Новая газета
VK
Telegram
Twitter
Рязанский выпуск
№05 от 5 февраля 2015 г.
Свежие новости
Судебные сказки преданы огласке
Дело Рюмина и Панина – чиcло несостыковок растет как на дрожжах


 
13 февраля 2013г. в 17 часов 55 минут руководитель следственного управления Следственного комитета (СУСК) РФ по Рязанской области генерал юстиции Владимир Махлейдт постановил возбудить уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного п.«б» ч.3 ст.163 УК РФ (вымогательство) в отношении депутата Сергея Панина и хозяина газеты «Вечерняя Рязань» Валерия Рюмина. Руководителем следственной группы по этому делу назначен следователь майор юстиции Жданцев.
 
В СМИ ни руководитель СУСК генерал Махлейдт, ни руководитель следственной группы майор Жданцев по поводу проведения этого уголовного дела, в частности: ареста Рюмина и Панина; оставления их под стражей два года; длительности разбирательства дела и прочих его обстоятельств – не выступали.
 
Но поскольку Валерий Рюмин, как учредитель (ныне уже бывший) и автор газеты «Вечерняя Рязань», в течение длительного времени резко критиковал власть, не всегда, может быть, подбирая подходящие выражения, критикуя, в том числе, и генерала Владимира Махлейдта, и председателя областной Думы Аркадия Фомина, то у многих жителей города Рязани и области возникал вопрос: «А может, Рюмина посадили за критику властей»? И, возможно, по этой же причине отняли у него газету «Вечерняя Рязань»?
 
Рюмин и Панин постоянно утверждают о своей невиновности. Но, может быть, такие утверждения являются формой самозащиты для сокрытия своих противоправных действий – со стороны Рюмина и Панина? Именно это размышление «подвигло» меня на посещение разбирательства данного дела в суде Советского района у судьи Михаила Мельникова. «Размышление» было лишь поводом, а не причиной посещения судебных заседаний. Причина основательная и серьезная, то есть имеющая общественное значение, была в другом. И чтобы ее лучше понять, я позволю себе сделать отступление личного порядка.
 
В 1970-е гг. я участвовал в диссидентском движении, занимая в нем левое направление: критиковал власть с коммунистических позиций, и, будучи членом КПСС, я это делал в рамках легальности. Закончилась моя легальная критика исключением из КПСС. Это произошло 29.01.1975г. на райкоме КПСС под руководством Тимонина – ныне почетного гражданина Рязани и кавалера многих орденов. После этого я и другие диссиденты пришли к мысли, что раз нет возможности легально критиковать власть, надо переходить на нелегальную деятельность. Я создал подпольный союз «Товарищество рабочих», написал к нему Устав (он сейчас в архивах ФСБ). Понятно, что я за это получил «премию» в виде «путешествия по ленинским местам Сибири», но это, как говорится, другая история.
 
Я же этим хочу подчеркнуть, что если общественно активное население расценит «процесс Рюмина» как «затыкание глотки», то часть его (наверное, большая часть) сочтет, что критиковать власть опасно и лучше помалкивать, а другая часть сделает вывод, что надо в этом случае уходить в «непарламентские формы борьбы». И тот и другой путь, по моему мнению, очень опасен. Ведь существование власти без критики в ее адрес ведет к отрыву власти от народа, и результат такого отрыва от народа был на наших глазах, когда в 1991г. развалился режим, который называл сам себя советским, якобы рабоче-крестьянским.
 
Опасность же так называемой «непарламентской формы борьбы» очевидна. Вот та причина, которая, повторюсь, подвигла меня на посещение судебного разбирательства по уголовному делу против Рюмина и Панина, по версии следствия вымогавших у председателя облдумы Фомина 3 млн руб. якобы за непубликацию сведений, порочащих последнего. Эта же причина, по которой я пошел на судебные заседания, «перевесила», если так можно выразиться, наши давнишние разногласия с Рюминым, начавшиеся, когда он стал мэром Рязани. Валерий Рюмин, будучи мэром, ночью тайком снял с пьедестала памятник В.И.Ленину. Я был в числе тех, кто резко выступил против этого факта, который я считал вандализмом и оскорблением памяти народа. Вместе с другими товарищами я внес свои личные деньги на его восстановление.
 
