Новая газета
VK
VK
Twitter
Рязанский выпуск
№30 от 4 августа 2011 г.
Свежие новости
«Лучшие друзья»
Кто и как помогает бездомным животным  в Рязани



– Волонтеров у нас приходит много, в основном – молодые девчонки. Говорят, любят животных, хотят помогать собачкам. Но большинство после первого посещения уже не возвращаются, потому что любить животных – это одно, а выгребать какашки из вольеров и ставить собакам капельницы – совсем другое.

Волонтер фонда помощи бездомным животным Рязани «Лучшие друзья» Марина Тимонина рассказывает о своей работе. У 24-летней Марины лучших друзей десятки – она курирует всех собак, попавших на попечение фонда. Мы беседуем в собачьем питомнике, где она работает, а фонд – арендует несколько вольеров для своих постояльцев.

Громкий собачий лай слышен уже за десятки метров до входа на территорию питамника. Первое, о чем предупреждает Марина после приветствия, – что надо переодеться: «Вы же хотите чистой отсюда выйти?». Я хочу, поэтому соглашаюсь на камуфляжные штаны.

В небольшой комнате, где переодеваются волонтеры, стоит компьютер, диван, старенький шкаф с лекарствами (на нем – объявление «Не забудь Форесту дать лекарство! Его здоровье зависит от тебя!») и отдыхают две собаки. «Одна – моя личная, ее зовут Дарси, а это – Шарик. Он пожилой – ему 19 лет, его хозяин умер и теперь пес живет на фабрике, работает сторожем. Жарко очень ему», – говорит Марина. Шарик смотрит на нас из–под стола, вывалив язык.

Идем знакомиться с остальными постояльцами. Их два типа: «хозяйские» – собаки, живущие в питомнике как в гостинице, пока владельцы по какой–то причине не могут забрать их домой, и подопечные «Лучших друзей» – подобранные на улице животные. Моя проводница помнит историю каждого пса – а их в этом питомнике около 30.

– Это у нас Рей, мы его нашли еще зимой. У него были опухоли. Если грубо сказать, ему яйца отрезали. Вообще. На боку он у нас зашитый… Рей, иди сюда.

Рей послушно поворачивается, показывая маленькую залысину на боку.

– Только швы вчера сняли. Вообще даже говорили, что знают его хозяев. Вот Герда. Ее привезли со сломанной ногой. Она самая гиперактивная собака тут. Очень хорошо прыгает, мы ее называем цирковой собакой. Есть у нее злейший враг здесь, мы не сажаем их в один вольер... А вот это самое безобидное создание, его прямо к нам принесли.

Небольшая безымянная собака темного окраса тихо сидит у решетки вольера, изучая нас снизу вверх.

– Миша. Его к нам из Рыбного привезли, застрелить хотели. Он жил в гаражах и начал охранять свою территорию. Это никому не понравилось, в него даже стреляли. С ним были еще Ася и Вася – их еще увидите. Вообще все собаки здесь молодые, но уже столько всего пережили... Айза очень тяжело переболела. Ее привезли со страшнейшим клещом, пироплазмоз ужасный. У нее аж кожа была желтая, ее практически невозможно было спасти. Она была дикая безумно. К ней подходишь делать капельницу – она кусается от страха. Теперь хорошая девочка, умная. Наша мать-героиня Софи, выходила 19 щенков, своих у нее было пятеро.

Волонтера перебивает звонок мобильного – она извиняется: «Это горячий телефон фонда, обязательно надо взять». Звонящему оказывается нужен номер телефона «кошачьего» куратора – Марина диктует его наизусть.

Заходим в большой открытый вольер, в котором сидят около десятка псов. Вся стая с лаем бежит нам навстречу, я поднимаю фотоаппарат вверх на вытянутой руке, становится страшно: сразу всплывают в памяти заголовки газет о разорванных бродячими собаками прохожих. Но они пытаются только лизнуть нас и прыгают, виляя хвостами. Среди собак нет ни одной породистой, но все – очень симпатичные. Марина даже не пробует отмахиваться, просто садится и обнимает всех разом.

