Новая газета
VK
VK
Twitter
Рязанский выпуск
№30 от 5 августа 2021 г.
Свежие новости
Ловцы олимпийской удачи
 «Новая» вспоминает рязанцев, которые выигрывали главные старты четырехлетия, и кому не хватило для победы совсем чуть-чуть

Когда уважаемый читатель возьмет в руки этот номер, уже будет известно, кому из нынешнего поколения рязанских олимпийцев удалось пополнить плеяду великих. Но как бы ни сложилась турнирная судьба наших спортсменов в Токио-2020, все же не стоит забывать, что попадание на главные старты планеты – само по себе серьезное достижение, а уж если удастся завоевать медаль, это настоящий спортивный подвиг.

За прошлые годы уроженцы Рязанщины завоевали на летних Олимпийских играх четыре награды высшего отлива (из них две на счету Василия Алексеева). Но было еще немало случаев, когда для полноценного успеха не хватило всего одного шажочка. Как показывает многолетняя история, чтобы выиграть олимпийское золото, нужно быть не только сильнейшим на планете в своем виде в определенный момент, но еще и очень удачливым. В противном случае, можно довольствоваться малым, а то и вовсе ничем. Хорошо это или плохо, но в спорте его величество случай имеет порой определяющее значение. Сегодня мы вспомним эпизоды, когда для достижения высоких целей рязанским атлетам приходилось демонстрировать свои геройские качества.

Спасительный дебют

Дебют сборной СССР на летних Олимпийских играх состоялся в 1952 году в Хельсинки. Почему так долго тянули? В те достаточно противоречивые времена в высшем руководстве страны сложилось устойчивое мнение, что государство, победившее фашизм, не имеет права проигрывать в спорте. Поражения, увы, случались, после чего оргвыводы следовали незамедлительно, последствия коих перемололи не одну судьбу.



Уроженцу сасовского села Мыс Доброй Надежды Дмитрию Леонкину (спортивная гимнастика) в этом смысле несказанно повезло. Из-за неудачного выступления в упражнениях на коне он занял в личном многоборье лишь 78-е место. Однако в командном многоборье сборная СССР оказалась вне конкуренции – 574,40 балла против 567,55 у действующих чемпионов мира швейцарцев. Так 23-летний рязанец, защищавший в то время цвета армейского клуба из Львова, стал олимпийским чемпионом. В Хельсинки к золотой медали Дмитрий Максимович добавил еще и бронзу в упражнениях на кольцах, разделив третье место со швейцарцем Хансом Ойгстером.

Неосуществившаяся мечта

Алексей Киселев (родился в селе Лукьяновка Михайловского района) был прекрасным боксером, но каким-то невезучим. Все свои главные бои в карьере он проиграл с минимальным преимуществом. Кроме двух олимпийских финалов это еще и чемпионат Европы-1967. В 1964 году на Олимпийских играх в Токио он стал серебряным призером, в равном силовом поединке в полутяжелой (81 кг) весовой категории уступив итальянцу Козимо Пинто.



На следующей Олимпиаде в Мехико Киселев выступал уже во 2-й средней (75 кг) весовой категории, но удача вновь отвернулась от него. Хотя не только она. Существует мнение, что в решающем бою с Крисом Финнеганом из Великобритании его попросту засудили. К тому времени советские боксеры первенствовали уже в нескольких весах, что многим пришлось не по душе. В сложившейся ситуации Киселеву нужно было выигрывать за явным преимуществом. Но не вышло, и рефери присудили победу англичанину. После второго серебра Алексей Иванович признался товарищам: «Все, мечта никогда не осуществится, я уже не буду олимпийским чемпионом…»

Золото с третьей попытки

Анатолий Рощин (греко-римская борьба) появился на свет в рязанском селе Гавердово. Ему пришлось пройти непростой путь, прежде чем в 1964 году он отправился на Олимпиаду в Токио. В финале турнира он встретился с почти двухметровым венгром: Иштван Козма был выше, тяжелее и моложе советского борца. Однако на исход поединка повлияли не столько антропометрические данные, сколько нерешительность судей, которые так и не отважились вынести венгру предупреждение за пассивное ведение борьбы. Ничейный исход поединка сыграл на руку Козме, у него оказалось меньше штрафных баллов.



