Новая газета
VK
VK
Twitter
Рязанский выпуск
№04 от 4 февраля 2021 г.
Свежие новости
Косопуз споткнулся о грибы с глазами
 В Рязани вместо памятников Перышкину и Ляпунову появились скульптуры с сомнительным смыслом

В последнее время в Рязани не затихают разговоры о памятниках рязанскому косопузу и грибам с глазами. Откуда такое внимание к уже забытым, казалось бы, выражениям? С этим вопросом мы обратились к художнику-педагогу, члену президиума Совета Рязанского регионального отделения ВООПИиК Александру Николаевичу БАБИЮ и попросили поделиться своими мыслями. Тем более, нам стало известно о скором издании его новой книги, в которой несколько страниц посвящено этой теме.

Плотник превратился в посмешище

– Незнание или полузнание истории и культуры, приблизительные представления о работе каких-либо механизмов или управление автомобилем без навыков вождения и знаний Правил дорожного движения приводят к печальным итогам. С рязанским косопузом и грибами с глазами Рязань вновь поскользнулась. Справедливости ради следует отметить, что рязанские скульпторы выполнили свои работы на высоком техническом уровне. Но... Вначале о шутливых выражениях, переведенных мастерами в материал. 

Кого и когда стали называть косопузыми? «Мещерских плотников, носивших свои топоры за поясом под пузом», – ответит большинство. Абсолютнейшая глупость, поскольку острый, или, как его называли мастера, «наведенный» топор за поясом при малейшем наклоне пропарывал мужику и живот, и паховое сухожилие. Особенно неудобно нести топор за поясом было мастеровым во время дальних переходов. В кожаной сумке лежали у них топоры и обязательно обернутые тряпицей. Если же приходилось в ближайшем от дома лесу выполнить какую-либо работу, то топор помещали за пояс, но только сзади!


Губернатор Николай Любимов, рязанский косопуз и скульптор Николай Торхов

Теперь о «пузатых» плотниках. За время своих многолетних сборов этнографического материала о мещерских плотниках-отходниках, о которых в 1974 году был снят документальный фильм «Красота, пришедшая из сказки», мне не пришлось встретить ни одного «брюхатого» мастера. Хотя в народе несколько веков жила поговорка: «Чем пузовитей, тем сановитей». Но она только о купцах и чиновниках.

С давних времен косопузыми называли женщин, которые носили подоткнутые за гашник, то есть за пояс, подолы своих роскошных понев. А подтыкать им приходилось ради того, чтобы «не тряпать по дорожной пыли узорные подалы». Действительно, на поневах и вставных прошвах по нижнему краю всегда были обережные знаки. Но перед входом в храм или при появлении на городской улице крестьянки немедленно приводили себя в порядок. 

Считаю перенос смысла в озорной реплике «косопузый» на рязанских плотников всего лишь вульгарной речевой выходкой, оскорбляющей русского мужика, которого в народе испокон веков считали «белой костью».

С лаптями на ушах

Не меньшей глупостью, чем «Рязанский косопуз», звучит: «А у нас в Рязани грыбы с глазами. Их ядять, они глядять»! Во-первых, кто может убедительно заверить, что вначале было утверждение: «А у нас в Рязани»? А если предположить, что было насмешливое «У вас (!) в Рязани»? И в каком историческом документе записано, что «в тринадцатом столетии в Шишовском лесу было запрещено срезать или собирать грибы ради того, чтобы местная стража могла по сбитым шляпкам грибов обнаружить вражеские разъезды?» Ну, о чем это? Историкам давным-давно известны многие приемы сторожевых наблюдений за приближающимися отрядами чужеземцев. Вновь пример поверхностного отношения к услышанному или прочитанному. 

Да, в лесных пограничных со степью районах существовал ряд предписаний для местного населения «не оставлять в лесах протоптанных стежек, троп и наезженных дорог». При чем тут грибы? Зато в начале двадцатого столетия появилось много так называемых стрюцких*, готовых высмеять человека, говорящего на своем диалекте. Мне самому приходилось в детстве не раз слышать от довольно надменного педагога насмешливые передразнивания тех учеников, которые в своих ответах произносили «цаво», «грыбы», «ловють» и иные слова и выражения, которые веками бытовали в их родном селе или деревне. Вот и укоренилась насмешливая поговорка «…грыбы с глазами». 

В начале пятидесятых годов слышал в Солотче частушку: «В Рязани девки заболели, ничаво ни кушають. Лапти на уши надели, передачи слушають!» Почему бы не соорудить, например, перед входом на стадион бронзовый монумент «Рязаночка с лаптями на ушах»? А что? Прикольно!..