– Это Звездочка, собака с Полетаевского рынка. Там всех отстрелили, осталась только она. Ася и Вася – их только стерилизовали. Поэтому они худоватые еще, странноватые. Бетка вот у нас давно... Ее забрали с Дома художника зимой. У нее трое щенков было, а ее сбила машина.

У Бетки, некрупной собаки с красивым бело-рыжим окрасом, неправильно сросшаяся после перелома передняя лапа – смотрится это жутковато, но она бегает не хуже остальных и выглядит довольной жизнью.

– Ей так уже удобно. Мы спрашивали врачей, стоит ли это исправлять, они не советовали делать операцию. Знаете, она благодаря своей кривой ноге умудряется открывать такие двери! Пристроить ее трудно, несмотря на ласковый характер. Люди боятся из-за лапки брать ее.



От жизни собачьей – к человеческой

С пристройством собак дела у «Лучших друзей» сегодня идут неплохо. По словам волонтеров, в среднем в неделю удается найти семью для трех псов. А если попадаются породистые щенки – их разбирают еще быстрее. За пару лет фонд помог устроиться более чем 300 собакам. Однако есть псы, которым не удается помочь очень долго: кто–то живет в «Лучших друзьях» больше года. Содержание одного вольера обходится в 4, 5 тысячи рублей в месяц. Все расходы покрываются добровольными пожертвованиями. Помощь нужна не только финансовая: сюда приносят старые вещи, которыми зимой утепляются вольеры, еду для животных, лекарства и витамины.

Бездомных животных, попавших в «Лучшие друзья», стерилизуют за счет фонда; ветеринарные клиники делают им скидки. Послеоперационный уход обеспечивают сами волонтеры: обрабатывают швы, одевают специальные попоны.

Питаются собаки в основном кашами с мясом. «Нам мясокомбинат помогает, молочные кухни что-то отдают. У кого где знакомые работают – с теми договариваемся», – невысокая девушка Настя готовит еду – мешает кости и мясо в огромной кастрюле.

Насте 19 лет, она учится в вузе на логопеда, подрабатывает в детском саду и помогает «Лучшим друзьям» ухаживать за собаками. Спрашиваю – зачем она стала волонтером?

– Никогда не могла завести собаку дома, поэтому прихожу сюда. Родители не против, мама только иногда беспокоится – не много ли я на себя беру. Я справляюсь.

Примерно так отвечают все волонтеры «Лучших друзей», с которыми я поговорила: люблю собак, помогаю в свободное время, со всем справляюсь. Хрупкая студентка Наташа, будущий ветеринар, аккуратно несет на руках черную собаку Асю, живущую в большом вольере, – ее стерилизовали несколько дней назад и надо обработать шов. «Еле поймала», – говорит, отдышавшись. Через несколько дней Наташа выходит замуж; ее будущий муж тоже из тех, кто со всем справляется – он работает и помогает фонду.



Как все начиналось

«Лучших друзей» придумали два года назад несколько рязанцев. Сегодня фондом, в котором работают около 50 волонтеров, руководит одна из создательниц – Нина Зотова. Она выпускница РГРТУ, работает инженером в крупной компании, занимающей разработкой ПО, и держит дома двух котов – бывших подопечных из «Лучших друзей».

– Никогда не предполагала, что буду чем–то таким заниматься. Я думала, что в Рязани есть какой–то приют для бездомных животных, знаете, как на Animal Planet (ТВ-канал о животных – Ред.) показывают, что–то вроде того. А однажды нашла на улице больного кота и не смогла его бросить. Залезла в Интернет, нашла московский форум «Пес и кот» – и понеслось. Могла прочитать какую–то тему и реветь часами, деньги переводила. Потом нашла единомышленников в Рязани и мы создали «Лучших друзей».

Ни опыта работы в благотворительных организациях, ни четкого плана развития не было, поэтому волонтеры, как признается Нина, действовали «стихийно». Каждый занимался тем, что он умеет: «У нас есть пиарщики, есть программисты, есть фотографы. Помогают чем могут».

