ходят, сюда можно только избранным! За правдивую надпись на ином заборе можно получить «трешечку», как Игорь Витишко. Правда, забор забору рознь: одни, принадлежащие рядовым труженикам, принято сносить без суда и следствия, обвиняя хозяев в «самострое» и «самозахвате», как это происходит в поселке Выша. Другие возникают в таких местах, которые по определению не могут принадлежать отдельно взятому господину или даже группе господ. Даже московскому предпринимателю, который загородил забором подход к озеру Строганец в Клепиковском районе. Даже руководству детского санатория «Колос», которое решило перекрыть доступ к водоему «чужим» детям. И всем местным жителям заодно.

Рвут на части

Как-то незаметно все то, что раньше считалось беспределом, сейчас стало вполне законным. Еще 10 лет назад никому бы и в голову не пришло, что Солотчу можно разодрать на клочки, а клочки – выкупить и застроить. Кто мог предположить, что в лесах могут появиться частные замки за высокими заборами? Кто бы рискнул сказать, что на пляж санатория «Сосновый бор» нельзя будет зайти «простым смертным»? Вероятнее всего, господа мечтали об этом уже тогда, а вот «простолюдинам», конечно же, о подобном не думалось. Ведь им с детского сада вбили в голову: в нашей (самой справедливой, самой свободной, самой замечательной) стране леса, реки, озера и парки, равно как и земельные ресурсы, принадлежат народу. Законы поменялись, а неповоротливое наше сознание никак не смирится с тем, что «Незнайка на Луне» и «Чиполлино» – не бестолковый вымысел авторов, а очень даже реальные истории, на которых и надо учить детей. Только окончание переделать: далеко не всегда в реальной жизни добро побеждает зло.

Жители и дачники (а также их родители и бабушки-дедушки) окрестностей санатория «Колос» всю жизнь купались в водоеме, прозванном в народе «Барским прудом». Ни больше, ни меньше. Как посмотришь на него – сразу становится понятно: барский. Чистый, в обрамлении замечательного леса, с приятным для босых детских ножек песчаным заходом... Отныне этот местный пляж закрыт. Внезапно местные жители узнали, что, согласно новой кадастровой карте, это озеро и часть соседнего отныне принадлежат санаторию «Колос». Граница проходит прямо посередине озера – нонсенс, достойный отдельного изучения. А полоса земли вдоль береговой линии отошла в пользование санатория... «Сосновый бор», который расположен в Солотче, филиалом которого был «Колос». Запутано? Вероятнее всего, так и было задумано. 

«Я вообще начинаю опасаться, что путаница будет продолжаться достаточно долгое время», – говорил Иешуа Га-Ноцри в «Мастере и Маргарите». Как в воду глядел. В воду двух водоемов близ санатория «Колос». 

О том, что береговая линия не может быть частной собственностью в принципе, знает каждый мало-мальски образованный гражданин. Что естественные водоемы являются общественными, согласно Водного кодекса, тоже знают все. Но лучше всего знают о том, что в каждом законе можно найти какую-нибудь лазейку, схему, как этот закон обойти. Не получается – можно идти напролом. Никто не остановит, не накажет.

В данном случае некий сотрудник «Колоса» заявил одному рязанскому изданию о том, что водоемы – это не озера, а каскад искусственных прудов, которые всегда находились на территории санатория. А раз санаторий с 2014 года приобрел статус детского, вокруг него должен появиться непреступный забор. Заодно и вокруг пляжа, на котором, по словам дачников, «санаторные» дети ни разу не появлялись. Да и зачем воспитателям утруждать себя расчисткой пляжа, установкой буйков и организацией походов к природному водоему, если на территории санатория имеется бассейн? Да и губернатор Олег Ковалев, не разобравшись в происходящем, заявил во время визита в санаторий: «Дети должны быть ограждены!» Казалось бы, ничего не стоило выслушать родителей тех детей, которые остались по ту сторону забора. Ан нет. Ничего страшного в том, что многие садоводы покупали свои дачи в этом месте именно из-за наличия водоема для купания детей, губернатор не увидел. И прокуратура не увидела. 

За забором

«Еще прошлое руководство санатория мечтало от нас избавиться, – вспоминает Мария, дача которой находится неподалеку. – Потом нас оставили в покое, потому что санаторий не функционировал. В прошлом году мы сами собирали деньги и нанимали водолазов, чтобы осмотреть дно, провести некоторые очистительные работы. Отдали немалую сумму, теперь нас же и не подпускают к озеру. Мы специально искали сведения о такой ситуации и не нашли ни одного детского санатория, в ведении которого находилось бы озеро. Рязанская область решила стать первой в этом плане».

«Только-только произошла трагедия в Карелии. Погибло столько детей, что уместно было бы объявить траур по всей стране, но у нас этого не сделали. Видимо, посчитали небольшой потерей. Скорее всего, нужно отдыхающих детей ограждать от доступа к открытым водоемам, а у нас наоборот, – вторят Марии дачники садоводческого товарищества «Отдых». – К тому же, вся эта мода на суициды, этот кошмар с детскими самоубийствами... Кто знает, что может прийти в голову подростку из-за нечастной любви, к примеру? Охранники и воспитатели – это хорошо, но ночью людям свойственно спать, даже на такой ответственной работе. Да и вряд ли на этот пляж будут водить детей, ведь в бассейне купаться гораздо безопаснее. Вероятнее всего, закрытый пляж нужен не детям, а взрослым. А для чего – вскоре поймем».



В настоящее время на месте недоделанного забора выставлена охрана. Охрана от «чужих» детей, которые теперь вынуждены добираться до дальнего водоема, на котором очень неудобный вход в воду. Он уложен железобетонными плитами, о которые местная пожилая дачница уже поранила ногу в минувшие выходные. 



Местные жители не собираются мириться с происходящим и готовят письмо в Генеральную прокуратуру Российской Федерации.
 
Нина ЛАВРОВА