Новая газета
VK
VK
Twitter
Рязанский выпуск
№13 от 5 апреля 2012 г.
Свежие новости
Слово об учителе
О сеятелях и хранителях земли русской



Накануне юбилея школы №64 хочется рассказать о тех, кто держит ее на руках, эту нашу многострадальную школу, ежедневно отдавая ей и талант свой, и свою душу. Слово об учителе Елене КУГУШЕВОЙ.

Школу сегодня ругает каждый: и родители, и дети, и… учителя.  Последние – потому что работают на пределе возможного, претворяя в жизнь опадающие, как листья по осени, идеи, на смену которым приходят новые – еще более абсурдные.

Что-то случилось в королевстве, если ни один наш ВУЗ, даже самый-самый, не украсил собой сотню лучших учебок мира. Это – знак недобрый, который если и заставит обратить на себя внимание, то начинать все же надо будет со звена пониже, коим школа и является.

Пока же наши учителя бьются и об лед непонимания, и о чудовищные условия работы, и о капризы родителей, которых все больше, потому что они считают, что учителя должны их детям столько, сколько не должен дать даже самый любящий родитель.

А учителя – вопреки всему – воплощают и воплощают, угождают и делают даже то, что уж совсем странным может показаться, искренне любят это проклятое временем место, название которому «школа».

И только поэтому школа наша еще стоит на ветродуе сегодняшних дней и пока еще (пока еще!) не падает.

Возможно, и об этом думают сегодня учителя средней образовательной школы №64 г. Рязани, которая вот уже 30 лет вливается в городское многоголосие образования. Но в общем хоре даже очень талантливых исполнителей всегда приятно услышать тот, единственный голос, который и сильнее, и ярче, и богаче обертоном. Талантливых голосов в рязанских школах много, и сегодня, в юбилейный для школы апрельский месяц, хочется познакомить горожан с хорошим человеком, учителем школы №64, Еленой Николаевной Кугушевой, которая более тридцати лет отдает школе и душу свою, и сердце.

С Еленой Николаевной Кугушевой я познакомилась в конце 1980-х.

Написала это предложение и… такой дымкой оно меня окутало, таким флером ностальгического облака, из которого выходили попеременно образы и сюжеты того, далекого уже, времени.

Елена Николаевна пришла в школу в восьмидесятых и сразу же проявила свою гражданскую позицию, которая именовалась только что вошедшим в язык выражением «человеческий фактор».

Что запомнилось в Елене?

Ее выступления того времени, в которых, наряду с умом и знанием предмета, всякий раз можно было констатировать прекрасные ораторские способности молодого учителя.

Приятного тембра голос, богатый модуляцией и оттенками, не просто обращал на себя внимание, но настойчиво приковывал слушателя, причем в ее речи не было дидактических нот, которыми часто грешат учителя.

Она не подавляла своей претензией на исключительность, она даже не говорила громко.

Наверное, это и есть талант риторика, когда человек без какого-то видимого напряжения овладевает аудиторией и не отпускает ее до тех пор, пока не произнесет последнего слова.

Когда говоришь о Елене Николаевне, то первой среди ее характеристик на ум приходит интеллигентность. У нее это качество природное, не данное ей бесплатным приложением к диплому о высшем образовании.

В том, как она выглядит, какой душевностью лучатся ее глаза, сколько тепла и природного такта в ее обращении с коллегами, как она мудра не по годам, сдержанна, какой внутренней культурой наполнено все, что она делает, можно без всякого сомнения сказать, что в лице этого человека мы, пожалуй, имеем тот безупречный, одухотворенный, духовно богатый образец представителя нашего учительства, который в последнее время можно будет заносить в Красную книгу социальной иерархии России.

Я знаю отзывы о ней самых строгих критиков – родителей ее учеников, и за тридцать лет ни разу не услышала даже маленького недовольства учителем после того, как дети выпускаются из школы (чего греха таить – после окончания школы только и можно услышать об учителе всю правду-матку!).

Ни для кого не секрет, сколь трогательны отношения этого педагога и со своими воспитанниками, и с их родителями.

Ко всему тому, о чем я уже вспоминала, можно добавить главный критерий человеческих отношений – искренность, в отсутствии которой Елену Николаевну Кугушеву обвинить нельзя.

Всегда интересно узнать, откуда истоки того или иного явления, где искать ответы на многие вопросы, касающиеся личности. И если оглянуться назад, в детство, узнать мир, который человека сделал таким, а не иным, многое прояснится. Сегодня редко кто возвращается к воспоминаниям детства, еще реже, кто хочет поделиться ими со своими друзьями, и уж совсем мало тех, кто может рассказывать об отчем доме так образно и ярко, что создается впечатление, будто ты жил с теми людьми по-соседству, видел их, бывал в их доме.

Трогают и надолго остаются в памяти рассказы Елены Кугушевой об отчем доме в Пензе: в них столько неподдельной любви к тому миру, из которого юная Лена ушла во взрослую жизнь, покинув родные гнездовья навсегда.

Как искренни ее теплые воспоминания о родной бабушке, которая до сих пор живет в памяти внучки глубокомысленными изречениями и философской мудростью, которые Елена нередко и сама использует в речи. Создается впечатление, что ты и сам знал ее удивительную бабушку, которая уже в конце жизни сетовала на то, что «не наработалась я, Ленушка, за жизнь-то, а уже и умирать скоро…»

Чаще люди отдохнуть мечтают, чего уж греха-то таить… И как по-народному поэтично, напевно, глубоко передано самое сокровенное: «Не наработалась…» Вот о чем горюет старый человек, вот с какой «тяжестью» в душе готовится покинуть грешную землю.

Да разве не святая она, эта русская бабушка, передавшая внучке своей такую самозабвенную любовь к труду, к выбранному делу, к жизни!..

С не меньшим восторженным трепетом говорит Елена Николаевна о брате – биологе-селекционере, который столько творчества и вдохновения вкладывает в работу на земле, столько изобретательности и любви, что слушать рассказы сестры об этом можно бесконечно: и о каких-то необыкновенных цветах – редких-прередких, которые он выращивает, и о персиковых помидорах, и о травках-муравках… Причем обо всем, что растет у него на участке, он не говорит – песню слагает, а ты слушаешь, раскрыв рот, и понимаешь, что такой увлеченный ботаник – это совсем не тот ботаник – студент Зубрилкин, который стоит перед глазами.

Это – Художник, Поэт, Артист Земли русской, сеятель ее и хранитель.

До сих пор Елена в деталях может описать встречи с отцом, который приезжал к дочери то и дело, пока она училась вдали от дома. Доверительности их отношений могут позавидовать многие.

И, конечно же, мама, которая хвалила дочь не часто, приговаривая: «Пусть другие похвалят, а я тогда вот и порадуюсь. А уж черновую работу по культивации мне оставь». И культивировала, и отсекала все лишнее…

Вот так и росла девочка Лена – под бабушкины сказки, под мамины научения и любовь, среди обожания отца и очень хорошей дружбы с братом, с которым и сейчас им делить

Может, потому и педагогику профессией избрала – не поучать, а учить хотелось, в этом признание свое видела – в передаче духовного завещания, которое унаследовала из крепкой семьи, более юным. Да и история к этому располагала – на примере отцов и дедов пытаться помочь душам юным в жизни, которая не всегда благосклонна к человеку бывает.

Вот такая она, Елена Николаевна Кугушева – учитель высшей категории, заместитель директора школы по методической работе, классный и очень классный руководитель и… просто хороший человек – большая по нынешним временам, редкость, скажу я вам по секрету.
Ольга МИЩЕНКОВА