Новая газета
VK
VK
Twitter
Рязанский выпуск
№30 от 4 августа 2011 г.
Свежие новости
Публичностью и не пахнет
Введение в Рязанской области должности уполномоченного по правам человека напоминает секретную операцию



Прошло всего два месяца с момента подписания губернатором Олегом Ковалевым закона об уполномоченном по правам человека в Рязанской области, как глава региона поручил подготовить и внести в него изменения. Оказалось, что региональный закон об омбудсмене противоречит федеральному в части требований к кандидатам.

Вас тут не стояло

Действительно, согласно рязанскому законодательству, уполномоченный должен постоянно проживать на территории области не менее пяти лет, иметь высшее юридическое образование и стаж работы по специальности не менее десяти лет. Именно эти жесткие ограничения не позволили, например, выдвинуться в кандидаты (будь у него такое желание) журналисту «Новой» и юристу с активной гражданской позицией Роману Сивцову. Между тем, если брать требования федерального законодательства, то они куда более либеральны: «На должность Уполномоченного назначается лицо, являющееся гражданином Российской Федерации, не моложе 35 лет, имеющее познания в области прав и свобод человека и гражданина, опыт их защиты».

Казалось бы, если Ковалев признал, что подписанным собственноручно законом искусственно сузил возможности для кандидатов, которые могли бы выполнять особую миссию, логично было бы как можно скорее внести поправки и – что самое главное – организовать процедуру выдвижения кандидатов заново. Ведь многие рязанцы, достойные занять столь ответственный пост, могли отказаться от затеи именно ввиду ограничений регионального законодателя. Но не тут-то было – заново никто ничего проводить не собирается. Уже отобраны пять кандидатур – и точка.

Совершенно секретно?

В июне Олег Ковалев заявлял о необходимости организовать публичное выдвижение и обсуждение кандидатур на должность уполномоченного по правам человека, а также широко привлечь к этой работе общественные организации. Однако никакого публичного выдвижения и обсуждения в реальности не произошло.

Сначала пресс-служба регионального правительства сообщила, что общественными организациями выдвинуты 11 кандидатур. При этом ни названия организаций, ни фамилии выдвинутых ими кандидатов не обнародовались. Полная анонимность.

Далее все кандидаты были рассмотрены на заседании специально созданного губернатором совета. Благо, имена членов этого совета все-таки потрудились сообщить СМИ. В «отбирающий» орган вошли начальник рязанского управления минюста Роман Клопцов, член общественной палаты, директор школы № 51 Ольга Маслюк, и.о. вице-губернатора Рязанской области Сергей Филимонов, а также начальники управлений правового управления и госслужбы, кадровой политики и наград аппарата местного правительства Алексей Тюменев и Виктор Никифоров.

На прошлой неделе правительство Рязанской области сообщило, что из 11 кандидатур признаны соответствующими пять. При этом никаких имен опять названо не было. Это и есть обещанное Ковалевым «публичное выдвижение и обсуждение»?

В процессе подготовки материала рязанская «Новая газета» связывалась с секретарем Общественной палаты Рязанской области Натальей Гришиной, но даже она затруднилась назвать имена пятерых «счастливчиков».

Узкий круг «народа»

Впрочем, одно обсуждение кандидатур на должность омбудсмена, судя по всему, все же состоится. Но насколько его можно считать публичным – большой вопрос. Согласно пресс-релизу рязанского правительства, губернатор Ковалев повелел представить претендентов на рассмотрение региональному президиуму созданного «Единой Россией» так называемого «Общероссийского народного фронта». «Представьте президиуму эту пятерку, посоветуйтесь с ними и после этого я, уже с определенными приоритетами, которые обозначат члены президиума, приму окончательное решение о назначении», – напутствовал Ковалев своего заместителя Татьяну Панфилову.

Спрашивается, при чем тут «Народный фронт», являющийся, вне всякого сомнения, политическим объединением? Ведь даже в вышеупомянутом федеральном законе «Об Уполномоченном...» четко дается понять, что омбудсмен должен быть вне политики. Выдвинуто даже условие, что уполномоченный «не вправе заниматься политической деятельностью, быть членом политической партии или иного общественного объединения, преследующего политические цели». Ковалев же, по сути, поставил будущего блюстителя прав человека в зависимость от одной из политических сил.

И если уж обсуждать с политическими объединениями кандидатуры на должность омбудсмена, то подключать к этому процессу следует не только (и не столько) «партию власти». Что-то мне подсказывает, что оппозиционеры куда чаще нуждаются в защите своих прав и свобод, чем члены президиума «Народного фронта», над «народностью» чьих автомобилей, припаркованных рядом с местом проведения «народных праймериз», всю прошлую неделю потешались рязанские блогеры. В конце концов, будущий уполномоченный по правам человека должен быть фигурой, пользующейся доверием и уважением у представителей различных политических взглядов и граждан, их не имеющих. Должность обязывает.