– Многие отказывали в помощи. Мы, например, обращались в магазины с просьбой разместить у себя копилки фонда. В «Глобусе» нам сказали, что нет места...Представляете, такой огромный магазин! Магазинчики поменьше место находили.

Сегодня главная задача, стоящая перед фондом, – добиться от города выделения помещения и финансовой помощи.

– У нас сегодня нет помещения для бездомных кошек – они живут на передержках у волонтеров дома. Самых тяжелых, болеющих и нуждающихся в уходе, мы помещаем в ветклиники на стационар, но это дорого. Сегодня за стационар для кошек мы должны порядка 40 тысяч рублей.

Об истории взаимодействия с чиновниками Нина рассказывает очень эмоционально.

– Когда мы поняли, что нужна помощь города, мы пошли по разным направлениям. Написали в «Единую Россию», в приемную президента, главному санитарному врачу Рязанской области – Сергею Сафонкину. Все откликнулись и послали соответствующие запросы в мэрию. Так нам удалось пробиться на прием к мэру Артемову. До этого нас не пускали – его помощники несколько недель обещали нам перезвонить, но звонка мы так и не дождались.

Артемов нас выслушал и поручил департаменту по благоустройству города создать рабочую группу по нашему делу. Глава департамента Валерий Гудкин назначил нам прием. И эта встреча стала, наверное, одним из самых больших обломов наших. Гудкин сказал нам в лицо: вы волонтеры, бездельники, я вас не уважаю.

«Впервые от власть имеющих услышала в лицо, что меня не уважают именно за то, что я волонтер, за то, что я занимаюсь общественной деятельностью. Волонтеры, мол, это бездельники, люди без цели и стремлений. Я же считаю, что волонтеры – люди, имеющие работу, учебу, семьи и заботы и при этом выделяющие время на бескорыстные дела, достойны уважения», – написала Нина в блоге после этого приема.

– Тем не менее, – продолжает она, – рабочая группа была создана. Кто ее возглавляет – я не знаю, нас еще не представили друг другу, так как этот человек пока в отпуске.

В «Лучших друзьях» уже подготовили экспертное технико-экономическое обоснование для открытия приюта. Исходя из опыта других городов (например, Владимира), волонтеры рассчитали, что при открытии приюта затраты города на бездомных животных со временем уменьшатся.

– Сегодня город содержит предприятие «Лайка», служащие которого отстреливают бездомных животных. Но это жестоко и неэффективно – на место одного убитого животного всегда придет другое. Наш план, основанный на стерилизации и пристройке, решает проблему животных, рожденных на улице – через пять лет таких уже не останется. Будет, конечно, процент тех, кого хозяева выгоняют на улицу, но с этим нельзя ничего поделать, это неизбежно. На открытие приюта, рассчитанного на 120 собачьих мест и 60 кошачьих, нужно около трех миллионов рублей. Это большая сумма, но сравнимая со средствами, которые город тратит на «Лайку» – их ежемесячный бюджет, насколько мне известно, 200 тысяч рублей. За эти деньги они убивают, по их словам, две тысячи животных в год, но мне кажется, что это завышенные цифры.

Больше всего волонтеров пугает жестокость «Лайки», говорит Нина.

– Они упорно твердят во всех СМИ, что они животных отлавливают, помещают куда-то и только через три дня убивают. Но это неправда, у нас есть масса свидетелей – они отстреливают собак у детских садиков, у школ, на глазах у людей.

Их руководитель, с которым мы общались, считает, что они решают проблемы города, а мы – занимаемся ерундой. Этот упрек приходится слышать часто, но я научилась не обращать внимания – так говорят только те, кто сам никогда никому не помог.



Как связаться
с «Лучшими друзьями»?
http://takepet.ru/
http://vkontakte.ru/club15762009
моб. тел. 8–953–742–83–51;
моб.тел. 8–910–573–64–38.

Софья КРАПОТКИНА