Спустя четыре года на играх в Мехико ситуация почти в точности повторилась, с той лишь разницей, что на сей раз в ходе поединка Рощин довел своего противника до такого состояния, что тот с трудом смог подняться с ковра для продолжения борьбы, и свой штрафной балл все же получил. Но и сам Анатолий в этой схватке вымотался до предела, к тому же дали о себе знать семилетняя разница в возрасте и проблемы высокогорья. Снова ничья, и золото в тяжелом весе (свыше 97 кг) опять досталось «крошке» Иштвану Козме.

После двух серебряных медалей подряд шансы Рощина стать чемпионом равнялись нулю. Рязанец это и сам прекрасно понимал: следующие два года он по инерции выигрывал чемпионаты мира, но о третьей Олимпиаде в своей карьере даже не помышлял. А вскоре и вовсе принял решение оставить спорт и полностью переключился на преподавательскую деятельность. Вспомнили о нем аккурат за год до Игр в Мюнхене и неожиданно предложили вернуться в сборную. Несмотря на вынужденный простой, советский супертяж без особых проблем добрался до финальной стадии, где сломил сопротивление поражавшего габаритами болгарина Александра Томова. После двух серебряных медалей Анатолий выиграл золотую, когда ему было 40 лет.

Рекорды вместо инвалидности

Непростым выдался путь на олимпийский пьедестал уроженца милославского села Покрово-Шишкино тяжелоатлета Василия Алексеева. Летом 1969 года врачи даже предложили ему оформить инвалидность. Проведя несколько месяцев в раздумьях, Василий придумал специальные упражнения и уже в январе следующего года на соревнованиях в Великих Луках установил сразу четыре мировых рекорда, затем в Минске в сумме троеборья первым взял вес в 600 кг.



На Олимпиаде-72 в Мюнхене все ждали от рязанца только золота, и он в полной мере оправдал возлагавшиеся на него надежды, установив в сумме троеборья новый олимпийский рекорд – 640 кг. Пытавшийся было конкурировать с ним немец Рудольф Манг отстал на 30 кг, про остальных и говорить нечего.

В начале 1975 года Алексеев, находившийся в ореоле славы, переехал в Рязань, где ему создали все необходимые условия для успешного выступления. И уже в следующем олимпийском году в Монреале он вновь добыл золотую медаль за явным преимуществом, набрав в двоеборье 440 кг, у представителя ГДР Герда Бонка оказалось лишь 405.

Но годы брали свое. На своей третьей Олимпиаде в Москве Василий Иванович представлял уже Шахты. К сожалению, желанного триумфа не случилось – ветеран сборной СССР не справился со стартовым весом.

Серебро уроженки Серебряни

1980 год стал для Антонины Махиной прорывом в мир большого спорта. Благодаря двум бронзовым наградам (в одиночке и двойке), завоеванным на чемпионате СССР по академической гребле, уроженка деревни Серебрянь Михайловского района буквально за несколько месяцев проделала путь от перворазрядницы до члена сборной Советского Союза.



На московской Олимпиаде от дебютантки не ждали многого, ведь на тот момент она не являлась сильнейшей даже в своей стране и не имела международного опыта. В первом заезде одиночек Махина заметно отстала от будущей обладательницы олимпийской медали румынки Санды Тома, но в утешительном раунде неожиданно пришла к финишу первой. В полуфинале советская спортсменка еще улучшила свой результат, а в решающем заезде превзошла саму себя, проиграв победительнице меньше секунды.

После этого успеха Антонина Викторовна стала завсегдатаем Олимпийских игр. Она трижды выступала на главных стартах планеты и, что любопытно, всегда под разными фамилиями. При этом ОИ 1984 года в Лос-Анджелесе из-за бойкота соцстран ей пришлось пропустить. В 1988-м в Сеуле Антонина – теперь уже Думчева – во второй раз стала серебряным призером в женской парной четверке (в финале первенствовали спортсменки ГДР). Четыре года спустя в Барселоне в этой же дисциплине рязанка – уже под фамилией Зеликович – выиграла бронзу в составе сборной команды СНГ.