Новая газета
VK
VK
Twitter
Рязанский выпуск
№38 от 1 октября 2020 г.
Свежие новости
Мышцы вышли на свободу
 Подростки из начала 90-х хвастались не гаджетами, а тем, чья качалка лучше и у кого бицепс больше  

Рязань. Троллейбусная остановка на Московском шоссе. Чуть прохладное осеннее утро. Несколько человек толпятся у газетного киоска. Звучит короткий, но надолго врезавшийся мне в память диалог:

– «Советский спорт» есть?

– Да, конечно.

– С ЗОЖем внутри?

– Сейчас посмотрю... Нету.

– Тогда не надо.

Подтянутый парень лет тридцати быстро срывается с места и растворяется в толпе прохожих, пересекающих дорогу, чтобы уехать в сторону Дягилева или Приокского поселка. 

На дворе заря 1990-х. Мне еще тринадцать, а про то, что ЗОЖ расшифровывается как «здоровый образ жизни», я узнал из того же «Советского спорта», на страницах которого в те по нынешним меркам доисторические времена выходило специальное приложение с таким загадочным названием.  

Тогда я был совершенно не знаком со вкусом спиртного и последствиями табакокурения. Большинство ровесников в нашем дворе обходились без вредных привычек, много гуляли, двигались и питались без каких-либо излишеств. То есть соответствовали многим канонам того самого ЗОЖа. Лишь пару лет спустя в нашу подростковую жизнь шквалистый ветер с Запада принес моду на силовые упражнения, укрепляющие мышцы и вроде бы дающие дополнительную физическую силу. 

Само слово «бодибилдинг» я впервые узнал из передачи «Голоса Америки», но поначалу не понял его значения. Вскоре мама принесла из библиотеки страшно дефицитную тогда книгу «Система строительства тела» Джо Вейдера. В ней приводилось множество способов обрести рельефные мышцы. Все эти советы сопровождались фотографиями великих чемпионов и схемами, показывающими, как выполнять то или иное упражнение.

Я притащил это ценное издание в школу и вместе со сверстниками с изумлением взирал на накаченных мужчин и невиданные у нас тренажеры, кремы и мази, которые, по мнению автора, помогали сделать почти из любого человека перспективного бодибилдера.



Как могли, ребята пытались следовать заветам Вейдера. Мой папа из списанных на комбайновом заводе железных блинов и металлических деталей соорудил пару гантелей и металлическую штангу. Тягали железо мы в квартире друга на улице Крупской, к которому, по общей договоренности, через несколько месяцев и перешел этот причудливый спортивный снаряд.  

Но наши занятия не ограничивались поднятием тяжестей. Нередко дружная компания с разной степенью интенсивности качалась на спортплощадке пожарной части на улице Юбилейной. Допингом там не пахло, и лишь по рассказам шапочных знакомых мы знали, что для достижения быстрого эффекта нужно как-то по-особенному питаться, есть больше белков и протеинов и глотать какие-то пилюли. 

Самые продвинутые культуристы из нашего квартала хвастались размером бицепсов и преимуществом качалки в своем подвале по сравнению со всеми остальными. А разные чудодейственные таблетки, якобы помогающие за пару-тройку месяцев стать Шварценеггером, лежали на витрине ларьков рядом с «настоящим английским пивом», «уникальным порошком для похудения» и «французским» одеколоном мытищинского разлива.

Правда, мы сомнительной рекламе не доверяли, задорно спорили о политике, девушках, книгах и музыке, не забывая про пресс, гантели и брусья. 

До появления первых признаков пузатости было еще как минимум лет десять.
Денис ПУПКОВ