Новая газета
VK
VK
Twitter
Рязанский выпуск
№43 от 3 ноября 2011 г.
Свежие новости
Крупные связи мелких коррупционеров
Виновник массового избиения в Михайловском районе оперативно... слег в больницу


Вениамин Дмитрошкин и редактор "Граней.Ру" Юлия Башинова на встрече с рязанскими журналистами и блогерами 21 октября

16 октября за публикации о коррупционных схемах главы сельской администрации были избиты родители московского журналиста Вениамина Дмитрошкина. Муж главы села Жмурово Михайловского района Рязанской области Павел Лихачев, избивая пожилых людей, выкрикивал, что он «оборвет им руки, чтобы статей не писали».

26 апреля 2011 года в блогах интернет-газеты «Грани.Ру» я опубликовал статью о том, как мелкий чиновник – глава администрации сельского поселения Жмурово Михайловского района Рязанской области Юлия Лихачева, не имея каких-либо серьезных полномочий, умудряется торговать земельными участками и домами. 12 июля в Жмурово состоялось собрание местных жителей, где обсуждалась моя статья. Лихачева присутствовала на этом собрании, но никаких претензий по опубликованным фактам не высказала.

16 октября муж главы администрации сельского поселения Жмурово Павел Лихачев в темное время суток вывозил щебень, когда-то закупленный для отсыпки дороги в селе. Тогда мои родители (В.И. и А.В. Дмитрошкины) и их сосед (Г.Я.Макаров) подошли к Лихачеву и попросили не забирать общественный щебень. После этого он в грубой форме сообщил, что «все в деревне принадлежит ему». Когда мой отец потребовал предъявить документы на щебень, Лихачев набросился на него, схватил и начал бить. Моя мать пыталась остановить Лихачева, тогда он начал избивать и ее. Он повалил двух пожилых людей на землю и продолжил их пинать, не давая подняться. В это время Лихачев кричал: «Я вам руки оборву, чтобы статьи не писали».

В конфликт вмешался местный житель Геннадий Яковлевич Макаров (инвалид, передвигающийся при помощи костылей). 35-летний Павел Лихачев избил и его с особой жестокостью: после первого удара 76-летний Макаров упал и ударился лицом о ковш трактора, на котором приехал Лихачев. Когда инвалид попытался подняться и стоял на коленях, Лихачев нанес второй удар в лицо. Мужчина кое-как пришел в себя и второго удара сейчас даже не помнит.

Зато этот удар хорошо видел и запомнил 19-летний Николай Овчинников, который и остановил беспредел. Он стоял в стороне и видел разговор троих жителей села с Лихачевым. В тот момент, когда на пожилых людей посыпались удары, Николай рванул к компании и остановил нападавшего.

В результате нападения Лихачева мои родители и их сосед получили разные травмы. Мама – Алла Дмитрошкина, которая дважды падала на землю от ударов, жалуется на боль в спине и ноге – именно по этим частям тела пинал ее Лихачев. У Геннадия Макарова сильно отекла левая часть лица, на котором глубокая кровавая рана длиной около 7 сантиметров, отекла и болит рука, разбит висок. Мой отец – Валерий Дмитрошкин был госпитализирован, в травматологическом отделении центральной районной больницы города Михайлова ему сделали операцию на плечевом суставе, так как в ходе избиения Лихачев ударом камня разорвал связки, и ключица вышла из сустава. По словам матери, Лихачев пытался ударить отца камнем по голове, но промахнулся и попал в плечо.

Только через сутки, 17 октября, после ряда публикаций и звонков, жалоб в Генеральную прокуратуру, Следственный комитет, рязанскую прокуратуру, управление собственной безопасности МВД, на место происшествия прибыли сотрудники полиции. Они взяли заявление у мамы, а также объяснения у Геннадия Макарова, Николая Овчинникова и Павла Лихачева. С отца Павла Лихачева отдельно взяли расписку, чтобы он не давал сыну ружье, так как Павел ранее грозился всех перестрелять. 18 октября в больнице сотрудники полиции приняли заявление у моего отца.

В тот же день  вместе с женой Юлией Павел Лихачев поехал в Михайлов. Что они там делали неизвестно, с ними пытались встретиться журналисты рязанского «Рен-ТВ», но Юлия Лихачева на телефон не отвечала. Также журналистам не удалось разыскать и главу администрации Михайловского района Александра Радюхина. За весь день он так и не появился на своем рабочем месте.

Вечером Лихачевы приехали домой, где и удалось с ними встретиться. Павел сообщил журналистам, что Валерий Дмитрошкин напал на него пьяный с камнем в руке, ударил, пытаясь помешать грузить щебень, на который у Лихачева «есть документы». После этого он продемонстрировал малозаметную шишку, а все, что произошло с Дмитрошкиным, его женой и соседом, назвал «самообороной».

Супруга Лихачева в целом подтвердила его версию, добавив от себя лишь одну деталь. Она сказала, что муж ударил Валерия Дмитрошкина только потому, что увидел его пьяного с камнем под ковшом и хотел спасти его жизнь – ведь Дмитрошкин мог попасть под трактор!

20 октября Алла Дмитрошкина и Геннадий Макаров сняли побои в местной поликлинике. А 22 октября, прекрасно себя чувствовавший ранее Павел Лихачев неожиданно лег в больницу. Причем непонятно, почему он, не имея переломов или серьезных растяжений, оказался в травматологическом отделении (там же, где и мой отец).

25 октября под общим наркозом отцу сделали операцию. 26 октября я навестил его в больнице. Во все время нашего общения Лихачев присутствовал где-то поблизости, не скрывая того, что слушает нашу беседу.

28 октября прокурор И.В. Стеничкин вернул документы дознавателю Назарову для проведения проверки, якобы из-за противоречий в показаниях свидетелей. 31 октября во время телефонного разговора прокурор сообщил мне, что проверка должна завершиться 1 ноября.

1 ноября Стеничкин сказал, что проверка продолжается. Однако дознаватель Назаров сообщил: уголовное дело возбуждено по статье 112 часть 1 («Умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью, не опасного для жизни человека и не повлекшего последствий»), хотя тут очевидно просматривается часть 2 этой статьи: «То же деяние, совершенное: а) в отношении двух или более лиц; б) в отношении лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга». То есть вред здоровью Макарова Г.Я. и Дмитрошкиной А.В. дознаватель посчитал легким, а тот факт, что избиения Лихачев сопровождал выкриками про мои статьи, вообще оказался незамеченным.

С Павла Лихачева была взята подписка о невыезде, притом, что известен целый ряд более мелких преступлений (в том числе не связанных с насилием в отношении граждан), когда обвиняемых брали под стражу.

Для того чтобы предпринять вышеизложенные меры, правоохранительным органам понадобилось две недели. Что за это время успели сделать Лихачевы, какие связи использовали, чтобы максимально затянуть дело и избежать ответственности – мне неизвестно. Но анализируя вышеперечисленные факты, не трудно прийти к выводу, что ответственности им удалось бы избежать, если бы не целый вал публикаций и звонков неравнодушных людей.
И даже сейчас, после возбуждения уголовного дела, нет уверенности в том, что оно дойдет до суда. Нет уверенности в том, что Лихачев понесет наказание. Потому что даже у мелких коррупционеров обнаруживаются очень крупные связи.

Вениамин ДМИТРОШКИН («Грани.Ру»),
специально для «Новой»
Вениамин ДМИТРОШКИН