Новая газета
VK
VK
Twitter
Рязанский выпуск
№34 от 1 сентября 2011 г.
Свежие новости
Умелец
Обладатель уникального таланта посвятил  корреспондента  «Новой» в тайны своего ремесла 



Сколь древен мир, столь и стары маски. Археологи находят их всюду: золотые в Египте и Перу, терракотовые и нефритовые в Китае, бронзовые и медные в захоронениях скифов и этрусков, из различных пород дерева – во всевозможных уголках планеты. Деревянными или из шкур и меха животных были личины и в Древней Руси.


В языческой Руси маски (личины) были распространены повсеместно: отголоски тех прежних лет – это игрища в ряженых на Новый год и в Масленицу. Маски надевали на карнавалы и блестали в них на театральных подмостках. Недаром международным символом театров и карнавалов стала маска.

Считается, что слово «маска» пришло из латинских языков и обозначает «призрак». И зачастую люди используют словосочетание «надел маску» в значении «спрятал свое истинное лицо». У Владимира Высоцкого есть красивое стихотворение «Маска», наполненное глубоким смыслом:

Я в тайну масок все-таки проник.
Уверен я, что мой анализ точен:
И маски равнодушия у них
Защита от плевков и от пощечин.

В настоящее время маски являются также и предметами научного изучения и коллекционирования, частью интерьеров в кафе и ресторанах, да и во многих квартирах можно встретить маску, привезенную из экзотической страны или изготовленную местным умельцем. Задавшись извечным вопросом: «Кто ты, маска, скажи?!» мы отправились в мастерскую известного рязанского резчика по дереву Александра ЗИМИНА.

– Александр Васильевич, ваша мастерская представляет собой не только своеобразный храм, где вы из обычного куска дерева рождаете новое произведение искусства, но и занимательную выставку ваших творений.

– Так и есть. Здесь у меня и мастерская, и школа, где я бесплатно обучаю желающих этому прекрасному мастерству. Тут же у меня и выставка, куда каждый желающий может прийти и посмотреть и процесс работы, и сами мои труды.

– У вас заметен свой авторский стиль, чувствуется огромный опыт работы с деревом. Дерево – это «теплый материал», который, однако, дается не каждому человеку в руки. Требуется «чувствовать» дерево.


– Согласен с вами. Искусство резьбы требует полного слияния руки мастера с деревом, из которого ты собираешься сделать свой шедевр. В него вкладываешь и часть своей души.

– Примерно как у папы Карло, который изготовил деревянного человечка и тот ожил. И вся детвора до сих пор с интересом следит за его приключениями.

– Да. Великие писатели тонко замечают жизнь. Конечно, не в прямом смысле этого слова, но каждый мой труд становится для меня родным. Маска может быть с иронией или с глубоким осмыслением жизни, что застывает в дереве. Я стал увлекаться резьбой по дереву еще в самом начале 80-х годов. Вначале это было увлекательным занятием и хобби, наряду с рыбалкой. После переезда в Рязань в 1993 году я стал давать бесплатные уроки резьбы для одаренных детей. Тогда еще моя школа и мастерская размещались на улице Урицкого. Многие из моих учеников потом продолжили дальнейшее образование уже на профессиональном уровне.

– Я знаю, что ряд ваших воспитанников стали грандиозными мастерами, которые прославились и за пределами Рязанщины.

– Да. Я могу гордиться тем, что некоторые из моих бывших учеников стали настоящими, талантливыми резчиками. Я видел их грациозную работу – и мебель, и оформление храмов. Восхитительной резьбы иконостасы! Это на словах не описать. Драничкин Игорь, например. Или Голицын Николай. Замечательные мастера. Да и многие другие ребята раскрыли в себе таланты, когда учились мастерству на моих первых в их жизни уроках.

– А теперь о ваших изумительных масках. Сколько их всего вы сотворили за эти годы? Я вижу очень много узнаваемых образов – писателей, артистов, политиков, литературных героев, мифических персонажей. Их мимика, прищур глаз, каждая деталь схвачены удачно. Чей образ вам кажется самым узнаваемым из тех масок, которые вы сделали?

– Еще в 1995 году масок было полторы тысячи, после чего я перестал их считать. А моей любимой маской является вот эта – Бориса Николаевича Ельцина.

– Безусловно, похож. Но мне нравится больше маска актера Евгения Леонова. Я считаю, что такие маски, как эта, должны украшать музеи.

– Но самым главным шедевром, над которым я трудился свыше 10 лет, я считаю не маски. А Распятие в храме Казанской иконы Божьей Матери в Константинове. Это главный труд моей жизни.

– Вы и сейчас готовы давать уроки и принимать бесплатные экскурсии в вашей уникальной мастерской?

– Конечно. С удовольствием жду всех желающих в моей мастерской на улице Новослободской, дом 20. Есть и телефон – 25-23-48. С радостью приму и расскажу о таком увлекательном и полезном деле как резьба по дереву. И научу желающих всему тому, чем обладаю сам.

– А если посетитель захочет у вас заказать маску или приобрести что-то из вашей многочисленной коллекции, это возможно?


– В этих работах тепло моих рук и мне всегда приятно, если кому-то они будут по душе. Разумеется, если человеку глянется что-то из моей коллекции, я всегда готов отдать маску. И хотя все маски созданы лишь в одном экземпляре, пусть они напоминают новому владельцу
обо мне.

– Спасибо за увлекательную экскурсию. Очередных свершений вам!

– Удачи и вам. Жду читателей «Новой газеты» в гости на нашу выставку.