Стрюцкие идут

До сих пор в городе достойно не отмечена память о великом педагоге А.В. Перышкине, чей учебник физики до сих пор считается лучшим в мире! Более восьмидесяти лет учебник переиздается практически во всех развитых странах. Скромная мемориальная доска на здании Рязанского госуниверситета есть. Смущает укорененная в сознании современных горожан сладострастная тяга к «приколам», развлечениям и легковесному отношению к любому, но только не к тому, в чем живет «страсть к уничтожению памяти предков».

Кого смущает установка в закрытом дворе памятника венценосному поэту Якову Полонскому? А придурковатый «Косопуз» встречает гостей на древней улице города. Все это происходит по причине чудовищного захламления нашей культуры. Когда творческий эгоизм художника берет верх над чувством ответственности перед поколениями. Все это стало возможным, после того как приучили нас жить в толпе, думать толпой, толпой растаптывать личность с ярью азиатов, когда язык у большинства опух от язвы мата. В своей речи многие из нас не придают значения смысловому содержанию слов. Иначе как в русском языке смогли укорениться слова и выражения, несущие в себе откровенную пошлость и насмешку над коренной природой родного языка? 

Кто сможет объяснить подлинный смысл слова «пацан»? Какого оно роду-племени? 

Несколько лет назад в одном из интернатов воспитанники чествовали своих земляков, прошедших ад афганских боев. Над сценой красовалось: «Привет, пацаны!» Смысл слова «паца» очень тяжелый. Пришло это слово из тюремных камер, причем оно нерусское. Как и весь поток бранных слов и выражений к подлинной русской православной культуре отношения не имеет. Когда от писателя Дмитрия Быкова и его подельника журналиста Александра Никонова словно потоки серного дождя обрушиваются рассуждения о «полезности мата», то приходит на ум только одно – тяжелейшая «клиника» или же привычка двуличия, за которой скрывается понимание их ограниченности. Воспитанные в откровенном презрении всех и всего они и их сотоварищи по перу и выступлениям откровенные шуты, наученные льстиво прислуживать, но не честно служить. Кому это надо? Всем, для кого чистота русской культуры – томительное ощущение изжоги. 

Славяне, принявшие православие, считали, что под тем, кто выругался непотребными словами, земля прогорает на три сажени! Самым тяжелым оскорблением было выражение «пес», «пес смердящий». В середине семнадцатого столетия немец Олеарий, вернувшийся на родину после длительного путешествия по землям Московии, отметил в своих записках следующее: «При вспышках гнева и при ругани они не пользуются слишком, к сожалению, у нас распространенными проклятиями с именованием священных предметов, посылкою к черту…»

Тема уродования русского языка глубинная, требующая не только прочитывать «тяжелые» тексты, но и безжалостно вскрывать поведенческую культуру матерщинников и их психотипы.

А город-то голый

Нынешнее состояние культуры в социальной среде и, в частности, творческой весьма печально. Зло и болезни всегда были с человеком. Но православная культура, в которой светская составляющая была довольно значительной, всегда оздоравливала народ. Нравственные устои этой культуры не позволяли игнорировать общественное мнение при решении общих тем и вопросов. В наше время безразличие к национальным духовным корням позволяет хозяйничать «беспределу» во всем и со всеми.

Без оценок художественных советов и общественных обсуждений в городе не может быть установлен ни один памятник. Даже слово простого обывателя может оказаться магическим, как слова ребенка в сказке о голом короле. На сегодня со своими косопузом и глазастыми грибами Рязань в истории вновь явилась «ГОЛОЙ». Хотя, повторяю, что исполнение скульптур очень качественное. Но вольное обращение с «историческими» весьма сомнительными текстами и восторженные желания быть «оригинальными», «современными» мне напомнили анекдот хрущевских времен:

«В колхозе политический агитатор призывает «догнать и перегнать Америку». В наступившей тишине прозвучало неторопливое предложение: 

– Догнать бы надыть! Но перегонять ни в коем разе.

– Это почему же?

– А чтобы голым задом не святить!»



Около филармонии, где рязанский скульптор Антонина Петровна Усаченко мечтала поставить памятник создателю и руководителю Государственного рязанского хора Евгению Попову, успев в камне изваять его полуфигуру, теперь огромный памятник «Грибы с глазами». А «Рязанский косопуз» красуется аккурат на том месте, на котором предполагалось установить бюст Героя Смутного времени Прокопия Петровича Ляпунова.

Печально все это. Но я верю в силу добра и здоровых начал. Рано или поздно Рязань очистится от разного хлама. Даже разбойник на кресте признал свои грехи и просил прощения!

Памятники рязанскому плотнику, кузнецу, гончару, ткачихе и кружевнице должны быть в городе, но без каких-либо «изысков» и авторских «пошлостей».
_______________
*Стрюцкий – пустой, неосновательный, ничтожный человек, не могущий нигде ужиться и установиться.