Новая газета
VK
VK
Twitter
Рязанский выпуск
№13 от 4 апреля 2019 г.
Свежие новости
Человек и вагон
 В восприятии ребенка поезд считался, наверное, самым таинственным и многообещающим видом транспорта 

Впервые я оказался в поезде, который двигался отнюдь не во вкусную Москву и не на солнечный советский юг. Это была заурядная электричка с деревянными скамейками, курсировавшая между Рязанью и Рыбным. Этот вид транспорта благодаря родительским рассказам рождал во мне романтические и одновременно таинственные ассоциации.



Снося языковой барьер

Когда моей маме было 15 лет, она совсем одна отправилась из Рязани в Хабаровск навестить свою тетю. Никто из родных в это время не смог взять отпуск, и девочке-подростку пришлось почти шесть суток колесить по родной стране без сопровождающих. Вояж закончился без происшествий. По пути туда маминой соседкой по купе оказалась гражданка Швейцарской конфедерации. Юная пассажирка, сносно говорившая на немецком (рязанская школа № 4 давала солидный багаж знаний), неожиданно для себя выступила в качестве переводчика.

В конце 1960-х папа, будучи сержантом ракетных войск, по каким-то важным военным делам ехал на поезде из одного уральского поселка в другой и повстречал шведа, который, по его же собственным словам, совершал кругосветное путешествие. Элементарные познания в английском помогли наладить коммуникацию со скандинавским искателем приключений. По нынешним временам такие истории не назовешь экстраординарными, но в эпоху «железного занавеса» любая встреча с представителями капиталистического мира была почти для каждого жителя СССР ярчайшим событием. 

Спустя четверть века я почти повторил опыт родителей, оказавшись в одном купе с интеллигентным алжирцем средних лет, преподававшим арабский язык в одном из столичных вузов. Мы мило побеседовали о развитии футбола на его родине, арабском освободительном движении и некоторых тонкостях французского языка.

Деньги на рельсах

А в далеком детстве, когда я еще не знал отличий между купе и СВ, мы со сверстниками ходили смотреть на товарные поезда, что курсировали недалеко от нашей многоэтажки, и завороженно считали, из скольких вагонов состоит состав, а потом гадали, что и куда везет этот транспорт. 

Некоторые сорвиголовы из нашего двора клали на пути монетки или гвозди. Последствий такие шалости не имели, но ребята из нашей компании на такие хулиганства все-таки не решались.

В середине 90-х мы с мамой стали пассажирами первого рейса возрожденного экспресса между Рязанью и Москвой. Оркестр, игравший перед отправлением поезда, и красочные буклеты, которые раздавали всем обладателям билетов, задали оптимистической тон этой незабываемой поездке... на вещевой рынок в «Лужниках».

Джин и Третьяковка

Под стук колес прошла не одна веселая встреча с друзьями-товарищами студенческой поры. В тесном тамбуре проходила задорная дегустация американского джина при поездке в Третьяковскую галерею (куда два особо рьяных ценителя живописи в тот раз так и не попали).  

А несколькими месяцами раньше в электричке «Рязань – Москва» под аккомпанемент малосольных огурцов, консервированной салаки и порошкового сока состоялась алкогольная импровизация перед празднованием 55-летия со дня рождения Ринго Старра, которое потом было ударно отмечено у монумента покорителям космоса.

А еще раньше – поезд свел меня с человеком, который чуть позже перевернул всю жизнь ничем не примечательного пассажира железнодорожного транспорта. Но это уже совсем другая история.
Денис ПУПКОВ