Часто Рюмин выступал в газете против меня и как депутата Рязгорсовета. В газете «Вечерняя Рязань» были статьи, изображающие евреев в не лучшем виде, хотя на антисемитизм они и не тянули, по моему мнению. Я активный участник, в том числе, и общественной еврейской жизни. Например, как член делегации РЕК, посетившей Израиль с целью укрепления дружбы между народами наших стран, был на приеме у руководящих лиц этой страны и в российском посольстве в Израиле. Участвую также в еврейской общественной жизни в Рязанской области. Понятно, что я резко критиковал Рюмина в этой связи.
 
Когда я пришел в судебное заседание, первое, о чем спросил меня Рюмин через решетку, отделяющую нас, – послан ли я на судебное заседание от еврейской общины? Получив ответ, что я пришел «сам от себя», он уже более спокойным взглядом во время судебных заседаний смотрел в мою сторону.
 
Какое впечатление произвел на меня процесс судебного разбирательства и доводы стороны обвинения? Сторона обвинения допросила всех свидетелей обвинения и подсудимых, т.е. «исчерпала» все свои доводы. Но в первую очередь, насторожили меня не доводы обвинения. Насторожило другое – суровость отношения к Рюмину и Панину. Больные пенсионеры содержатся под стражей, по их словам, в отвратительных условиях по причине того, что они якобы могут оказать влияние на свидетелей. Фактический свидетель – один Кулешов, водитель Фомина, а остальные свидетели обвинения, по моему мнению, как говорится, «до кучи», для перечисления их в обвинительном акте, хотя по существу они ничего толкового не сказали. И если даже согласиться с обвинением, что Рюмин и Панин окажут давление на свидетеля, то с учетом названных обстоятельств, можно им дать, скажем, «домашний арест». Кстати, в этом случае общественный интерес к их делу, мне думается, уменьшился бы. 
 
На наших глазах в бывшем ведомстве министра Сердюкова разворовывали не только миллиарды, но и разваливали оборону страны. Результат: Васильева пишет стихи в многокомнатной квартире в Москве, недалеко от Кремля, а уворованные миллиарды, видимо, скрашивают домашний арест «поэтессы». Что же, Рюмин с Паниным более опасные преступники? Хотелось бы услышать ответ на этот вопрос от прокуратуры Рязанской области.
 
Не менее настораживает и давление со стороны следствия на подсудимых. Например, Сергей Панин заявил, что следователь Жданцев и оперуполномоченный Вязовкин заставляли его дать ложные показания и оклеветать Рюмина и угрожали в противном случае разными карами.
 
Следователь СУСК  капитан юстиции Курилкин «расследовал» (а по существу оставил без всякой проверки) это заявление Панина и нашел, что Жданцев и Вязовкин не угрожали Панину. Панин написал на это постановление жалобу. Жалобу на действия Курилкина рассмотрел следователь СУСК капитан юстиции Курилкин, т.е. сам на себя и, естественно, панинскую жалобу отклонил. В общем, как у нашего знаменитого барда: «Ты мне писал на службу жалобы? Так я же их читал!» Понятно, какое от этого остается впечатление.
 
Какова позиция подсудимых? 
 
Как я понял на судебных заседаниях, она проста. Поскольку, как явствует из материалов дела, несколько человек от Фомина приходили к Рюмину с примирением и спрашивали, что Рюмин в этой связи желает, на что медиадеятель ответил, что он предоставит главному рязанскому единороссу (или от его имени другому лицу) газетную площадь. Стандартная коммерческая сделка: не секрет, что газетная площадь и журналистские услуги – тоже находятся в плоскости товарно-денежных отношений.
 
Таким образом, подсудимые отрицают факт вымогательства у Фомина денежной суммы. Они и их адвокаты прямо указывают, что в материалах дела нет даже факта передачи денег Фоминым третьим лицам или подсудимым, и непонятно, почему Фомин является потерпевшим.
 
И таких нестыковок в деле большое количество. Например, во многих телефонных разговорах экспертиза не подтвердила голос подсудимых. Сергей Панин отрицает, что ему кто-то давал деньги для Валерия Рюмина, ссылаясь на то, что деньги в его машине «нашли» уже после того, как он ушел из машины, и т.д.
 
Как будут идти дальше судебные разбирательства, покажет самое ближайшее время…

P.S. Этой публикацией мы не хотели бы ограничить дискуссию по поводу нашумевшего уголовного дела Рюмина – Панина. Приглашаем к полемике общественных деятелей, журналистов, политиков, бизнесменов и всех тех, кто хотел бы выразить гражданскую позицию по данному вопросу.
 
Евгений ПИСКУН